Привычный вывих плеча берут ли в армию

Воспоминания Рабинера: хоккей и армия

Привычный вывих плеча берут ли в армию

Форвард “Кэпиталз” Ти-Джей Оши рассказывает журналистам, какой честью для него будет там сыграть – ведь оба его деда служили в американском флоте (в России есть свой Оши – Алексей Касатонов, в роду которого аж три адмирала, один полный Георгиевский кавалер и один командующий Черноморским флотом).

Но вряд ли самый знаменитый “буллитмейстер” США может представить, что, родись он в другое время и в другой стране, он сам легко мог бы носить офицерские погоны и одновременно играть в хоккей на топ-уровне – пусть и называясь любителем.

Мало кто в стране, столетиями жившей в демократических реалиях, понимает, как это все работало.

Но работало – да так, что от одной аббревиатуры ЦСКА много лет закипали эмоции у всей Канады!

***

Отец Владислава Третьяка был военным летчиком. Увлечение сына хоккеем поначалу не одобрял.

Увидев однажды далеко не идеальный школьный дневник сына, побагровел: “Это что такое?! Что толку от того, что ты с помелом в воротах стоишь? Ты у меня военным летчиком будешь.

Еще одна “двойка” – и я тебя уберу из хоккея!” Смирился он, когда Владик в 15 лет первый раз привез зарплату в 40 рублей. Удивился: “О, это уже неплохо!”

Пройдет много лет. После очередной клубной суперсерии Третьяка спросят в интервью канадской прессе: “Если бы у вас была возможность, в какой команде НХЛ вы бы играли?” – “В “Монреале”. Заголовок вышел – “Третьяк хочет играть в “Монреале”.

В СССР это было воспринято, как серьезная дерзость. Третьяк рассказывал мне: “После того интервью в Союзе меня хотели сделать невыездным. В Главпуре – главном политическом управлении Минобороны – обсуждался этот вопрос.

Но за меня заступился какой-то генерал-полковник”.

Вот так в СССР все происходило. Государство тратило деньги на становление спортсмена, но дальше он становился его собственностью. А уж если дело касалось армии, ЦСКА (да и “Динамо”, клуб МВД, от него недалеко ушел) – то вообще без права голоса.

Повезло Александру Овечкину, который в субботу выведет “Кэпс” на лед военного стадиона, что он, воспитанник “Динамо”, вырос уже в те времена, когда его не сделали бы офицером советской милиции.

А его сопернику из “Торонто” Никите Зайцеву, экс-защитнику ЦСКА, не повесили лейтенантские погоны, как большинству хоккеистов команды 80-х…

В 1989 году Третьяка ввели в Зал хоккейной славы в Торонто. Там-то в баре после церемонии к нему и подошел главный тренер “Чикаго” Майк Кинэн и другие руководители “Блэкхокс” с предложением стать тренером вратарей “Ястребов”. Он, расхрабрившись, согласился.

Вот только это были еще времена СССР, а Третьяк являлся полковником советской армии. “Из-за этого я на какой-то момент чуть не стал невыездным. Вернулся в Москву, официально попросил разрешения. Еще в то время я был членом Комиссии атлетов МОК.

И мне как раз после рассказа о “Чикаго” надо было ехать на конгресс МОК. Тогда-то мне в армии и сказали: выезд туда тебе не дают. Думаю: ах, вы так? Сказал, что ухожу из армии. И уволился. Больше никаких проблем не было. Ни с “Чикаго”, ни с МОК”.

Но это в 1989-м все стало проще – до развала страны оставалось всего два года. А попробовал бы он выкинуть такой фортель годами пятью раньше!

Тогда его даже после окончания карьеры в ЦСКА не отпустили в “Монреаль”, где он стоял на драфте.

“Канадиенс” охотились за ним долго, а обманул их секретарь ЦК КПСС, главный идеолог брежневского СССР Михаил Суслов, сообщивший канадцам, что отец Владислава, влиятельный генерал армии Иван Третьяк, категорически против отъезда сына к супостатам. Вот только Иван Третьяк никакого отношения к своему однофамильцу не имел…

Третьяк, еще играя, закончил военно-политическую академию и по сей день получает полковничью пенсию. “По-моему, 20 тысяч рублей, – вспоминает вратарь.

– Скоро я даже начальником Тихонова стал! Возглавил большой ЦСКА по политической части. Выписывал всем характеристики за границу.

У меня в подчинении были все знаменитые тренеры по разным видам спорта – помимо Тихонова, Гомельский, Жук, Капитонов… Они на партсобраниях выступали, а я их готовил”.

***

Призыв в армию в СССР был обязательным, только в хоккее это использовалось не для того, чтобы люди отдавали воинский долг родине – а чтобы делали сильнее армейскую команду. Хотели этого далеко не все.

И сильным хоккеистам других клубов приходилось прибегать к самым изощренным хитростям, чтобы избежать перехода в ЦСКА.

Это Третьяк в армейском клубе почти родился, а ведущих игроков клубов, не представлявших силовые ведомства, при Анатолии Тарасове и Викторе Тихонове туда призывали, не оставляя выбора. Вот и был ЦСКА почти бессменным чемпионом СССР.

“Вы с детства были ярым спартачом. Но, если бы вас “забрили” в армию, не отказались бы за ЦСКА играть?” – спросил я однажды Александра Якушева.

“Это для меня вообще было неприемлемо. С моей стороны даже разговор на эту тему не мог состояться. Но однажды я оказался на грани призыва.

Сначала учился в институте, потом у меня как игрока сборной была отсрочка до 27 лет – имелось такое правило. Но, когда заканчивался призывной возраст, все-таки пришли забирать.

А я как раз домой ненадолго заехал, и мы поздно вечером должны были со сборной с Ленинградского вокзала уезжать в Хельсинки.

Часов в девять вечера раздался стук в дверь. Татьяна посмотрела в глазок – а там офицер и два солдата. Спросили про меня, жена ответила: “Его нет дома, он уехал”. Те: “Давайте мы зайдем, посмотрим”. Она нашлась: “Нет, я одна с ребенком – и открывать не буду”. Они постояли, развернулись и ушли.

Спустя время я осторожно вышел, доехал, в сборной доложил обстановку Всеволоду Боброву и спортивному руководству. Через какое-то время все успокоилось – руководители поговорили с армейскими начальниками и договорились.

Меня больше не трогали, а Спорткомитет снял дисквалификацию с баскетболиста ЦСКА Алжана Жармухамедова, который попался с чем-то на таможне”.

[Смотри также: Восточные амбиции выходят на свежий воздух]

С 1954 по 1989 годы армейский клуб не становился чемпионом СССР только шесть раз. За 35 лет! Четырежды за это время первенство брал “Спартак”, дважды – “Крылья Советов”. Каждое их торжество становилось суперсенсацией.

***

Так и не вышло у ЦСКА заполучить Якушева. Зато, например, двукратного олимпийского чемпиона Евгения Зимина из того же “Спартака” – “захомутали”. И на этом его карьера фактически окончилась. Вот что он рассказывал в интервью “Спорт-Экспрессу”:

“Спасибо” Брежневу. Вышел указ за его подписью, что те, кто не служил и не достиг 27-летнего возраста, подлежат обязательному призыву. Забрили всех – спортсменов, артистов, ученых. Ни бронь, ни отсрочка не действовали. Профсоюзы, которые опекали “Спартак”, ни помочь, ни защитить не могли.

А знаете, что самое удивительное? У меня был привычный вывих плеча. Хроническая травма, с которой в армию не берут. Но это никого не волновало. В сапоги! Заодно и “Спартак” ослабили. Позже Юра Овчуков, тренер СКА МВО, объяснил: “Жень, у нас были такие полномочия, что могли призвать кого угодно.

Больного, косого, ампутанта…”

До 27-летия мне оставалось пару месяцев. В ЦСКА своих ребят хватало. Константин Локтев, сменивший в тот год Тарасова, сразу дал понять, что на меня не рассчитывает. Зато Николай Пучков сказал, что с удовольствием заберет в СКА.

Вскоре в часть, где проходил курс молодого бойца, пришла бумага: “Рядового Зимина откомандировать для дальнейшего прохождения службы в Ленинградский военный округ”. Но вместо этого очутился в Липецке, первая лига.

Когда через некоторое время встретил на хоккее Пучкова, тот руками развел: “Извини, вытащить нереально. Ты в резерве Верховного главнокомандующего”.

Шок. Не монтировалось в голове – где я, двукратный олимпийский чемпион по хоккею, и где резерв главнокомандующего. Это самая горькая и несправедливая страница моей биографии. Чувствовал себя, как человек, который не совершал преступления, а его все равно за решетку. Потерял все – игровой тонус, интерес к хоккею, веру в справедливость. Психологически был просто раздавлен”.

***

Всемогущий до поры Тихонов был полковником. Его ведущие хоккеисты получили майорские погоны за победу на Олимпиаде-88 в Калгари. Летом их выдернули с отдыха в Сочи на день в Москву, где сначала был прием в Кремле у Михаила Горбачева, а затем – в Минобороны у министра обороны Дмитрия Язова.

Все игроки ЦСКА были в военной форме – представляете в ней Фетисова и Ларионова? Там-то замминистра, выпив с Фетисовым коньяку, выдохнул и сказал, что вопрос об отъезде капитана ЦСКА в НХЛ вновь решено отложить.

Мол, только что ему орден Ленина вручили – как такого ценного для страны человека в Америку отпускать?

С того дня начался новый виток конфликта ведущих хоккеистов и системы. Времена менялись – и вскоре первая пятерка ЦСКА уехала за океан, а потом туда хлынули просто все.

И если в “Динамо” вовремя сориентировались и начали даже зарабатывать на продаже игроков, то армия все пыталась запрещать и даже судилась – с тем же “Детройтом” из-за Вячеслава Козлова.

А на сбежавшего с ЧМ-89 в Стокгольме форварда ЦСКА Александра Могильного военная прокуратура открыла уголовное дело.

Да куда там. И теперь, хоть у клуба и сохранилось название – ЦСКА, но призвать туда по приказу Минобороны невозможно. Пусть это, как когда-то, и один из базовых клубов сборной.

Нет уж, пусть армия и хоккей ассоциируются только с чествованием офицеров на матчах и играми “Стадионной серии”.

Источник: //www.nhl.com/ru/news/rabiner-remembrances-hockey-and-army/c-296541516

Берут ли в армию с нестабильностью суставов?

Привычный вывих плеча берут ли в армию
Вывихи – довольно распространенное явление, особенно в спортивной среде. Но спортивные травмы или микротравмы не единственные причины смещения суставов. Не менее распространены аномалии, вызванные наследственными заболеваниями костно-мышечной системы и соединительной ткани. Однако какой бы ни была причина вывиха, у призывника появляется шанс на освобождение от призыва.

Нестабильность суставов и армия

Отмечу сразу, что единичные случаи смещения не рассматриваются военно-врачебной комиссией как повод для зачисления в запас. Право на освобождение от службы есть лишь у тех призывников, у которых патология носит врожденный или хронический характер. Иными словами, если речь идет о дисплазии или нестабильности суставов.

Нестабильность – патологическое состояние, при котором наблюдается периодическое смещение суставных концов кости. Ее симптоматика зависит от вида пораженного сустава. Но есть и общие черты клинической картины, свойственные для любой пораженной зоны:

  • внешняя деформация пораженного участка;
  • боль при попытке движения конечностью;
  • отек;
  • хруст и щелчок при движении;
  • невозможность полностью разогнуть конечность.

К симптомам, характерным для вывиха коленного сустава, также относятся хромота и, в запущенных случаях, искривление формы ноги в области колена.

Освидетельствование молодых людей призывного возраста с подобным заболеванием происходит по статье 65 Расписания болезней. Положение о военно-врачебной экспертизе трактует аномалию как непризывную. Категория годности «В» или «Д» выставляется в зависимости от наличия нарушения функций.

Призывники, которые хотят получить военный билет по здоровью, или не знают, можно ли с их заболеванием не служить, или не понимают, как освободиться от призыва по своему диагнозу. Реальные истории призывников, получивших с нами военный билет, читайте в разделе «Практика»

Определение годности к службе

При диагнозе «полная нестабильность плечевого сустава» армия полностью противопоказана. Призывник получает категорию «Д» и освобождается от службы. Аналогичное решение ожидает и тех молодых людей, у которых имеется тотальное поражение других крупных неопорных суставов: локтевого или лучезапястного.

При частых рецидивах вывиха плечевого сустава армия ожидает призывника, но только в военное время: при нестабильности плеча или надколенника выставляется категория «В». Такое же решение выносится в отношении тех, у кого наблюдается нестабильность ключицы, надколенника или любого крупного сустава (плечевого, локтевого, лучезапястного, голеностопного,  тазобедренного).

Отдельно в Расписании болезней даются указания о годности  призывников с диагнозом «нестабильность коленного сустава». Армия в этом случае также запрещена. Неважно, с какой частотой проявляются симптомы, мужчине  поставят в военном билете категорию «В» – ограниченно годен.

КатегорияВид суставаУсловия
ДЛюбой крупный, неопорныйТотальное поражение.
ВПлечевойРецидивы 3 или более раз в год.
ВКоленныйII–III степень заболевания.
ВЛюбой крупныйВывихи реже 3 раз в год.


Совет Службы Помощи Призывникам

Обратите внимание, отсрочка при нестабильности суставов не предусмотрена законом. Если вам вместо непризывной категории годности утвердили категорию «Г», вы имеете право обжаловать такое решение.

Как получить военный билет при нестабильности суставов

При прохождении медицинского освидетельствования юноша должен доказать врачам, что вывихи носят регулярный, а не единичный характер.

Для этого необходимо предоставить членам военно-врачебной комиссии снимки рентгенограммы до и после вправления.

Подтвердить заболевание можно и при помощи лучевой диагностики, если по результатам исследования будет доказано наличие хотя бы одного из следующих признаков:

  • отрыв суставной губы;
  • дисплазия суставных концов костей;
  • дефект суставной поверхности лопатки;
  • смещаемость суставных поверхностей;
  • дефект головки плечевой кости.

Степень нестабильности коленного сустава подтверждается функциональными рентгеновскими снимками в боковой проекции.

СтепениСмещение большой и бедренной кости относительно друг другаГрадус смещения
I – легкая5 мм.Менее 5°
II – средняя5-10 мм.5-8°
III – тяжелаяболее 10 ммБолее 8°

Чтобы получить военный билет, призывник должен пройти дополнительное обследование от военкомата. Диагностикой  подобных аномалий занимается хирург и ортопед. Также нужно учитывать, что даже при наличии медицинских документов придется заново сделать рентгенограмму, магнитно-резонансную томографию, артроскопическое и/или другие виды исследований. Точный перечень обследований определит врач.

C уважением к Вам, Артем Цупреков, руководитель правозащитного отдела Службы Помощи Призывникам в Санкт-Петербурге.

Помогаем призывникам получать военный билет на законных основаниях: 8 (800) 333-53-63.

Источник: //armyhelp.ru/berut-li-v-armiyu-s-nestabilnostyu-sustavov

Как я в армию уходил, да не дошёл

Привычный вывих плеча берут ли в армию

Дело было уже 7 лет назад.

Мой отец долго и упорно боролся с сыновним рас3,14здяйством, да так до конца и не победил. В итоге, махнул рукой и насмешливо высказал, мол, армия всё исправит.

Из первого своего института я благополучно вылетел, но это отдельная история. Скажу только, что учился я не идеально, но на экзаменах уж “удвл” мог потянуть.

Итак, на улице весна, снег растаял, птички поют, на тротуарах и во дворах лежат радостные кучки оттаявшего дерьма, идиллия. А вот для парней призывного возраста это время, когда нужно принять решение – или играть в Майкла Корлеоне и сваливать с глаз родного военкомата, хоть бы и на Сицилию, или пойти сдаваться.

Прятаться до 27 лет мне вообще не улыбалось, ну его нафиг, проще оттрубить свой год. Хотя, честно сказать, жаба душила. Живём мы не так у и долго, и “отдавать долг родине”… меркантильная часть моей души требовала ответа на вопрос о долговой расписке.

Все напыщенные речи о благородной службе отчеству солдата по срочному призыву и прочей лабуде я, если честно, воспринимаю и по сей день как бред умалишённого. Армия должна быть профессиональной, это доказал ещё Октавиан Август.

Но, выбирая между ведром с говном и многолетнем бегством от преследующего тебя ведра с говном (которое может и догонит!), я решил не тянуть.

Районный военкомат я прошёл относительно быстро, запомнилось больше всего речь мужика, который нас, сопляков напутствовал, а вернее, пара фразочек:

– На сборном будет медкомиссия, там могут признать не годным по здоровью. Но можно и настоять. А то бывает, приезжает парень из деревни, для него на проводах батька порося зарезал, баба дала, гости целый день дома ковры топтали… а тут он возвращается, этакий пердимонокль.

После всех кругов бюрократии нам назначили день явки и отпустили восвояси.

Проводы, специально в субботу, а то похмельным в армию уходить что-то не хотелось. Как оказалось – не зря. С вина я метал фарш так далеко, что в ракетную часть могли бы призвать в качестве дополнительной пусковой установки. Страшно представить, как тогда бы меня заряжали. Но к понедельнику был огурцом – форму держу, но внутри какой-то жидкий.

Утром все призывники явились к райвоенкому, погрузили свои тушки в автобус и проехали до сборного пункта. Глядя в окно немного взгрустнулось и сами собой вырвались три буквы.

– О-о-о.

– Теперь я в армии, нахуй! – Более-менее задорно подхватила половина автобуса и на душе сразу стало полегче.

Прибываем мы, значит, на пункт сборов. Солнышко весело греет лысые бошки, а у самых везучих – шевелюру. Свои патлы я сбрил ещё в день проводов, честно говоря, расставаться с волосами, бородой и пирсингом было мучительно. Сколько сил было потрачено на уход, а тут – стрижка под коленку, гладкие щёки как у ребёнка, левое ухо как-то неприятно полегчало, как и бровь. Брррр.

Но, как оказалось, я не зря испытал ту моральную боль, ибо лентяев брили прямо на сборном. Мужики в камуфляже, машинками, которые ещё при Сталине состригали шерсть с гордых баранов Кавказа. Веселуха!

Заводят весь улов в зал ожидания. Представьте такой актовый зал обычной школы, засуньте на два метра под землю, что бы только форточки под самым потолком остались, и посадите две – две с половиной сотни парней. В одних трусах, в жару.

Через минут 20 в зале дышали только те, кого природа наградила ростом под 2 метра, остальные воздух пили. Стёкла форточек покрылись таким слоем сала, что на целого свина хватило бы.

Сидим мы не просто так, а проходим медкомиссию. Сколько было врачей я не вспомню, но вот хирург точно была.

Длинная и тощая как швабра бабка, осмотрела, полистала карту и задала вопрос:

– Жалобы есть?

Я, не долго думая, упираю ладони друг в друга и вынимаю правое плечо из сустава. В 17 лет порвал на тренировке, как – тоже отдельная тема.

– Вот, это нормально вообще?

Лицо у бабки было такое, будто я из задницы букет достал, при чём букет кактусов.

Быстренько к начальнику медкомиссии, ещё раз вынуть плечо, к военкому, ещё раз вынуть, приказ одеваться и ждать на солнышке у входа в зал.

Спустя 2 часа по громкой связи, объявляют мою фамилию и приказ явится к военкому. Тот мне говорит – зафиксировать травму у врача, потом принести заключение в районный военкомат. Я подбираю сумку, и уже одетый иду на выход.

Открываются ворота, родители видят меня, рядом военкома. Мать начинает ржать во весь голос, аж чуть ли не до слёз, у отца лицо такое, будто я опять вынул тот самый букет.

После недолгих объяснений мы с папой грузимся в машину, мама уезжает домой, а мы в больничку.

– Вот ты смолчать не мог, а?

– А ты мне на проводы порося зарезал?

– Что?! Нет.

– Значит не мог. – Голодный, уставший, но очень весёлый, я мечтал только о том, что бы всё кончилось уже. Служить так служить, нет так нет. По дороге в больницу умудрились заскочить в кафе и перекусить – времени было уже далеко за полдень, а в автобус мы грузились часов в 6 утра.

Приезжаем в первую городскую больничку, берём направление, стоим очередь к хирургу. Бабки смотрят криво. Заходим к врачу. Сидит дед, на вид лет ему столько, будто он ещё в ноябре 1917 года сидел на лавочке у Зимнего дворца и причитал, мол кто так власть свергает?

Объясняемся, я вынимаю плечо из сустава. Уже четвёртый раз за день. Это на сборочном пункте у хирурга было не больно, а вот теперь уже весьма ощутимо…

Дед смотрит, смотрит, будто вместо нас с отцом к нему сам профессор Преображенский с Шариковым явились и выдаёт:

– Симулируешь!

Я выпадаю в осадок, отец закатывает глаза и под руку выводит меня из кабинета. Как оказалось – не в целях дать 3,14зды, а просто отвезти из этого клуба пенсионеров в нормальную больницу скорой помощи, к знакомому хирургу. Папа тоже пришёл к простому мнению – если здоров, пусть служит, если нет – пусть лечится.

Попадаем к дяде Коле. Ещё под стол пешком ходил, а этот мужик у меня всегда вызывал дикий восторг – моложавый, веселый и позитивный, все мои переломы лечил именно он, а уж было их не то что бы мало. Один только нос ломал 4 раза.

Дядя Коля выслушал, посмотрел в историю и повёл на рентген. Вынимаю плечо из сустава. Уже не ощутимо, уже, блядь, весело, как участнику японского развлекательного телешоу. Делают снимок, смотрят на экран – не годится. Видно, что между костями есть зазор, но уж слишком маленький. Ещё разок. Опять не очень.

Приходит медсестра. Телосложение такое, будто её построили, при чём по чертежам авианосца как минимум. Поколдуйте в фотошопе с изображением весёлого молочника, уберите усы, дайте сиськи размера седьмого, увеличьте туловище раза в полтора – получите примерный портрет этой тётки лет в 14-15.

Итак, эта тётя-ледоход берёт мою руку и со всей силы тянет вниз, вынимая плечо из сустава.

Делают ещё парочку снимков – на всё про всё минут пять, может семь. За это время я три раза пожалел, что не пошёл в армию, и хрен с ним, с поросём.

Получилось 3 нормальных снимка, которые и отправились в районный военкомат.

Осенью получил красный военник с фразой “не служил” и был таков.

Источник: //pikabu.ru/story/kak_ya_v_armiyu_ukhodil_da_ne_doshyol_5006637

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий