Вывих тазобедренного сустава у детей с дцп что делать

Клиника детской ортопедии

Вывих тазобедренного сустава у детей с дцп что делать

Рыжиков Дмитрий Владимирович – руководитель клиники, руководитель клиники детской ортопедии, канд. мед. наук, врач высшей квалификационной категории.

В клинике детской ортопедии выполняется полный спектр хирургических вмешательств у детей и подростков с врожденной и приобретенной патологией опорно-двигательного аппарата, посттравматическими дефектами и деформациями, рецидивами и осложнениями после хирургических вмешательств.

Накоплен большой опыт хирургического лечения больных с детским церебральным параличом (ДЦП) и последствиями полиомиелита (куратор проблемы – Рыжиков Дмитрий Владимирович). Проблема по своей природе неврологическая, однако развивающиеся вторично контрактуры и деформации (в первую очередь нижних конечностей) требуют ортопедического лечения для активизации пациента.

Хирургическое лечение у данной группы пациентов включает устранение спастической нестабильности тазобедренных суставов, артролизы, артродезы, устранение контрактур нижних конечностей, сухожильно-мышечные пластики, корригирующие остеотомии, реконструктивно-пластические вмешательства на стопах.

Теномиотомии при контрактурах конечностей выполняются из минимальных хирургических доступов (преимущественно из проколов). Лечение позволяет устранить порочную позу пациента, функционально невыгодное положение верхних и нижних конечностей, получить опорные безболезненные стопы и стабильные суставы.

Одно из активно развивающихся направлений хирургической деятельности клиники – лечение эквино-плано-вальгусной деформации стоп у детей и подростков с применением классических методик и собственных модифицированных вмешательств. Причем у детей преобладают операции без артродезирования суставов стоп, что позволяет сохранить конгруэнтность суставных поверхностей, максимальный объем движений и полноценную осевую нагрузку на всю нижнюю конечность.

ДЦП – комплексная патология, и в клинике ведется научная работа по разработке новых методов лечения и реабилитации пациентов со спастическими формами ДЦП с акцентом на безопасность и максимальную эффективность проводимого лечения.

В структуре врожденных деформаций грудной клетки (воронкообразная, килевидная, «редкие» пороки развития – синдром Поланда, врожденная расщелина грудины, изолированные деформации ребер, синдром Куррарино – Сильвермана) превалируют воронкообразные деформации (куратор проблемы – врач-ортопед высшей квалификационной категории, канд. мед. наук Губина Елена Владимировна).

Индивидуально планируется оптимальный вид хирургического вмешательства (минимально-инвазивная торакопластика – модификация операции Насса, радикальная торакопластика – операция Равича, симультанная торакопластика – одномоментное вмешательство, например кардиохирургическое вмешательство при пороке митрального клапана + коррекция деформации грудной клетки). Целью хирургического лечения является улучшение кардиореспираторных функций, физической активности, повышение трудоспособности пациента, увеличение продолжительности жизни, устранение косметического дефекта и связанных с ним психологических комплексов.

Ортопедическая патология нижней конечности: дисплазия и нестабильность тазобедренного сустава (куратор проблемы – врач-ортопед высшей квалификационной категории Семенов Александр Леонидович).

Большинству пациентов эффективно помогает своевременно начатое консервативное лечение, у остальных пациентов могут определяться показания для хирургического лечения вывиха/подвывиха тазобедренного сустава. Также проводится регулярное лечение болезни Пертеса, юношеского эпифизеолиза бедра.

Оперируются не описанные выше деформации стоп (отклоненный 1 палец при поперечно-распластанной стопе – Hallux valgus, молоткообразные пальцы, добавочные и сесамовидные кости, полая стопа, приведенная стопа и т.д.

), аномалии развития коленного сустава, врожденный вывих надколенника, врожденные искривления и ложные суставы костей голени, осевые деформации в области тазобедренного и коленного суставов (coxa valra / coxa valga, genu valgum / genu varum), врожденное укорочение нижней конечности.

В сотрудничестве с ревматологами и инфекционистами при заболеваниях суставов различной этиологии (ревматический полиартрит, инфекционный неспецифический артрит, инфекционные артриты определенной этиологии, деформирующий артроз) выполняется лечебно-диагностическая артроскопия тазобедренного, коленного суставов.

Следует отметить работу отделения по эндоскопическому лечению врожденного вывиха бедра у детей с четырехмесячного возраста!

С 2009 г. в клинике для лечения пациентов с врожденной косолапостью применяется метод Игнасио Понсети – методика малоинвазивного лечения косолапости (куратор проблемы – врач-ортопед Ревкович Алексей Сергеевич).

Метод позволяет устранить все компоненты деформации стопы применением биомеханически обоснованных этапных гипсовых повязок и малоинвазивных (в сравнении с традиционными методами) хирургических вмешательств. Методика эффективна как при лечении пациентов раннего возраста, так и при тяжелых запущенных случаях у пациентов старшего возраста (3 года и старше). Следует отметить участие Новосибирского НИИТО в разработке ортопедических изделий и медицинской технологии лечения данной группы пациентов. Специалисты института входят в группу экспертов и мастеров методики.

Деформации верхней конечности: у сотрудников есть большой опыт в лечении аномалии развития ключицы, различных вариантов недоразвития верхней конечности. Часто к нам обращаются пациенты с врожденным вывихом головки лучевой кости, врожденным радиоульнарным синостозом, с болезнью Шпренгеля.

Нередки ортопедические последствия родовых параличей (паралич Эрба), косорукость, деформация Маделунга, синдактилия (сросшиеся пальцы) и другие аномалии развития кисти, врожденные контрактуры пальцев кисти, амниотические перетяжки верхней конечности, деформации костей после травм и заболеваний укорочения и деформации конечностей после травм и воспалительных заболеваний (остеомиелит), пострахитические деформации.

Диспластические процессы, опухоли и опухолеподобные заболевания: на этапе диагностики применяется многосрезовая компьютерная томография.

Хирургическое лечение, в том числе с применением эндоскопической техники и современных металлоконструкций, проводится в сотрудничестве с лабораторией заготовки и консервации тканей Новосибирского НИИТО.

Имеется значительный опыт реконструктивно-пластических вмешательств при фиброзной дисплазии и подобных аномалиях развития.

Отдельную сложную группу составляют пациенты с врожденными генерализованными деформациями опорно-двигательного аппарата (хондродистрофия, дисхондроплазия, несовершенный остеогенез, артрогрипоз), нуждающиеся в реконструктивно-пластических вмешательствах, в том числе с применением аппаратов внешней фиксации.

Выполняются хирургические вмешательства при ортопедической патологии области шеи: врожденная мышечная кривошея, шейные ребра, болезнь Клиппеля-Фейля.

Остеохондропатии – нозологическая группа, хорошо поддающаяся консервативному лечению. Однако некоторым пациентам (остеохондропатия головки бедренной кости – болезнь Легг-Кальве-Пертеса, остеохондропатия бугристости большеберцовой кости – болезнь Осгуда-Шлаттера) по показаниям проводится хирургическое лечение.

Все оперированные пациенты наблюдаются ортопедами НИИТО им. Я.Л. Цивьяна. Регулярный консультативный прием проводится врачом-ортопедом Сенченко Еленой Владиславовной и остальными сотрудниками клиники.

Для иногородних пациентов практикуются заочные консультации по почте или e-mail. Клиника детской ортопедии Новосибирского НИИТО им. Я.Л. Цивьяна открыта для сотрудничества и контактов как для пациентов, так и для коллег любых специальностей.

Амбулаторный прием детского ортопеда в институте осуществляется ежедневно, проводятся выездные осмотры пациентов с ортопедической патологией в городе, области, регионах РФ.

Источник: http://www.niito.ru/childrensorthopedy.php

Хирург-ортопед анатолий левицкий: «пропущенный в детстве вывих бедра может привести к..

Вывих тазобедренного сустава у детей с дцп что делать

Дети, родившиеся в конце осени и зимой, попадают в группу риска

«Мама, у нас в классе одни больные учатся», — объявил пятиклассник, вернувшись как-то из школы.

Оказалось, врачи-ортопеды, которые осматривали учеников, пришли именно к такому выводу: практически у всех детей есть нарушения осанки — сутулость, сколиоз, многие страдают плоскостопием.

А те, кому в течение зимы пришлось обращаться в травмпункты, еще долго ощущают последствия переломов, растяжений, вывихов. Зима в нынешнем году была «скользкой» из-за перепада температур.

Например, по поводу травм ежедневно в отделение ортопедии и травматологии Украинской детской клинической больницы «Охматдет» в Киеве обращались до ста пострадавших. В прошлую пятницу на прямой линии «ФАКТОВ» побывал заведующий этим отделением доктор медицинских наук Анатолий Левицкий, который ответил на вопросы наших читателей.

Сосчитайте складочки на ножках у младенца

— Здравствуйте, меня зовут Валентина, я из Киева. Как только ребенка приносят из роддома, родственники бросаются считать складочки на его ножках и смотреть, симметрично ли они расположены. Если нет — начинают переживать. Действительно ли это повод для тревоги?

— Ортопеды в самом деле обращают на это внимание. Асимметрия должна настораживать. Но дело в том, что только по расположению складочек диагноз не ставится. Более чем у 50 процентов детей врачи наблюдают асимметрию ягодичных и бедренных складок. Подкожная жировая клетчатка не всегда распределяется равномерно. И все же консультация ортопеда необходима.

Вообще родителям нужно знать: чтобы не проглядеть заболевание и вовремя начать лечение, врач-ортопед должен осматривать ребенка в 3, 6 и 12 месяцев.

Такие сроки связаны с этапами формирования костно-мышечной системы детей. Если же возникли серьезные проблемы, можно обратиться консультативную поликлинику больницы «Охматдет» (ул.

Стретенская, 7/9, кабинет 445). Каждый вторник с 14 часов мы ведем прием.

— Анатолий Феодосиевич, здравствуйте. Это вам звонит Марья Петровна из Чернигова. Ортопед сказал, что у моего двухмесячного малыша тугое разведение ножек. Это болезнь?

— Это один из тревожных симптомов, как и избыточное разведение, которое свидетельствует о повышенной подвижности суставов (гипермобильности). Ребенка должен осмотреть не только ортопед, но и невролог.

Ограниченное разведение ножек может быть следствием и неврологической патологии, повышенного мышечного тонуса. Иногда это первый предвестник такого серьезного заболевания, как детский церебральный паралич.

Если же такой опасности нет, врач назначает специальный массаж, комплекс упражнений.

Как долго ребенку носить «стремена»?

— Добрый день. Меня зовут Ольга Алексеевна, мне 30 лет. В детстве у меня был вывих тазобедренного сустава, который целый год лечили, зафикисровав ноги с помощью палки-распорки.

Она крепилась гипсовыми браслетами на щиколотках. Мама рассказывала, что в то время из каждой второй коляски торчали детские ножки с палками.

Сейчас я жду ребенка и очень волнуюсь, не передам ли ему по наследству это заболевание?

— Конечно, наследственность играет свою роль. Поэтому сразу после рождения ребенку нужно провести ультразвуковое исследование тазобедренных суставов, которое покажет, как они развиваются. Родители могут не волноваться — УЗИ безвредно.

Если врач увидит, что сустав недоразвит, есть дисплазия, то малышу нужно будет некоторое время носить специальный ортопедический аппарат (»стремена»). Прототипом этого приспособления была упомянутая вами палка с браслетиками на щиколотках, которая в свое время помогла встать на ноги многим детям.

Ее придумал профессор Тер-Егиазаров, главный детский ортопед Москвы.

А вот пропущенная дисплазия потом выльется в очень серьезное осложнение — ранний коксартроз. При этом заболевании суставы начинают быстро и болезненно разрушаться и приходят в негодность. Тогда единственный выход — заменять их искусственными.

А ведь тазобедренный сустав самый крупный в организме, он берет на себя огромную нагрузку. Ребенок вырастет, начнет заниматься спортом, а потом в 15–17 лет у него внезапно появятся боли, которые перечеркнут всю жизнь.

У девочек незамеченная вовремя дисплазия может заявить о себе спустя долгие годы, например во время беременности или после родов: тогда подвижность сустава сильно ограничится, появится хромота.

— Это Алена из Киева. Соответствует ли действительности такое «народное» мнение: если ребенку надели «стремена» в месячном возрасте, значит, он будет носить их в течение месяца, а если в полгода — то полгода и больше?

— Если у малыша вывих тазобедренного сустава, то невозможно заранее определить сроки лечения.

Конечно, сейчас ортопеды перестраховываются и порой надевают «стремена» тем детям, у которых дисплазия под вопросом.

Однако лучше ребенок с задержкой окостенения ядер пробудет в стременах три месяца, на всякий случай, чем через полгода мы схватимся за голову — ах, у него же дисплазия тазобедренных суставов!

— Здравствуйте, доктор. Меня зовут Катя. Мне вот-вот рожать, а ребенок не перевернулся и будет идти ножками. Врач говорит, что его после рождения придется сразу широко пеленать. Что это значит?

— В таком внутриутробном положении у ребенка происходит растяжение капсул суставов, что может приводить к нарушениям развития. Поэтому таким детям врачи еще в роддоме рекомендуют широко разводить ножки с помощью туго свернутой пеленки. Также необходима будет срочная консультацию ортопеда.

«Шлепанцы детям лучше не покупать»

— Здравствуйте, меня зовут Елена. Моей дочери 14 лет. Скажите, ей еще можно вылечить плоскостопие?

— Можно не допустить его прогрессирования, используя так называемые ортопедические стельки. Но сначала ребенка должен осмотреть ортопед, чтобы определить характер деформации стопы. Ведь плоскостопие бывает разным.

Самое простое и часто встречающееся — это уплощение сводов стопы. Но бывает и такое, при котором не только ослабевает сумочно-связочный аппарат, но и нарушается взаиморасположение костей стопы.

Так что супинаторы при тех и других деформациях применяются различные.

— А какое плоскостопие хуже — продольное или поперечное?

— Для женщин хуже поперечное, при котором появляются «косточки», то есть отклоняется большой палец. У мужчин это происходит реже, ведь они на каблуках не ходят. А продольное более благоприятно — ну, если побегаешь, ноги будут болеть, обувь быстрее снашивается. Но потерпеть можно.

— Добрый день. Это Алена из Киева. У меня такой вопрос: хирург при осмотре моей трехмесячной дочки сказал, что она будет страдать косолапостью, и порекомендовал массаж. Может быть, нам следует делать что-то еще?

— Если у ребенка легкая косолапость, то ее вполне можно исправить регулярным массажем. Если тяжелая — рекомендуется накладывать гипс до девяти месяцев. Если же следы деформации так и не удастся устранить (например, подтянутую за счет ахиллового сухожилия икроножных мышц пятку), тогда понадобится операция.

— Может, дочке нужно будет носить какую-то особенную обувь?

— Главное — не шлепанцы и не босоножки с открытой пяткой. Ребенку нужно покупать обувь с жесткой высокой пяткой и эластичной, но не мягкой, подошвой. Желательно с супинатором.

— Здравствуйте, это Мария из Ирпеня. У моего годовалого сына кривые ножки. Муж шутит, что он будет кавалеристом. Скажите, можно исправить этот дефект?

— «О»-образные ноги — это физиологическая норма. У многих мальчиков ноги немного кривоваты, но со временем они выравниваются. Малышу нужно пройти курс укрепляющего массажа, и все будет в порядке.

А вот «Х»-образная деформация более опасна, она чаще связана с нарушениями формирования зон роста. Такие патологии лечатся долго, нередко приходится делать не одну операцию.

Но без них не обойтись: ведь неравномерная нагрузка на тазобедренные суставы приводит к серьезным осложнениям.

Мази для восстановления костной ткани не повредят, но и не помогут

— Здравствуйте, это Екатерина Степановна из Киева. Неделю назад моя внучка упала, катаясь на санках, и повредила позвоночник. Одни врачи говорят, будто у нее компрессионный перелом, а другие считают, что это просто изменения отростка позвонка. Сейчас внучке надели корсет.

— Бывают случаи, когда у ребенка нарушается развитие зон роста позвоночника, и тела позвонков становятся клиновидными. На рентгенограмме такие изменения напоминают компрессионный перелом позвонков. Если есть клиновидная деформация нескольких позвонков, с уверенностью можно сказать, что это патология развития зон роста.

У детей, в отличие от взрослых, компрессионные переломы протекают более благоприятно. Они, как правило, в дальнейшем не сопровождаются травмами межпозвонковых дисков. Девочке следует в течение месяца соблюдать строгий постельный режим, а затем начинать укреплять мышцы спины, делать массаж.

— Можно ли использовать мази для восстановления костной ткани?

— Девочке они не повредят, но и особого эффекта от них не будет. Знаете, как шутят ортопеды: если применить все методы для ускорения лечения переломов, то перелом должен срастись еще до возникновения.

— Здравствуйте, это Регина из Киева. Скажите, в каких случаях детей из регионов направляют к вам?

— Есть операции, которые просто не выполняются в регионах: исправление сколиоза, тяжелые ортопедические патологии, серьезные травмы. К сожалению, у нас не хватает средств для срочной доставки детей.

Нет специально оборудованного реанимобиля. Я уже не говорю о вертолете. Ведь чем меньше времени теряется на дорогу, тем больше шансов у пострадавшего.

Что говорить, когда ребенка с нейротравмой скорая десять часов возит из больницы в больницу?!

— Добрый день. Меня зовут Алла Ивановна. Хочу спросить о сколиозе. Мой сын учится в лицее, девятый класс, много уроков. Я беспокоюсь, что из-за постоянного сидения за столом у него искривится позвоночник.

— Первые симптомы сколиоза вы можете заметить сами. Пусть мальчик встанет к вам спиной: если у него есть асимметрия углов лопаток и надплечья расположены на разной высоте, если треугольники талии (пространство между внутренней поверхностью руки и туловища) неодинаковы — это тревожные симптомы.

— А какие виды спорта помогут это исправить, может быть, плавание?

— Плаванием можно исправить только нарушения осанки, но никак не сколиоз. К сожалению, сейчас у нас, в Украине, отсутствует государственная программа помощи детям со сколиозом. Мы оперируем больных.

Надеваем на позвоночник ребенка специальный металлический корсет. Благодаря такой методике можно выровнять позвоночник в самых запущенных случаях, когда угол искривления составляет 130 (!) градусов.

Укрепляйте «мышечный корсет»

— Добрый день, меня зовут Валентина Ивановна. Я из Киева. Моему малышу три месяца. Детский хирург, посмотрев рентгенограмму, сказал, что у ребенка запаздывает окостенение ядер в тазобедренном суставе. Что нам делать?

— Пока волноваться не нужно, прогноз может быть вполне благоприятный. Дело в том, что средние сроки появления ядер окостенения (от их развития зависит прочность кости) на рентгенограмме — примерно 3–6 месяцев.

А у так называемых зимних детей небольшая задержка развития костной системы как бы предопределена временем рождения. Ребенок не получает достаточного ультрафиолетового облучения, необходимого для нормального функционирования обменных процессов в организме.

Кроме того, задержка окостенения может быть у недоношенных детей и у малышей тех мам, которые плохо питались во время беременности.

Кстати, если вы сделаете своему малышу ультразвуковое исследование, то, возможно, эти ядра будут видны. Ведь УЗИ — более чуткий метод для выявления такой патологии. Если диагноз подтвердится, то ребенок до пяти месяцев должен будет находиться под постоянным наблюдением ортопеда. Если и к этому возрасту ядра не сформируются, тогда речь пойдет уже о дисплазии тазобедренного сустава.

— Здравствуйте, это Светлана Марковна из Днепропетровска, мне 50 лет. Сейчас в аптеках продаются корректоры осанки — может быть, стоит их носить, чтобы спина не болела?

— В зрелом возрасте боли в спине сигнализируют о каких-то нарушениях: остеохондрозе, остеоартрозе. Корректор осанки тут, конечно, не поможет. Пройдите обследование.

А для того чтобы дети, повзрослев, реже сталкивались с такими проблемами, их надо с самого раннего возраста приучать к гимнастическим упражнениям, укрепляющим мышцы спины и живота. Многие наши болезни «родом из детства».

Прямую линию подготовили Мария ГАЛЬЧЕНКО, Татьяна МИХАЙЛЕНКО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/80837-hirurg-ortoped-anatolij-levickij-quot-propucshennyj-v-detstve-vyvih-bedra-mozhet-privesti-k-razrusheniyu-sustavov-i-togda-ih-pridetsya-zamenyat-iskusstvennymi-quot

Не упустить время

Вывих тазобедренного сустава у детей с дцп что делать

Пятнадцать-двадцать лет назад распространенность синдрома детского церебрального паралича составляла около 2-4 случаев на 1000 родившихся. Сегодня на некоторых территориях эта цифра удвоилась.

И как не странно, частично вклад в это внесла сама медицина – неонатологи научились выхаживать глубоко недоношенных детей, а недоношенность является одной из самых частых причин формирования синдрома ДЦП. При этом специфического патогенетического лечения ДЦП на данный момент не существует.

Тем не менее, улучшить динамику развития ребенка можно, в частности, при спастических формах заболевания. Об этом рассказывает к.м.н., руководитель отделения детской ортопедии ФГБУ «Новосибирский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии» Дмитрий Владимирович Рыжиков.

— Лечение ребенка с ДЦП – комплексная проблема. Такой пациент должен наблюдаться несколькими специалистами: неврологом, реабилитологом, педиатром, ортопедом.

При спастических формах заболевания лечение ортопедом способно преломить определенный спастический стереотип задержки развития, улучшить функциональное состояние ребенка и предотвратить ряд осложнений опорно-двигательного аппарата.

При этом сложность не только в лечении, но и в своевременном выявлении спастических контрактур, спастической нестабильности крупных суставов у таких пациентов. Типичным, например, является формирование подвывихов, вывихов тазобедренного сустава (тбс). Нередко дети впервые обращаются к нам с выявленной нестабильностью тбс в 6-8 летнем возрасте. Это очень поздно.

— С чем это связано?

— Прежде всего, с несоблюдением стандарта лечения больных с ДЦП. Там указана необходимость проведения таким детям рентгенограммы тазобедренных суставов. Но, к сожалению, это правило не везде и не всегда соблюдается. Причины могут быть разными – социальное неблагополучие семьи, отсутствие на местах детских хирургов-ортопедов, еще что-то.

Заметить вывих бедра (заподозрить подвывих) при клиническом осмотре может только обученный этому специалист. И если не было проведено своевременно рентгенологическое исследование тазобедренных суставов, то возможно упущение.

Самое малотравматичное и самое эффективное лечение возможно в том случае, когда деформация только начинается, а не тогда, когда она проявилась во всей своей силе.

— Вы можете с позиции детского ортопеда коротко сформулировать, когда необходимо делать рентгенограмму тазобедренных суставов?

— Если есть спастическая форма ДЦП, если есть выраженная приводящая контрактура бедра и задержка вертикальной активизации малыша, рентгенография таза в прямой проекции должна проводиться раз в год.

Чаще только при наличии отрицательной рентгенологической и клинической динамике. Появление децентрации головок бедренных костей – это показание к незамедлительной отводящей терапии бедер консервативными, малоинвазивными или оперативными методами лечения.

Чем ребенок старше, тем лечение травматичнее и сложнее.

— А когда необходима консультация ваших специалистов?

— Если у врача на месте есть вопросы по лечению ребенка, страдающего спастической формой ДЦП, такой ребенок может быть направлен к нам на консультативный осмотр со всеми имеющимися у него на руках документами. Этого ребенка мы осмотрим. Если ему будет показано лечение, то мы дадим подробные рекомендации.

При необходимости оперативного лечения пациента можно будет госпитализировать к нам в плановом порядке, и ему окажут бесплатную квалифицированную специализированную помощь. Для российских детей лечение в институте бесплатно.

— Есть ли какие-то особенности при проведении оперативного лечения именно в стенах института?

— Мы широко применяем симультанную хирургию. Как правило, у таких пациентов есть двустороннее поражение суставов. Традиционное лечение предполагает этапность. Обычно ортопеды оперируют один сустав с последующей гипсовой иммобилизацией, чтобы консолидировался скелет. Потом этап реабилитации.

Затем снова госпитализация и проводится лечение контрлатерального сустава. Мы все это делаем в один этап – оперируем оба сустава двумя бригадами. При необходимости устраняем контрактуры не только тазобедренных, но и коленных, голеностопных суставов.

То есть пытаемся устранить патологическую позу, которая мешает пациенту, помогаем восстановить свой баланс в пространстве, чтобы освоить навыки правильного стояния, навыки правильной походки. Мы стараемся сделать это за один наркоз, за одну гипсовую иммобилизацию, за один этап реабилитации.

Это очень важно именно для группы пациентов с ДЦП, потому что свои двигательные навыки они нарабатывают по капле годами. И за несколько лишних месяцев постельного режима они могут потерять их. Вот почему мы говорим о целесообразности одноэтапного лечения и особо – о важности своевременной диагностики.

Ведь тогда возможно обойтись и без операции. Для любой хирургии нужны показания. Для нас это – отсутствие эффективности консервативной терапии. И раннее выявление нужно для своевременного устранения проблемы.

Оптимальный вариант для хирургии ДЦП – это наличие плато, некоторой остановки в появлении двигательных навыков. Ребенок растет, занимается массажем, гимнастикой каждый день. Ему прививаются навыки моторики, его стараются правильно посадить, правильно поставить на ножки.

И у ребенка месяц за месяцем потихоньку, хотя и с задержкой по сравнению со здоровыми сверстниками, появляются новые двигательные навыки. Но наступает момент, когда формируется плато.

И в этом случае при наличии контрактур или каких-то других проблем, если включается ортопед, будет сделан новый рывок, ребенок выйдет на новый уровень.

— Реабилитацию эти пациенты проходят в институте?

— Каждый пациент, который оперируется у нас в плановом порядке, получает предложение прохождения бесплатного санаторно-курортного лечении в одном из реабилитационных центров страны с профилем работы по основному заболеванию малыша.

Марина Есикова

Источник: http://www.noav.ru/?p=1181

Параметры рентгеновской коксометрии при выполнении реконструктивных операций на тазобедренном суставе у детей с ДЦП

Вывих тазобедренного сустава у детей с дцп что делать

В Российском научном центре «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г.А. Илизарова было проведено исследование, направленное на изучение параметров коксометрии в предоперационном, ближайшем и отдаленном послеоперационном периоде у пациентов с тяжелыми формами детского церебрального паралича, сопровождающегося патологией тазобедренного сустава.

Вывих бедра у детей с детским церебральным параличом является распространенной патологией.

Данное ортопедическое осложнение присутствует при любом уровне поражения по Gross Motor Function Classification System (GMGCS), но строго коррелирует с тяжестью неврологических нарушений и степенью двигательных расстройств.

Подвывихи и вывихи бедра встречаются в 60–90 % у пациентов с уровнями IV–V GMFCS и, как правило, сопровождаются серьезными нарушениями позы (пассивной и активной), болевым синдромом, сложностями гигиенических процедур, риском развития раннего коксартроза.

Современный подход при оперативном лечении вывиха бедра у детей с ДЦП предполагает сочетание деротационно-варизирующей остеотомии бедренной кости с сухожильно-мышечной пластикой и выполнением, при показаниях, остеотомий таза, сопровождающихся восстановлением опорности всей конечности, в том числе и за счет устранения ортопедических проблем в области коленного и голеностопного суставов и стопы.

Цель исследования:

  • развитие неоперированного сустава при односторонних вывихах;
  • исследование развития тазобедренных суставов в зависимости от интервала между операциями (между операцией на первом и втором суставе при билатеральных формах), возраста пациентов;
  • изучение параметров коксометрии у пациентов с тяжелыми формами ДЦП, сопровождающимися патологией тазобедренного сустава.

Авторами были обследованы  124 ребенка в возрасте 3-13 лет со спастическими формами ДЦП, которые проходили оперативное ортопедическое реконструктивное лечение.

Распределение по уровням GMFCS: III – 5 пациентов, IV – 70 пациентов, V – 49 пациентов. Критериями включения явились следующие параметры: – пациенты с ДЦП, прооперированным вывихом.

Период наблюдения пациентов был не менее 30 месяцев.

Параметры рентгенологической оценки:

— индекс Reimers, ацетабулярный индекс (АИ);— индекс фронтальной глубины впадины (ИФГВ);— шеечно-диафизарный угол (ШДУ);

— индекс Wiberg.

Рентгенография выполнялась всем пациентам до и после оперативного лечения, а в последующем – ежегодно в стандартном режиме при нейтральной ротации бедер и с учетом сгибательных контрактур в тазобедренных суставах.

Были сформированы две группы: дети младше и старше восьми лет.

Внутри каждой группы рассматривались рентгеновские показатели при последовательном двустороннем реконструктивном вмешательстве с интервалом между операциями до 6 месяцев,  при одностороннем вывихе исследовали развитие тазобедренного сустава оперированного и неоперированного, где индекс Reimers был менее 40 %. В исследовании у детей младше восьми лет изучили динамику рентгеновской коксометрии при выполнении ДВО на второй стороне конечности через 1 год и более после операции на первой, когда исходный индекс Reimers был более 40 % для обоих суставов. Отдельно рассмотрели рентгеновские параметры тазобедренных суставов, прооперированных с небольшим интервалом при исходном индексе Reimers менее 40 %, где показаниями к ДВО были выраженная торсионная деформация бедра и разница в длине конечностей, затруднявшие постуральный менеджмент.

В послеоперационном периоде все пациенты были вертикализированы с опорой на оперированную конечность через 10–21 день после вмешательства. В отдаленном периоде были даны рекомендации по ортезированию, постуральной коррекции, и проводился регулярный контроль по их выполнению.

Удлинение приводящих мышц при двусторонних реконструктивных вмешательствах требовалось практически всем пациентам, тогда как при односторонних операциях контрлатеральная конечность находилась в позиции отведения, аддуктотомии не требовались.

Некоторым пациентам ранее были произведены те или иные вмешательства для удлинения трехглавой мышцы голеней, что не потребовало повторения данной операции, особенно у детей старше 8 лет.

В отдаленном периоде для обеих групп можно отметить тенденцию по сохранению правильных взаимоотношений головки бедра и вертлужной впадины, улучшение показателей, иллюстрирующих развитие вертлужной впадины(индексWiberg, АИ и ИФГВ).

  Значения индекса Reimers, в среднем, остаются в пределах норы, в отдаленном периоде обнаружено 2 случая превышения показателя более 30 %. В обоих этих случаях не было правильного и в полном объеме ортезного сопровождения в послеоперационном периоде, рентгенологическое существенное ухудшение показателей сочеталось с развитием сгибательно-приводящей контрактуры одного из тазобедренных суставов, что затрудняло вертикализацию пациентов.

В отдаленном периоде отмечено сохранение правильных взаимоотношений головки бедра и вертлужной впадины, учитывая показатели индекса Wiberg и АИ. Увеличение ШДУ не превышало 1–2° в год.

Значения индекса Reimers умеренно увеличивались, не превышая 7 % в год ни в одном случае.

Развитие контралатерального сустава, где значения индекса Reimers на момент начала лечения не превышали 40 %, и оперативное лечение, включающее ДВО.

Принятие оптимального и своевременного хирургического решения при патологии тазобедренного сустава у детей с ДЦП требует знания патогенеза и патологической анатомии данного ортопедического осложнения.

Встречаемость подвывиха и дислокации бедра у детей с ДЦП коррелирует с тяжестью двигательных нарушений и сопровождается серьезным ухудшением качества жизни как для ребенка, так и для его семьи или ухаживающих за ним людей.

Крайне важными событиями для понимания проблемы, прогнозирования функциональных исходов и поиска решений в предотвращении и лечении вывиха бедра у детей с ДЦП является появление и применение Gross Motor Function Classification System, развитие программы наблюдения дисплазии тазобедренного сустава у детей с ДЦП: системное начало превентивных мероприятий постуральной коррекции и менеджмента, ботулинотерапии, своевременной хирургии на сухожильно-мышечном аппарате позволило снизить показатели развития вывиха бедра, снизить количество реконструктивных вмешательств на тазобедренном суставе и полностью исключить необходимость паллиативных вмешательств.

Среди рентгенологических показателей оценки состояния тазобедренного сустава выделяют индекс Reimers, ацетабулярный индекс, индекс Wiberg.

Шеечно-диафизарный угол, головчато-диафизарный угол, индекс фронтальной глубины впадины имеют меньшее прогностическое значение, но в совокупности с другими показателями отражают динамику изменений морфологии тазобедренного сустава при наблюдении за его развитием и в послеоперационном периоде.

Необходимость реконструктивной хирургии при патологии тазобедренного сустава, возникает достаточно часто, и подобные вмешательства и их результаты остаются объектом дискуссии. В настоящее время существует консенсусные показатели к данному типу вмешательств: индекс миграции (индекс Reimers) 40 %, его ежегодное увеличение на 7 % и более.

Среди пациентов были обнаружены  схожие коксометрические параметры в отдаленном периоде после оперативного вмешательства: незначительное увеличение миграционного индекса, увеличение ШДУ.

Изменение этих показателей сопровождалось улучшением значений ИФГВ и угла Wiberg, что отражает конкордантное развитие проксимального отдела бедренной кости и вертлужной впадины с сохранением концентричности суставных компонентов.

Лишь в 1,9 % случаев при последовательном двустороннем вмешательстве (ДВО) было отмечено увеличение индекса Reimers более 10 % в год, где причиной могло быть отсутствие адекватного ортезного сопровождения и невыполнение правильного постурального менеджмента с осевой нагрузкой.

При программировании реконструктивного вмешательства на втором суставе при исходном миграционном индексе менее 40 %, развитие второго сустава происходило благоприятно, без деградации рентгеновских показателей.

По мнению авторов,  двусторонний релиз мягких тканей для восстановления мышечного баланса должен быть обязательным при одностороннем вывихе бедра с целью создания условий для постуральной коррекции и выполнения программы наблюдения развития тазобедренного сустава у детей с GMFCS IV– V, а вопрос о программировании ДВО на второй стороне при индексе Reimers менее 40 % должен решаться индивидуально с учетом выраженности контрактуры, возможностей адекватных по форме, времени и своевременности ортезирования и постурального менеджмента. При одностороннем вывихе авторы рекомендуют выполнять ДВО на контралатеральном суставе в течение первого года после первой операции, даже до возникновения формальных показаний (индекс миграции 40 % и более), если констатируется невозможность правильного ортезирования, постуральной коррекции.

При дисплазии бедра, требующей реконструктивного вмешательства у детей с тяжелыми формами ДЦП, операцию на тазобедренном суставе следует сочетать с восстановлением двустороннего мышечного баланса, особенно аддукторов, с устранением контрактур коленных и голеностопных суставов, деформаций стоп для создания благоприятных условий проведения постурального менеджмента в раннем и позднем послеоперационном периоде. Проведённое  исследование показало, что такой подход способствовал поддержанию в отдаленном периоде благоприятных условий для развития как оперированных тазобедренных суставов, так и суставов с низкими значениями миграционного индекса на момент начала наблюдения, где деротационно-варизирующая остеотомия не проводилась.

Источник: Параметры рентгеновской коксометрии при выполнении реконструктивных операций на тазобедренном суставе в рамках многоуровневых оперативных вмешательств у детей с ДЦП  А.Д. Томов, К.А. Дьячков, Д.А. Попков

https://cyberleninka.ru/article/n/parametry-rentgenovskoy-koksometrii-pri-vypolnenii-rekonstruktivnyh-operatsiy-na-tazobedrennom-sustave-v-ramkah-mnogourovnevyh

Источник: https://nasdr.ru/2019/12/12/parametry-rentgenovskoj-koksometrii/

Юрий Пономаренко: «У нас есть люди, которыми мы можем удивить» №2(96), 2019 год

Вывих тазобедренного сустава у детей с дцп что делать

Светлана Лыбина

Истоки создания санатория лежат в XVIII веке, когда по распоряжению командующего сухопутными войсками в Крыму и на Кубани Александра Васильевича Суворова — будущего русского полководца, национального героя России, генералиссимуса, был создан карантинный пост.

Исполнителем данного проекта был назначен Пётр Иванович Багратион — фигура не менее известная в истории российской державы.

С этим местом связаны имена и других великих людей России: в разные времена в развитие будущей здравницы привнесли свою лепту адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков и основоположник военной хирургии Николай Иванович Пирогов.

Одним из первых начальников военной санитарной глазной станции, которая функционировала более 40 лет, Николаем Васильевичем Парийским уже в конце XIX века были заложены основы курортной терапии: в своей диссертации 28-летний врач, выпускник Санкт-Петербургской Императорской военно-медицинской академии, обосновал положительное воздействие песочных ванн как более щадящих по сравнению, например, с грязевыми. Эти выводы актуальны по сей день, а исследования Парийского в области лечения песочными ваннами, морскими и лиманными купаниями стали научной визитной карточкой Евпаторийского курорта и заложили основу курортного лечения.

Новый век — новый статус

В начале ХХ столетия, после событий 1917 года, на базе военной санитарной глазной станции была создана Евпаторийско-Сакская военно-санитарная курортная станция, где по-прежнему проходили лечение военные, но уже бойцы Красной Армии.

В 1924 году военно-санитарная станция отделилась от Сакской. В последующее десятилетие были построены новые корпуса, увеличилось количество койко-мест, расширилась лечебная база.

К 1930 году было организовано первое детское отделение, где лечили костно-суставной туберкулёз, и в этом же году учреждение было преобразовано в костно-туберкулёзный санаторий.

А уже через два года санаторий был полностью передан детям: решением Реввоенсовета Республики Евпаторийский костно-туберкулёзный санаторий РККА реорганизован в детский костно-туберкулёзный санаторий РККА с увеличением количества коек в два раза (550 детских взамен 225 взрослых мест).

К 1941 году санаторий представлял современную по тем временам детскую здравницу на 600 мест. На его базе был организован и научно-методический центр, где под руководством профессоров было выполнено более 150 научных исследований в области лечения костно-суставного туберкулёза.

Война прервала созидательный труд сотрудников санатория: больные дети были отправлены в эвакуацию и вернулись после освобождения Евпатории в 1944 году. Санаторий был полностью разрушен, его пришлось восстанавливать из руин.

К концу сороковых годов прошлого столетия благодаря самоотверженному труду военных строителей и сотрудников санатория были заново отстроены корпуса, восстановлены коммуникации.

В 1949 году санаторий стал клиническим, а в 1951-м здесь было организовано хирургическое отделение для лечения больных костно-суставным туберкулёзом и другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата.

Евпаторийский ренессанс

Следующий период истории учреждения называют евпаторийским военно-медицинским ренессансом: совершенствовалась материально-техническая база, внедрялись новые зарубежные и отечественные (в том числе и разработанные в институте) методики оперативных вмешательств, велась плодотворная научно-исследовательская работа. Санаторий стал научным центром, где проводились всесоюзные и международные конференции, методические семинары, выездные сессии Академии медицинских наук.

Предназначение санатория менялось в соответствии с запросами времени, актуальности детских патологий: 1920–50-е гг. — костно-суставной туберкулёз, 1930–40-е — малярия, 1950–80-е — последствия полиомиелита, ДЦП, сколиотическая болезнь, врождённый вывих бедра и его последствия, остеохондропатии различной локализации. С 60-х гг. ХХ в.

санаторий специализировался на ревматических заболеваниях сердца (1960–80-е гг.); с 1990-го — на респираторных аллергозах; с 1986 года — на реабилитации детей из зон с неблагополучным радиоактивным фоном и антропогенным загрязнением местности.

Согласно этим приоритетам проводились комплексное санаторно-курортное восстановительное лечение, медицинская и социальная реабилитация, а также научно-практическая работа врачей санатория.

Уникальность и инновационность

Сегодня в Евпаторийском военном детском клиническом санатории имени Е.П.

Глинки создана уникальная система лечения детей и взрослых, позволяющая в рамках одного лечебного учреждения непрерывно проводить реабилитационные мероприятия, сочетая хирургические методы лечения с природными факторами.

В инновационной копилке врачей — новейшие технологии в области лечения и реабилитации спастических параличей, парезов, других заболеваний нервной системы и опорно-двигательного аппарата, современные эффективные методы эндопротезирования тазобедренных суставов, малоинвазивных хирургических вмешательств в области колена. Мощная лечебная и диагностическая база, профессионализм врачей позволяют спасать от инвалидности детей с тяжёлыми ортопедическими заболеваниями: прикованные прежде к инвалидной коляске, они начинают передвигаться самостоятельно.

После того как полуостров стал частью Российской Федерации, его здравницы получили возможность обновить материальную базу и внедрить современные технологии курортной терапии. В 2016 году санаторий начал работать в системе ОМС, что дало возможность оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь бесплатно.

Для получения бесплатной услуги достаточно обратиться в поликлинику по месту жительства и получить направление на операцию, которое выдаёт комиссия по отбору пациентов на оказание высокотехнологичной медицинской помощи.

Кроме лицензии на медицинскую деятельность, в 2016 году ФГБУ «Евпаторийский военный детский клинический санаторий» Министерства обороны Российской Федерации имени Е.П. Глинки получило право и на оказание ВМП по травматологии и ортопедии.

Так в санатории появилась возможность делать бесплатные операции по эндопротезированию тазобедренных суставов по линии Фонда медицинского социального страхования России.

Коллектив санатория проделал огромную подготовительную работу: полностью переоснащена операционная, обновлены аппаратура для подачи наркоза, операционный стол, светильники, появились современные бактерицидные лампы, установлены специальные многофункциональные кровати для послеоперационных пациентов.

Для каждого пациента разрабатываются индивидуальные комплексные лечебно-реабилитационные программы, где рационально сочетаются как медикаментозные, так и широко представленные методики немедикаментозной терапии. Лечебные схемы дополняются комплексом мероприятий, направленных на психологическую, социальную и трудовую адаптацию.

В основе программы лежит мультидисциплинарная, или междисциплинарная, команда, основополагающим элементом работы которой является постановка реабилитационных целей и задач с учётом реабилитационного прогноза и потенциала пациента. В состав этих бригад входит оперирующий хирург. В реабилитационной команде работают врачи первой и высших категорий, кандидаты, доктора медицинских наук, которые принимают активное участие в разработке реабилитационных и восстановительных программ, рационально сочетая практическую работу с научной деятельностью.

Врачи санатория проводят сложнейшие операции: производят удлинения сегментов конечностей, реконструктивные вмешательства при врождённом вывихе бедра, болезни Пертеса, выполняют реконструкцию головки тазобедренного сустава.

В 2015 году врачами санатория проведено 118 операций, в 2016-м — 223, в 2017 году — 352, в 2018-м — 405 операций. В том числе выполняются высокотехнологичные вмешательства.

— Сегодня в арсенале специалистов санатория имеется всё необходимое техническое оснащение для проведения самых сложных оперативных вмешательств, — рассказывает Юрий Пономаренко. — Постоянный мониторинг рынка позволяет быстро реагировать на появление новинок в области медицины, регулярно пополняя парк оборудования.

Среди аппаратов, давших возможность совершить прорыв в лечении заболеваний коленного сустава, — артроскоп, позволяющий проводить малоинвазивные операции на суставах конечностей. Это пока единственный в Крыму аппарат, с помощью которого можно оперировать и детей, и взрослых. В 2018 году выполнено 78 таких операций — цифра для санатория немалая.

Период восстановления при обычной операции составляет от трёх месяцев до полугода, применение же артроскопа позволяет уменьшить этот срок от двух недель до полутора месяцев. Большинство пациентов встают и уходят на своих ногах буквально через несколько дней. Пожалуй, у нас нет аппаратов, которыми мы могли бы сегодня удивить кого-то.

У нас есть люди, которыми мы можем удивить: талантливые, высокопрофессиональные врачи с золотыми руками. Врачи санатория выполняют большое количество сухожильно-мышечных пластик при контрактурах и деформациях у детей с неврологической патологией. За прошлый год выполнено 164 подобных процедур.

География таких операций очень широка: на лечение приезжают со всех уголков России, в том числе из Москвы и Санкт-Петербурга.

За 2018 год выполнено 63 костно-пластических операций на нижних конечностях с применением методик погружного остеосинтеза, 97 костно-пластических операций на конечностях с применением методик внеочагового остеосинтеза по Илизарову, 45 эндопротезирований тазобедренного сустава, 6 эндопротезирований коленного сустава.

Медицинская помощь самого высокого уровня

Лечение на современном уровне, комфортное размещение взрослых и маленьких пациентов обеспечивает материально-техническая база санатория: закрытая охраняемая территория площадью 14 га, собственные скважины термоминеральной йодобромной, хлоридно-натриевой и питьевой воды, котельная для автономного обеспечения теплом и горячей водой, автопарк и даже конюшня с лошадьми для занятий иппотерапией, зооуголок, спорткомплекс, теннисные корты, два бассейна с термоминеральной водой. Все отделения санатория оснащены физиотерапевтическим оборудованием, специальными лечебными кабинетами и залами лечебной физкультуры. Специализированные отделения для детей оборудованы специальной мебелью, приспособлениями для детей с ограниченными возможностями здоровья. Дети, находящиеся на лечении вместе с родителями, размещаются в трёх отделениях «Мать и дитя». Такое совместное пребывание значительно повышает эффективность курортного лечения. Поскольку лечение проводится круглогодично, с апреля по октябрь в здравнице используются для проживания климатопавильоны, установленные на лечебном пляже санатория у самого моря, что позволяет максимально использовать возможности климатотерапии.

Залогом высокого профессионализма врачей санатория является их постоянное участие в научной деятельности.

Ими опубликовано более 3000 научных работ, зарегистрировано 26 изобретений, внедрено в практику более 750 рационализаторских предложений и изобретений, которые применяются также и в государствах ближнего и дальнего зарубежья.

На базе санатория регулярно проводятся профильные научно-практические конференции, на которые приезжают и специалисты из-за рубежа. Специалисты санатория также участвуют в работе конференций международного уровня, выступают с докладами по вопросам детской травматологии и ортопедии, проблемам нейро-

ортопедического лечения детей с ДЦП, лечению, реабилитации и социальной педиатрии детей с поражениями ЦНС. Ведущая роль санатория в хирургической, нейро-ортопедической реабилитации детей с ДЦП и в комплексном санаторно-восстановительном лечении детей-инвалидов признана ведущими учёными и практиками самого высокого уровня.

В последнее время специалистами санатория применяются новые методы в лечении детей с ДЦП: введение ботулотоксина типа «А» «Диспорт» в спастичные мышцы, имплантация нервных клеток в центральную нервную систему, использование тренировочного рефлекторно-нагрузочного устройства проприоцептивной коррекции «Гравитон», лечение наследственных нервно-мышечных заболеваний — миопатии. По результатам применения лазеротерапии у детей с гиперкинетической формой детского церебрального паралича, лечению спастической диплегии у детей с детским церебральным параличом, наследственных нервно-мышечных заболеваний санаторием получены декларационные патенты.

Врачебный состав, все сотрудники санатория сегодня принимают активное участие в разработке и реабилитации государственных программ оздоровления будущего нации, медицинской и социальной помощи детям-инвалидам.

Пример детей с детским церебральным параличом убедительно свидетельствует о необходимости проведения этому контингенту больных комплексного санаторно-курортного реабилитационного восстановительного лечения.

Так, в результате проведённой означенной терапии и обучения в школе 85 % лечащихся детей с детским церебральным параличом начали впервые ходить в санатории, почти 90 % приобрели навыки самообслуживания, 47 % впервые начали разговаривать, 55 % ходят с помощью костылей и 30 % стали пользоваться только канадскими палочками.

Среди ранее лечившихся детей с детским церебральным параличом в санатории 67 % имеют высшее или среднее специальное образование, 89 % работают в государственных, частных учреждениях и предприятиях, 55 % состоят в браке и имеют здоровых детей.

Несмотря на то что санаторий финансируется Крымским территориальным фондом медицинского страхования, в прошлом году количество межтерриториальных пациентов в три раза превысило количество крымчан.

По фонду ОМС бесплатно прошли лечение жители Камчатки, Сахалина, Хабаровского края, Амурской области и других регионов России.

Пациентам со всех уголков необъятной страны врачи Евпаторийского военного детского клинического санатория оказывают медицинскую помощь самого высокого уровня.

Вы читаете I том тематического выпуска журнала «300 лет курортному делу в России». II том доступен по ссылке

Источник: http://ktovmedicine.ru/2019/2/yuriy-ponomarenko-u-nas-est-lyudi-kotorymi-my-mozhem-udivit.html

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий