Перелом в духовной жизни общества периода перестройки

Духовная жизнь советского общества в годы перестройки

Перелом в духовной жизни общества периода перестройки

ДУХОВНАЯ  ЖИЗНЬ  СОВЕТСКОГО  ОБЩЕСТВА  В  ГОДЫ  ПЕРЕСТРОЙКИ

Анкудинова  Маргарита  Владимировна

студент  3  курса,  Кафедра  Исторической  политологии 
ЮФУ

РФ,  г.  Ростов-на-Дону

Е-mail: 

Кравец  Виктория  Сергеевна

научный  руководитель,  канд.  ист.  наук,  доцент 
ЮФУ

РФ,  г.  Ростов-на-Дону

На  рубеже  80—90х  годов  XX  века  в  Советском  Союзе  возникла  новая  идеология,  повлекшая  за  собой  множество  преобразований  в  политической,  экономической  и  духовной  сфере.  Именно  в  это  время  происходят  кардинальные  изменения  в  советском  обществе.

  В  народе  это  новое  мышление  получила  название  «Перестройка».  Реформы,  появившиеся  в  это  время,  были  разработаны  по  поручению  Ю.В.  Андропова,  а  в  1985  году  инициированы  М.С.  Горбачёвым.

  Сам  же  перелом  системы  общественного  сознания  произошел  в  январе  1987  года,  когда  на  пленуме  ЦК  КПСС  перестройка  была  объявлена  в  качестве  новой  государственной  идеологии.

  Принципиально  новым  было  то,  что,  по  сути,  впервые  в  советской  истории  основное  внимание  концентрировалось  не  на  изменениях  в  экономике,  а  на  преобразованиях  политической  системы,  которые,  в  конечном  итоге,  должны  были  дать  мощный  импульс  социально-экономическому  и  духовному  развитию  общества.

Именно  на  конец  80х  годов  прошлого  столетия  достоянием  широкой  общественности  становятся  многочисленные  произведения  различных  сфер  культуры  и  их  авторы,  преследуемые  при  Сталине,  Хрущеве  и  Брежневе.  Происходит  раскрепощение  обстановки  в  обществе,  освобождение  от  идеологических  догм,  а  также  критическое  переосмысление  прошлого  и  настоящего.

После  пленума  сформировалось  новое  понятие  гласности.

  Ее  начинают  рассматривать  как  период,  когда  появилось  свобода  слова,  открытая  критика  сталинизма,  большая  открытость  деятельности  в  руководстве,  когда  публиковались  ранее  закрытые  архивы,  стихи,  фильмы,  мемуары.

  Гласность,  можно  так  сказать,  революционизировала  и  политизировала  советского  человека,  расширив  ему  возможности  общественного  анализа  на  вновь  доступную  информацию.

«Железный  занавес»  открылся.  Духовный  плюрализм  и  известные  демократические  свободы  выходят  из  длительного  искусственного  забвения.

  Начала  постепенно  «возвращаться»  богатейшая  культура  XX  в,  а  именно  литература  серебряного  века,  произведения  самых  разных  художников,  чье  творчество  было  ранее  запрещено  по  идеологическим  и  политическим.

  На  современников  хлынул  буквально  поток  «новых»  произведений,  фактов,  документов,  свидетельств  разных  культурных  периодов  отечественной  истории.

В  это  время  происходит  реабилитация  жертв  репрессий.  Из  США  вернулся  А.И.  Солженицын  с  выходом  в  печать  его  ранее  запрещенного  романа  «Архипелаг  ГУЛАГ».  С  конца  1986  —  начала  1987  г.  стали  публиковаться  литературные  произведения,  не  допущенные  в  печать  в  период  брежневской  ресталинизации  («Дети  Арбата»  А.Н.

  Рыбакова  о  судьбе  репрессированного  юноши;  «Исчезновение»  Ю.).  Массовыми  тиражами  издаются  долгие  годы  находившиеся  под  запретом  работы  отечественных  литераторов  20—30х  годов:  «Реквием»  А.  Ахматовой,  «Мы»  Е.  Замятина,  «Котлован»  и  «Чевенгур»  А.  Платонова.

  Вернулись  к  отечественному  читателю  труды  крупнейших  российских  философов,  раскрывшие  истоки  и  смысл  русского  коммунизма,  проблемы  самобытности  российской  истории.  Среди  них  —  Н.А.  Бердяев,  В.С.  Соловьев,  В.В.  Розинов,  П.А.  Сорокин,  Г.П.  Федотов.  Были  опубликованы  работы  эмигрантов  «третьей  волны»  (И.А.  Бродского,  В.П.

  Некрасова,  В.П.  Аксенова),  за  которые  они  были  лишены  советского  гражданства.

Происходит  резкая  критика  писателей,  выступавших  за  коренные  преобразования  в  стране  (Г.Я.  Бакланов,  С.П.  Залыгин,  А.Н.  Рыбаков),  досталось  также  и  выступавшим  за  сохранение  традиционного  пути  (В.  Распутин,  С.  Михалков)

Дополняя  информационные  пробелы,  СМИ  стали  печатать  огромное  количество  материалов,  затрагивая  острые  темы  современности,  сюжеты  прошлого  и  то,  как  жили  люди  за  пределом  «железного  занавеса».  Это  привносило  значительный  вклад  в  революцию  умов  советских  литературных  критиков  и  публицистов.  Пришло  осознание  того,  что  причина  всех  неудач  кроется  в  системе  организации  общества.

Были  изданы  литературные  произведения  и  научные  исследования  западных  авторов,  раскрывающие  всю  сущность  и  природу  тоталитарного  государства.

Стоит  заметить,  что  не  обошла  гласность  также  кинематограф  и  театр.  Летом  1986  года  происходит  пятый  съезд  Союза  кинематографов  СССР  в  Кремле,  который  очертил  новый  путь  развития  кино  и  принес  бурные  перемены.

  Но  стоит  сказать,  что  точкой  отсчета  новых  кинематографических  времен,  где  ни  случится  черных  полос  в  течение  последующих  полутора  десятилетий,  кино  так  и  не  стало.

  Оно  приоткрыло  лишь  ранее  закрывавшиеся  границы  и  дало  новое  видение  на  давно  привычные  вещи.

В  прокат  начали  выходить  запрещенные  ранее  фильмы  и  новые  произведения  антитоталитарного  звучания.  В  1986  г.  происходит  демонстрация  фильма  «Покаяние»  Т.  Абуладзе,  который  показал,  что  кинематографическое  сообщество  готово  к  переосмыслению  важных  событий  отечественной  истории.

  Отечественный  зритель  смог  наконец-таки  познакомится  с  работами  А.А.  Тарковского,  А.С.  Михалкова-Кончаловского,  А.Ю.  Германа.

  Кино  одно  из  первых  видов  искусство  столкнулось  с  таким  понятием,  как  коммерциализация,  которое  стало  новым  явлением,  значительно  повлиявшим  на  содержание  всего  художественного  творчества.

В  ведущих  тарах  страны  были  поставлены  пьесы,  по-новому  трактовавшие  казавшиеся  всем  известные  события  революции  и  гражданской  войны.  Широко  развивалось  студийное  движение.

  Театральные  эксперименты  М.  Розовского  (театр-студия  «У  Никитских  ворот»),  С.  Кургиняна  (театр-студия  «На  досках»),  В.

  Беляковича  (тетра-студия  на  Юго-Западе)  привлекли  интерес  современников. 

Появились  новые  популярные  передачи  на  телевидении,  работавшие  чаще  в  прямом  эфире.  Значительно  изменился  и  сам  стиль  работы  телевидения  в  целом.

  Огромной  симпатией  пользовались  у  отечественного  зрителя  передачи:  «Пятое  колесо»,  «До  и  после  полуночи»,  «Взгляд».  Ведущие  же  этих  телепрограмм  (В.К.  Молчанов,  С.Л.  Шолохов,  О.Ю.  Вакуловский,  В.Н.  Листьев,  А.М.  Любимов  и  др.

)  пользовались  необычайной  популярностью,  а  также  становились  фигурами  российской  политики.

Накапливался  интерес  к  истории.  В  стране  начал  происходить  так  называемый  «исторический  бум».  В  период  с  1987  по  1991  гг.  газеты  и  журналы  начинают  печатать  материалы  «круглых  столов»  на  исторические  темы,  разнообразные  «размышления»  историков  и  публицистов.

  Упрощенный  доступ  к  архивным  фондам  привел  к  печати  массы  сенсационных  документов,  которые  стали  достоянием  широкой  публики.  Значительным  действием  было  снятие  покрова  тайны  со  многих  страниц  истории  КПСС.  Впервые  публикуются  доклад  Н.С.  Хрущева  о  культе  личности  Сталина.

  Все  эти  преобразования  позволили  реабилитировать  не  только  тех,  кто  был  предан  забвению,  но  и  тех,  кто  еще  недавно  подвергался  беспощадной  критике  во  на  страницах  учебников  истории  КПСС.  Так  в  историю  «возвратились»  Ф.Ф.  Раскольников,  Л.Д.  Троцкий,  Н.И.  Бухарин,  В.А.

  Антонов-Овсеенко,  Л.Б.  Каменев,  А.И.  Рыков.

Одной  из  важных  составляющих  культурных  событий  перестройки  стал  отказ  от  агрессивного  характера  государства  в  сторону  атеизма.  Возродилась  традиция  христианства,  прерванная  в  1917  г.  Стали  открываться  духовные  школы,  семинарии,  восстанавливаться  ранее  разрушенные  храмы.  Также  возрождались  и  другие  конфессии,  исторически  существовавшие  в  России.

Все  данные  события  во  многом  подготовили  советское  общество  к  продолжению  реабилитации  жертв  политических  репрессий.  Но,  несмотря  на  масштабность  всех  изменений,  не  все  эти  преобразования  в  духовной  жизни  были  позитивными.

  Выход  за  рамки  коммунистического  догматизма  приобретал  новое  идеологическое  направление,  так  называемое  буржуазно-либеральное.

  Также  стоит  заметить,  что  освобождение  информации  нередко  доводило  до  конфронтации  взглядов  и  политических  баталий,  что  оказало  существенное  влияние  на  сферу  культуры,  общественных  наук  и  искусства,  которое  негативно  влияло  на  общественную  атмосферу.

Список  литературы:

  1. История  России  XX  —  начала  XXI  века  /  А.С.  Барсенков,  А.И.  Вдовин,  С.В.  Воронкова;  под  ред.  Л.В.  Милова.  —  М.:  Эксмо,  2006.  —  960  с.
  2. Культурология:  Учебное  пособие  /  Под  ред.  Проф.  Г.В.  Драча.  —  М.:  Альфа-М,  2003.  —  432  с.
  3. Пятый  съезд  СК  СССР  в  Кремлевском  Дворце  Съездов  //  OLD.RUSSIANCINEMA.RU:  Энциклопедия  отечественного  кино  СССР/СНГ.  2005.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://old.russiancinema.ru/template.php?dept_id=3&e_dept_id=5&e_chrdept_id=2&e_chr_id=30&chr_year=1986  (дата  обращения:  15.09.2015).

Источник: https://sibac.info/studconf/social/xxxiv/42855

Культура в СССР в эпоху перестройки

Перелом в духовной жизни общества периода перестройки

Решающее значение для развития отечественной культуры имела политика “гласности”, начатая советским партийно-государственным руководством во главе с М. С. Горбачевым в 1985 г.

В выступлениях партийного руководства и документах КПСС классовый подход в оценке художественного творчества с его идейной непримиримостью постепенно заменялся утверждением общедемократических и общечеловеческих принципов, “социалистическим плюрализмом”, который вскоре вышел далеко за рамки “социалистического” выбора.

Расцвет политики “гласности” выразился в бурном обсуждении в обществе и средствах массовой информации накопившихся за 70 лет пороков командно-административной системы социализма, во всесторонней беспощадной критике его “деформаций” в экономике, политике и духовной сфере.

Лидерство в развенчании пороков сталинской модели социализма захватили “шестидесятники” – представители реформаторской части советской интеллигенции, чья мировоззренческая позиция сложилась под влиянием XX съезда. “Дети XX съезда” стали “прорабами перестройки”.

На первом этапе политики “гласности” в публицистике преобладали мотивы возвращения к “подлинному социализму”, “чистому ленинизму”. Не случайно ведущее место заняли драматург Михаил Шатров, написавший пьесу “Диктатура совести”, публицист Егор Яковлев, возглавивший газету “Московские новости”, писатель-диссидент Рой Медведев, латвийский режиссер-документалист Юрис Подниекс.

В рамках отказа от жесткой цензуры на V съезде кинематографистов в мае 1986 г. было принято решение снять “с полок” фильмы, ранее запрещенные к показу. Однако вскоре процесс гласности вышел далеко за рамки заданного руководством КПСС курса демократического социализма.

Особую роль в этом сыграли газеты и журналы демократической ориентации: “Аргументы и факты”, “Московский комсомолец”, “Новый мир”, “Знамя”, “Октябрь”, “Дружба народов”, “Огонек”. Их возглавили новые главные редакторы – писатели Сергей Залыгин, Георгий Бакланов, Виктор Коротич и др. 1988 г. стал “годом толстых журналов”.

Их тиражи возросли в три-четыре раза и стали соперничать с тиражами газет. В течение 1987-1989 гг. эти издания познакомили читателей практически со всеми запрещенными ранее в СССР произведениями откровенно антисоциалистического характера. Увидели свет роман А. Платонова “Котлован”, повести “Собачье сердце” М. А. Булгакова, “Пушкинский дом” А. Г.

Битова; известнейший во всем мире роман Б. Л. Пастернака “Доктор Живаго”, а также другие давно известные на Западе произведения – романы Е. М. Замятина “Мы”, “Все течет” В. С. Гроссмана и др. Значительное место в периодике заняли произведения современных писателей и публицистов, посвященные критике сталинизма.

Наибольшую известность среди них приобрели повести Валентина Распутина и Виктора Астафьева, романы Чингиза Айтматова и Владимира Дудинцева, Даниила Гранина и Анатолия Рыбакова. В 1989 г. журнал “Новый мир” начал публикацию знаменитых романов А. И. Солженицына “Раковый корпус”, “В круге первом”, “Архипелаг ГУЛАГ”.

Поток публикаций расширял пространство “гласности” и одновременно в нем стали проявляться два направления. Наряду с либерально-демократическим течением набирали силу издания консервативного, так называемого национально-патриотического направления.

Центрами “духовной” оппозиции западному влиянию стали журналы “Наш современник” и “Молодая гвардия”, “Роман-газета”, партийные газеты “Правда” и “Советская Россия”. Среди лидеров этого движения наибольшим влиянием пользовались писатели Ю. В. Бондарев, В. Г. Распутин, В. И. Белов, художник Илья Глазунов.

Интеллигенты-патриоты решительно заявили об оппозиции по отношению к “перестроечным” журналам и начале “гражданской войны” в литературе. В ходе развернувшейся широкомасштабной полемики между “демократами” и “патриотами” антисталинский заряд публицистических выступлений (Игорь Клямкин, Отто Лацис, Николай Шмелев и др.

) перерастал в антикоммунистический. Речь шла уже не о критике системы, а о невозможности ее трансформации.

В рамках “открытости”, объявленной партийным руководством в художественном творчестве, налаживались контакты с Западом. После 1988 г. стали широко развиваться культурные, научные и образовательные обмены. Советские граждане получили широкие возможности для выезда за рубеж.

“Железный занавес”, долгие годы отделявший СССР от остального мира, наконец-то рухнул.

Одновременно в нашу страну хлынул мощный поток произведений массовой западной культуры: боевики, фильмы ужасов, порнографические издания, бульварные романы и многие другие “продукты” западного “индустриального” шоу-бизнеса, пропагандирующие культ насилия и низменных удовольствий.

С 1988 г. в СССР фактически была ликвидирована цензура. Постепенно на смену диктату КПСС в науке, литературе и искусстве приходит диктат рынка, где спрос, а не качество является основным критерием оценки научного или художественного творчества.

В области образования изменения стали происходить с 1987 г. До этого времени многие провозглашаемые начинания, в том числе и широко разрекламированная программа компьютеризации школьного обучения, оставались лишь красивыми лозунгами. Школьная реформа свелась к введению 11-летнего срока обучения и частичному повышению зарплаты учителей.

Выделявшиеся из общего ряда преподаватели-реформаты (В, Ф. Шаталов, Е. И. Ильин и др.) не смогли оказать реального влияния на систему обучения, которая безнадежно отставала от требований времени. Численность студентов высшей школы с начала 1980-х гг. стала сокращаться, а престиж высшего образования неуклонно падал.

Резко понизился интерес молодежи к получению образования, особенно по техническим специальностям. Все это обусловило начавшуюся в 1987 г. реформу высшей школы. Ее главным направлением стала интеграция образования, производства и науки. Вводился принцип взаимоотношений между вузом и предприятием на договорных основах.

Устанавливались гибкие учебные планы, упор делался на самостоятельную работу студента, наконец, отменялись различные льготы и привилегии при поступлении в вузы (рабфаки, квоты на подготовку национальных кадров и др.). Преобразования в средней школе осуществлялись путем введения альтернативной образовательной системы.

Стали появляться гимназии, лицеи, колледжи, организуемые на базе общеобразовательных школ и техникумов, но разрабатывавшие свои учебные планы. В этих учебных заведениях, как правило, вводились нетрадиционные предметы, учащимся предоставлялась относительная свобода выбора изучаемых дисциплин.

Следующим шагом в реформе школы и вузов было решение о создании в стране системы непрерывного образования, что вылилось в 1988 г. в реорганизацию органов управления образовательными учреждениями. Во главе системы стоял Госкомитет по народному образованию. Однако эта верхушечная реорганизация не имела каких-либо реальных результатов.

Советская наука переживала сходные проблемы. Если прикладные отрасли научных знаний в 1985-1991 гг.

получили некоторое развитие, поскольку повысилась потребность в конкретных технических разработках как в государственной, так и в негосударственной сфере экономики, то фундаментальные науки, которые всегда были гордостью нашего Отечества, оказались в крайне тяжелом положении. Вторая половина 1980-х гг.

стала временем больших кадровых потерь в научных коллективах страны. Перед учеными открылась легальная возможность получить работу за рубежом, где авторитет советской научной школы был весьма высок. Период перестройки стал периодом значительной “утечки мозгов” на Запад.

Сокращение научного потенциала происходило также и за счет оттока ученых в другие, чаще всего не связанные с наукой, сферы деятельности, в том числе в различные коммерческие структуры. Все эти явления, происходившие на фоне общего экономического кризиса и резкого снижения финансирования перспективных научно-исследовательских разработок, привели к свертыванию фундаментальных исследований в СССР.

Серьезный методологический кризис охватил общественные науки. Попытки перестроить обществоведение на основе “ленинской традиции научного поиска” потерпели неудачу. Однако политика “гласности” позволила развернуть бурные дискуссии о путях развития советского общества.

Важным фактором общественной жизни в период “перестройки” стал громадный интерес к “белым пятнам” отечественной истории. Массовыми тиражами начали переиздаваться труды известных дореволюционных историков (Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. О. Ключевского, С. Ф. Платонова и др.).

Пристальное внимание было обращено к проблемам истории советского общества. “Перестройка” вызвала крах ценностных ориентиров и социальных мифов “реального социализма”, в рамках которых формировалось мировоззрение трех поколений наших соотечественников.

Это положение сформировало в обществе типичное для авторитарных структур власти социальное явление – мировоззренческое иждивенчество.

Однако на смену одним мифам приходили другие, что требовало от ученых-обществоведов формирования новой парадигмы (системы взглядов), необходимой для проведения дальнейших исследований и анализа прошлого. В философии, социологии, политологии наступил этап бурных дискуссий и поисков путей дальнейшего развития научной мысли.

В области литературы и искусства в период “перестройки” произошли принципиальные изменения. С одной стороны, писатели, художники, артисты, режиссеры и другие представители творческих профессий были полностью избавлены от идеологической опеки КПСС и административной цензуры. Однако, с другой стороны, они были вынуждены подчиняться законам рынка.

На первое место вышли в конце 1980-х гг. проблемы финансирования искусства и творчества. Профессиональный уровень большинства фильмов, спектаклей, развлекательных эстрадных программ заметно снизился. Роль и влияние телевидения и видеопродукции, активно приспосабливавшихся к рыночным отношениям и легко “перестраивавшихся” под вкусы потребителей, значительно возросли.

Электронные СМИ и низкосортная литература составили конкуренцию серьезным произведениям художественного творчества, а дешевые поделки западной массовой культуры постепенно подменили в восприятии значительной части общества подлинные образцы искусства, которые довольно быстро стали и вовсе недоступны для большинства публики.

Происходило заметное снижение общекультурного уровня советского общества.

Перестройка в кино, начавшаяся с выхода на экраны ранее запрещенных фильмов (“Агония” Э. Г. Климова, “Комиссар” А. Я. Аскольдова, картины К. Г. Муратовой, А. Н. Сокурова и др.), была отмечена интенсивными творческими поисками отечественных кинематографистов. Заметным явлением стали кинопублицистика и документальное кино.

“Больше света” Марины Бабак, “Власть соловецкая” Марины Голдовской, “Так жить нельзя” Станислава Говорухина явились подлинными событиями в политической жизни страны. Огромный общественный резонанс получил фильм Тенгиза Абуладзе “Покаяние” (1987).

Но постепенно в кинематографе начали прослеживаться те же тенденции, что и в других сферах отечественной культуры. Вышедшие на широкий экран фильмы великих мастеров мирового кинематографа (А. А. Тарковского, Ф. Феллини, И. Бергмана и др.

) уже не вызывали такого зрительского интереса, как раньше, пальма первенства перешла западным боевикам, комедиям и фильмам ужасов. Кроме того, кинотеатры не смогли конкурировать по разнообразию репертуара с видеосалонами, получившими распространение с конца 1980-х гг.

Коренным образом изменилась ситуация по отношению к Русской православной церкви. Переломом в отношении советского государства к церкви стал также 1988 г., когда Русская православная церковь официально отмечала 1000-летие принятия христианства на Руси.

По всей стране стали возрождаться храмы и монастыри, закрытые еще в первые годы советской власти. Были сняты запреты на отправление религиозных культов и обрядов, на распространение религиозной литературы и религиозного обучения.

Помимо христианства обрели свободу и другие традиционные мировые конфессии, прежде всего мусульманство и иудаизм.

В то же время политика открытости в религиозной сфере привела к тому, что в СССР устремились сотни проповедников самого разного толка, в том числе представляющие серьезную опасность для общества. Началось массовое увлечение астрологией и оккультизмом.

Таким образом, в годы “перестройки” советское общество вступило в эпоху серьезной трансформации всей системы культурно-нравственных установок, ценностных и мировоззренческих ориентиров, которые и поныне оказывают влияние на развитие нашего общества.

Источник: https://studme.org/160301266152/istoriya/kultura_sssr_epohu_perestroyki

Оценка итогов Перестройки и средства массовой информации

Перелом в духовной жизни общества периода перестройки

Прошло три десятилетия с того времени, как в России и СССР была совершена попытка радикально реформировать социалистическое жизнеустройство демократическими методами, вошедшая в историю как перестройка второй половины 80-х годов.

Многое во мнениях и позициях уже устоялось, а главное, прошло испытание временем. Это позволяет более убедительно и обоснованно ответить на главные обвинения в адрес перестройки.

И внести ясность в то, какое влияние она оказала на последующие политические события в России.

В 80-е годы для всех здравомыслящих людей стало очевидным научно-технологическое и экономическое отставание СССР.

Хронический дефицит на самые необходимые потребительские товары угнетали советское общество, формировали даже среди искренних сторонников социализма, с одной стороны, пессимизм, с другой – неизбежный негатив и цинизм по отношению к коммунистическим идеям.

Совокупность экономических, социально-политических и духовных факторов вызвала необходимость реформ. Наиболее популярной признавалась возможность преодоления деформаций, свойственных социализму, очищения его от ошибок и недостатков.

Концепция перестройки и сводилась к признанию необходимости реформ сверху с целью обновления социалистической системы. И переходу от авторитарно-бюрократического социализма к демократической, гуманистической модели социализма с человеческим лицом.

Эксперты изучили, чем была ценна горбачевская перестройка

С позиций сегодняшнего дня представляется, что перестройка содержала в себе потенциальную возможность реализации идеи конвергенции, то есть своеобразного соединения-интеграции преимуществ социализма и капитализма.

Более того, спустя три десятилетия становится очевидным, что в иных, более благоприятных внешнеполитических и внутренних экономических условиях – и при определенной ориентации и другом качестве лидеров, стоявших у власти – эта идея могла быть реализована.

Главный аргумент в пользу этого – перестройка располагала гигантскими человеческими ресурсами, ибо с самого начала вызвала огромные надежды и невиданно активное участие абсолютного большинства граждан советской страны.

Противостояние

В процессе перестройки отчетливо проявилось противостояние трех основных сил.

Первая – последовательные сторонники перестройки, объединившиеся под лозунгом демократического обновления социализма, из интеллектуальной части партийного аппарата ЦК КПСС, обкомов партии и ЦК национальных республик, научных работников-обществоведов научно-исследовательских институтов и преподавателей вузов.

Вторая – консервативные силы КПСС, представлявшие значительную часть партийного аппарата в обкомах, горкомах, райкомах партии.

Третья – люди, группировавшиеся вокруг Бориса Ельцина; они выступили против предложенных преобразований, осуждая их медлительность, нерешительность, половинчатость. Их позиция на самом деле сводилась к тому, чтобы покончить с социализмом и утвердить политику радикального либерализма – возвращения в рыночные отношения методами шоковой терапии и грабительской приватизации.

Одно из самых распространенных обвинений в адрес перестройки: ее авторы не имели четкого плана действий. Это обвинение, как нам кажется, было сознательно преувеличенным.

Если внимательно изучить все то, что сторонники и идеологи перестройки представляли тогда на страницах СМИ, вывод будет очевидным: именно в отказе от авторитарной, командно-административной системы социализма и возвращении гражданина в политику, экономику, духовную сферу заключалась главная идея перестройки.

Во многих официальных материалах, представленных в печати, обосновывалась необходимость выхода из тоталитарной системы управления страной и ликвидации гегемонии КПСС.

Сегодня, когда все уже в прошлом, известно, к каким последствиям привело разрушение партийной диктатуры в стране, ибо она была основной скрепляющей структурой государства. В то же время решение о ликвидации политической гегемонии КПСС было официально определено в решениях XIX партийной конференции, специально проведенной в этих целях в 1990 году.

И это серьезный аргумент в пользу действий, а не деклараций перестройки. Ведь до сих пор существует мнение, что победа сторонников либеральных реформ явилась началом коренных демократических перемен в России.

На самом деле самые радикальные политические перемены – альтернативные выборы народных депутатов, начало многопартийности в результате изменения 6й статьи Конституции СССР – были реализованы именно перестройкой.

Время показало, что преобразования радикальных либералов имели открытый антидемократический и антисоциальный характер.

А между целями перестройки, о которых мы говорили, и “революционными переменами” Бориса Ельцина лежит очевидная пропасть.

Если перестройка во многом реализовала идею высвобождения демократического потенциала советского общества, то реформы 90-х годов привели к выхолащиванию этого потенциала.

Четвертая власть

Конечно, спустя три десятилетия значительно легче оценивать ошибки и неудачи перестройки. Из того, что сегодня стало очевидным и несомненным, прежде всего ее влияние и воздействие на сферу массовых средств информации.

Свобода слова, гласность, бурное независимое развитие периодической печати, радио, телевидения – все эти понятия и процессы явились порождением перестройки, когда СМИ стали ведущим и действенным фактором демократического обновления российского общества.

При этом следует заметить, что свобода слова и гласность органически были связаны с законом о независимости СМИ, принятом – хочу это подчеркнуть – в 1990 году. Теперь уже можно утверждать, что именно СМИ представляли главную оппозиционную силу и стали важнейшим инструментом разрушения устоев советского общественного устройства.

“Горбачев-фонд” подготовил доклад “Перестройка: 20 лет спустя”

На этапе перестройки СМИ имели по существу уникальные условия для того, чтобы быть независимыми: отсутствие цензуры, наличие всех необходимых материально-технических ресурсов, государственное финансовое обеспечение.

Ни одна газета в эти годы не была закрыта, и ни одного главного редактора не освободили за оппозиционность к власти.

Была, правда, робкая попытка Михаила Горбачева снять главного редактора газеты “Аргументы и факты” Вячеслава Старкова, но и она закончилась капитуляцией президента СССР.

Выражением огромного влияния и авторитета прессы были невиданные тиражи газет (совершенно очевидно, они уже никогда не будут подобными): “АиФ” – 33,5 млн экземпляров, “Комсомольская правда” – 19 млн, “Труд” – 15 млн, “Известия” – 12 млн, “Советская Россия” – 8 млн.

Это было время всеобщей популярности и влиятельности ведущих известных телевизионных программ “Взгляд” (Листьев, Любимов, Захаров…), “До и после полуночи” (Молчанов), ленинградских “600 секунд” (Невзоров).

Почти все ведущие телевидения и главные редакторы известных газет и журналов стали тогда народными депутатами перестроечных Верховных Советов СССР и РСФСР.

Важнейшей особенностью советских СМИ и журналистики времен перестройки было и то, что они являлись по сути “авторскими”, редакторскими. И поэтому очень непохожими друг на друга.

Виктор Афанасьев (газета “Правда”), Егор Яковлев (“Московские новости”), Александр Чаковский (“Литературная газета”), Виталий Коротич (журнал “Огонек”), Иван Лаптев (“Известия”), Владислав Фронин (“Комсомольская правда”) – называю только ведущие печатные издания и имена главных редакторов, которых хорошо знал.

Они были разными по профессиональным и человеческим качествам, но их роль в резко возросшем влиянии прессы тех лет невозможно переоценить.

Демократы первой волны Андрей Сахаров, Юрий Афанасьев, Анатолий Собчак, Гаврила Попов своим политическим рождением тоже в немалой степени обязаны СМИ.

Неудивительно, что именно перестройке обязаны мы появлению ныне действующего Закона о СМИ – эталона демократии постперестроечной России.

Сможем ли мы сегодня принять в Государственной Думе нечто подобное? И скоро ли сможем, как это было во второй половине 80-х годов, снова назвать отечественные СМИ четвертой властью?

Девяностые

Что произошло в СМИ и отечественной журналистике в 90-е годы? По нашему мнению, особенность перехода от советского к постсоветскому времени свелась к тому, что российская журналистика не выдержала испытание свободой.

Случилось так, что годы перестройки – время отстаивания свободы и пребывания в состоянии инакомыслия в значительной мере исчерпали оппозиционный потенциал отечественных СМИ. В 90-е годы большая часть идей перестройки, исповедуемых СМИ, оказались невостребованными.

Представления перестроечных идеалистов от журналистики о том, как будет складываться их жизнь после того, как будет покончено с гегемонией КПСС, категорически разошлись с тем, что произошло в действительности.

вина СМИ и отечественной журналистики 90-х годов состояла в том, что они оказались неспособными себя защитить и отстоять свою самостоятельность.

Сегодня, спустя тридцатилетие, становится очевидным, что нужно было не только обрести свободу (как это произошло во время перестройки), но и быть готовыми к тому, чтобы воспользоваться этой свободой и активно соответствовать ей, заботясь о связях со своим народом, проявляя сострадание к нему. Произошло совсем другое. Во времена разрушительной и разорительной для народа приватизации СМИ не только не оказались на стороне обиженных, ограбленных граждан России, но даже не проявили к ним сострадание, направив все усилия на защиту своих новых хозяев. Именно в этом следует видеть исток нынешнего недоверия россиян к СМИ. Граждане России ничего не забыли и не простили служителям отечественной медиасферы.

Опрос

В свете всего вышесказанного представляют большой интерес исследования Института комплексных социальных исследований (ИКСИ) Академии наук, проведенные в январе-феврале 2005 года по случаю 20 летия перестройки.

В том, что перестройка была неизбежна и необходима, теперь, спустя годы, убеждены 46% граждан, в то же время 35% (это уже влияние времени) считают, что ее не следовало начинать.

Среди основных причин недовольства людей условиями советской жизни – низкий уровень благосостояния, дефицит товаров и услуг (52%), недовольство властью (37%), экономическое отставание от Запада (29%), гегемония одной партии, кризис советской политической системы (28%).

Тридцать лет назад генсеком ЦК КПСС избрали Михаила Горбачева

Позитивное влияние перестройки люди видят прежде всего в обретении прав и свобод, которых они были лишены: свободы передвижения и выезда за границу (39%), свободы слова и мнения (38%), свободы совести и религиозных верований (35%).

А в качестве негативных факторов, которые вызвала перестройка, граждане выделяют утрату стабильности в стране (57%), падение нравственности в обществе (56%), утрату чувства уверенности в завтрашнем дне (50%), ослабление порядка в стране (44%).

Главной же причиной крушения перестройки большинство (79%) считает неспособность соединить действия руководства страны с готовностью самого населения к преобразованиям. Не зря говорится: идеи становятся материальной силой, лишь овладев сознанием миллионов.

Весьма интересны оценки уроков перестройки. Вот некоторые наиболее характерные из них:

1) России надо идти своим путем, учитывая, но не повторяя опыт других, – считают 59% опрошенных.

2) России нужна твердая и сильная власть – 41%.

3) Реформы в обществе надо начинать с экономической, а не с политической системы и демократии – 39%.

4) Нельзя менять жизнь революционными методами, более целесообразны постепенные преобразования – 31%.

5) Россия может успешно развиваться только тогда, когда во главе ее стоит сильная личность – 26%.

Уроки

Как готовилось покушение на Михаила Горбачева 25 лет назад

Один из важнейших уроков перестройки, актуальный и сегодня, – экономическая политика, направленная преимущественно на заботу о крупных владельцах, сохранении и увеличении их прибылей, не может пользоваться поддержкой простых людей. И на этой основе будут неизбежно расти противоречия и отчуждение большинства народа от власти, несмотря на демократическую фразеологию и патриотические призывы, которые щедро распространяются в СМИ.

Советская власть потерпела поражение и ушла с арены истории, утратив доверие народа по отношению к базовым проблемам – общенародной собственности и общенародной власти. Ни первая, ни вторая так и не стали близки человеку. Отсюда отчуждение народа от власти во времена перестройки и полное равнодушие к тому, как проходила в 90-х годах грабительская приватизация.

Советская власть перестала доверять своему народу – народ ответил ей тем же. И это повод для размышлений уже нынешней власти.

Одним из уроков перестройки, безусловно, являлась слабость ее руководства – и лидера, и его ближайшего окружения.

Успехи модернизации в XX веке во многом были предопределены личностями руководителей реформ в Китае, Гонконге, Чехии, Польше и других странах.

В этом отношении России в 80-х и 90-х годах явно не повезло: не оказалось во главе преобразований личностей масштаба Дэн Сяопина, Ли Куан Ю или хотя бы интеллигента Гавела и слесаря Валенсы.

Референдум в Крыму и возвращение крымчан в семью народов России оказали огромное благотворное влияние на общественное мнение и показали, насколько велики надежды россиян на обновление своей страны. С этим прежде всего связан как никогда высокий рейтинг доверия к Владимиру Путину.

Однако следует видеть, что это в немалой степени рейтинг надежд – на то, что уроки Киева нас многому научат, что мы не повторим горькой судьбы Украины, что президенту хватит государственной мудрости и мужества осуществить коренные изменения в экономической политике государства и модернизации политической системы.

В заключение хотелось бы заметить: сколько бы мы теперь ни ругали СМИ и отечественную журналистику за их ошибки и просчеты, именно им общество обязано коренным демократическим переменам, которые произошли в перестройку.

Источник: https://rg.ru/2015/11/17/rodina-smi.html

Духовная жизнь на переломе эпох

Перелом в духовной жизни общества периода перестройки

Цель:проследить развитие перемен в духовнойжизни советского общества в годыперестройки, оценить их значение длябудущего России.

План

  1. Гласность — свобода мнений.

  2. Утверждение политических свобод.

  3. Государство и церковь.

  4. Повседневная жизнь.

Датыи события:

1988г. — празднование 1000-летия КрещенияРуси

1990г. — принятие закона СССР «О свободесовести и религиозных организациях»

Понятия:

Гласность;общественное мнение; политическиесвобо­ды; неформальное молодежноедвижение.

Работас документами

Сформулируйтеосновное содержание документов и дайтеим собственную оценку. Что побудилоавторов на­писать эту статью? Интересыи представления каких час­тей обществаи руководства КПСС они выражали?

ИЗСТАТЬИ Н. А. АНДРЕЕВОЙ «НЕ МОГУ ПОСТУПИТЬСЯПРИН­ЦИПАМИ». МАРТ 1988 г.

Наверное,не одной мне бросилось в глаза, чтопризы­вы партийных руководителейповернуть внимание «разобла­чителей»еще и к фактам реальных достижений наразных этапах социалистическогостроительства словно бы по ко­мандевызывают новые и новые вспышки«разоблачений».

Взятьвопрос о месте И.В. Сталина в историинашей страны. Именно с его именем связанався одержимость критических атак,которая, по моему мнению, касается нестолько самой исторической личности,сколько всей слож­нейшей переходнойэпохи.

Эпохи, связанной с беспример­нымподвигом целого поколения советскихлюдей, которые сегодня постепенноотходят от активной деятельности. Вформулу «культа личности» насильственновтискиваются ин­дустриализация,коллективизация, культурная революция,которые вывели нашу страну в разрядвеликих мировых держав. Все это ставитсяпод сомнение.

Дело дошло до то­го, чтоот «сталинистов» (а в их число можно прижелании зачислять кого угодно) сталинастойчиво требовать «покая­ния»…

Поддерживаюпартийный призыв отстоять честь идо­стоинство первопроходцев социализма.Думаю, что именно с этих партийно-классовыхпозиций мы и должны оценивать историческуюроль всех руководителей партии и страны,в том числе и Сталина.

Сторонники«леволиберального социализма» формируюттенденцию фальсифицирования историисоциализма. Они внушают нам, что в прошломстраны реальны лишь одни ошибки ипреступления, замалчивая при этомвеличайшие достижения прошлого инастоящего. Претендуя на полнотуисторической правды, они подменяютсоциально-полити­ческий критерийразвития общества схоластикой этическихкатегорий.

Другаяособенность воззрений «леволибералов»— яв­ная или замаскированнаякосмополитическая тенденция, некийбезнациональный «интернационализм».

Какговорил М.С. Горбачев на февральскомпленуме ЦК КПСС, «мы должны и в духовнойсфере, а может быть, именно здесь в первуюочередь, действовать, руководству­ясьнашими марксистско-ленинскими принципами.Принци­пами, товарищи, мы не должныпоступаться ни под какими предлогами».

Наэтом стоим и будем стоять. Принципы неподарены нам, а выстраданы нами на крутыхповоротах истории Оте­чества.

ИЗРЕДАКЦИОННОЙ СТАТЬИ В ГАЗЕТЕ «ПРАВДА».АПРЕЛЬ 1988 г.

ЛичностьСталина крайне противоречива. Отсюдаи яростные споры.

Оставаясьна позициях исторической правды, мыдолж­ны видеть как неоспоримый вкладСталина в борьбу за со­циализм, защитузавоеваний, так и грубые политическиеошибки, произвол, допущенные им и егоокружением, за которые наш народ заплатилвеликую цену и которые име­ли тяжелыепоследствия для жизни нашего общества.Нет-нет да и слышатся голоса, что Сталинне знал об актах беззакония. Не простознал — организовывал их, ди­рижировалими. Сегодня это уже доказанный факт. Ивина Сталина, как и вина его ближайшегоокружения, перед пар­тией и народомза допущенные массовые репрессии,без­закония огромна и непростительна.

Да,всякий исторический деятель формируетсяконкрет­ными социально-экономическимии идейно-политическими условиями. Нокульт не был неизбежным. Он чужд природесоциализма и возможен лишь из-заотступлений от его основополагающихпринципов.

Мытвердо и неуклонно будем следоватьреволюцион­ным принципам перестройки:больше гласности, больше демократии,больше социализма.

Прошлоежизненно необходимо для сегодняшнегодня, для решения задач перестройки.Объективное требование жизни — «Большесоциализма!» — обязывает нас разо­браться,что мы делали вчера и как делали.

От чегонадо отказаться, что взять с собой? Какиепринципы и ценности следует считатьдействительно социалистическими? Иесли сегодня мы вглядываемся в своюисторию критическим взором, то лишьпотому, что хотим лучше, полнее предста­витьсебе пути в будущее.

Замолчатьбольные вопросы нашей истории — значитпренебречь правдой, неуважительноотнестись к памяти тех, кто оказалсяневинной жертвой беззакония и произво­ла.Правда одна. Нужны полная ясность,четкость и после­довательность,нравственный ориентир на будущее.

Источник: https://studfile.net/preview/3000817/page:18/

Гласность — свобода мнений

Перелом в духовной жизни общества периода перестройки

Духовная жизнь на переломе эпох

Из закона СССР об общественных объединениях. 9 октября 1990г.

Указ Президента СССР о восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20—50-х годов

Тяжелым наследием прошлого явились массовые репрессии, произвол и беззаконие, которые совершались сталинским руковод­ством от имени революции, партии, народа.

Начатое с середины 20-х годов надругательство над честью и самой жизнью соотечественников продолжалось с жесточайшей по­следовательностью несколько десятилетий. Тысячи людей были под­вергнуты моральным и физическим истязаниям, многие из них ист­реблены. Жизнь их семей и близких была превращена в беспросвет­ную полосу унижений и страданий.

16. Показателем каких политических процессов в обществе может служить данный закон?

Общественным объединением является добровольное формиро­вание, возникшее в результате свободного волеизъявления граждан, объединившихся на основе общности интересов.

Общественными объединениями признаются политические пар­тии, массовые движения, профессиональные союзы, женские, ветеранс­кие организации, организации инвалидов, молодежные и детские орга­низации, научные, технические, культурно-просветительские, физкуль­турно-спортивные и иные добровольные общества, творческие союзы, землячества, фонды, ассоциации и другие объединения граждан.

1985 год стал рубежным в духовной жизни СССР. Про­возглашенный М.С. Горбачевым принцип гласности создавал условия для большей открытости в принятии решений и для объективного переосмысления прошлого (в этом виделась пре­емственность с периодом «оттепели»). Но главной целью ново­го руководства КПСС было создание условий для «обновления социализма».

Не случайно был выдвинут лозунг «Больше гласности, больше социализма!» и не менее красноречивый «Гласность нам нужна, как воздух!». Гласность предполагала большее разнообразие тем и подходов, более живой стиль подачи материала в средствах массовой информации.

Она не была равнозначна утверждению принципа свободы слова и возможности беспрепятственного и свободного выражения мнений.

Но удержать гласность в узде, в дозированных объемах оказалось невозможным, особенно после аварии на Чернобыльс­кой АЭС (26 апреля 1986 г.), когда обнаружилась неготовность руководства страны дать объективную информацию и поставить вопрос о политической ответственности за трагедию.

В обществе гласность стала рассматриваться как отказ от идеологической цензуры в освещении текущих событий и в оценках прошлого. Это рождало, как казалось, неисчерпаемые возможности для открытого обсуждения наболевших проблем в средствах массовой информации. В центре общественного внима­ния первых лет перестройки оказалась публицистика.

Именно этот жанр печатного слова мог наиболее остро и оперативно ре­агировать на волновавшие общество проблемы. В 1987—1988 гг. в печати уже широко обсуждались самые злободневные темы, выдвигались спорные точки зрения о путях развития страны.

Появление таких острых публикаций на страницах подцензур­ных изданий невозможно было представить еще несколько лет назад. Публицисты на короткое время стали настоящими «влас­тителями дум». В эпицентре внимания оказались авторы из числа видных экономистов, социологов, историков и журна­листов.

До невероятного уровня выросла популярность изданий, печатавших ошеломляющие статьи о провалах в экономике и со­циальной политике, — «Московских новостей», «Огонька», «Ар­гументов и фактов», «Литературной газеты». Широко обсужда­лись публикации Л.И. Абалкина, Н.П. Шмелева, Л.И. Пияшевой, Г.Х. Попова, Т.И.

Корягиной о проблемах экономического развития страны. А.С. Ципко предложил критическое осмысле­ние ленинского идейного наследия и перспектив социализма, Ю.Д. Черниченко призывал пересмотреть аграрную полити­ку в стране. Особой популярностью пользовались сборники, пе­чатавшие под одной обложкой публицистические статьи. В 1988 г. тиражом в 50 тыс.

экземпляров вышел и мгновенно разошелся сборник «Иного не дано». Статьи его авторов — из­вестных своей общественной позицией представителей интелли­генции — объединял призыв к демократизации советского об­щества.

Звездным часом прессы стал 1989 год. Тиражи печатных изданий достигли беспрецедентного уровня: еженедельник «Аргументы и факты» вы­ходил тиражом в 30 млн. экземпляров (этот абсолютный рекорд среди еже­недельников был занесен в Книгу рекордов Гиннесса), газета «Труд» — 20 млн.

, «Правда» — 10 млн. Резко подскочила подписка на «толстые» журна­лы, особенно после разразившегося в конце 1988 г. скандала с подпиской, когда ее попытались ограничить под предлогом дефицита бумаги. Подня­лась общественная волна в защиту гласности, и подписку удалось отстоять.

«Новый мир» в 1990 г. вышел невиданным для литературного журнала тира­жом в 2,7 млн. экземпляров.

Огромную зрительскую аудиторию собирали прямые трансляции с заседаний Съездов народных депутатов СССР (1989—1990), даже на работе люди не выключали радиоприем­ники, брали из дома переносные телевизоры.

Появилась убеж­денность в том, что именно здесь, на съезде, в противоборстве позиций и точек зрения решается судьба страны. Телевидение стало использовать прием репортажа с места событий и прямой эфир. Родились «говорящие в прямом эфире» передачи — круг­лые столы, телемосты, дискуссии в студии и т.п.

Всенародная, без преувеличения, популярность публицистических и информа­ционных программ («Взгляд», «До и после полуночи», «Пятое колесо», «600 секунд») была обусловлена не только потреб­ностью в информации, но и стремлением людей самим быть в центре происходящего.

(Правда, не раз в годы перестройки ру­ководство телевидения пыталось вернуться к старой практике предварительной записи передач.)

Полемический подход отличал и яркие документальные ленты публицистического жанра, появившиеся на рубеже 90-х гг.: «Так жить нельзя» и «Россия, которую мы потеряли», реж. С. Говорухин, «Легко ли быть молодым?», реж. Ю. Подниекс.

Последний фильм был непосредственно обращен к молодежной аудитории. Самые известные художественные картины о совре­менности без прикрас и пафоса рассказывали о жизни молодого поколения («Маленькая Вера», реж. В. Пичул, «Асса», реж. С.

Соловьев, обе вышли на экран в 1988 г.).

Из печати, по существу, исчезли «запретные» имена и темы. В исто­рию вернулись имена Н.И. Бухарина, Л.Д. Троцкого, Л.Б. Каменева, Г.Е. Зи­новьева и многих других репрессированных политических деятелей. Были обнародованы никогда не публиковавшиеся партийные документы, началось рассекречивание архивов. Публикация трудов Н.И.

Бухарина, не известных новому поколению читателей, вызвала бурную дискуссию об альтернативных моделях строительства социализма. Сама фигура Бухарина и его наследие противопоставлялись И.В. Сталину; обсуждение альтернатив развития ве­лось в контексте современных перспектив «обновления социализма».

По­требность осмыслить историческую правду и ответить на вопросы, «что же случилось» и «почему это случилось» со страной и народом, вызвала огром­ный интерес к публикациям по отечественной истории XX в. Особенно это касалось начавшей появляться без цензурных купюр мемуарной литературы. В свет в 1988 г.

выходит первый номер журнала «Наше наследие», на его страницах публикуются неизвестные материалы по истории отечественной культуры, в том числе из наследия русской эмиграции.

На мучившие людей вопросы искало ответы и искусство. Фильм режиссера Т. Абуладзе «Покаяние» (1986) — притча о всемирном зле, воплощенном в узнавае­мом образе диктатора, без преувеличе­ния, потряс общество.

В финале карти­ны прозвучал афоризм, ставший лейтмо­тивом перестройки: «Зачем дорога, если она не ведет к храму?» Проблемы нрав­ственного выбора человека оказались в центре внимания двух разных по темам кинолент, посвященных переосмысле­нию прошлого, — экранизации повести М.А. Булгакова «Собачье сердце» (реж. В. Бортко, 1988) и «Холодное лето 53-го» (реж. А. Прошкин, 1987). В прокате появились и картины, которые ранее не были допущены на экран цензурой или выходили с огромными купюра­ми. Сильнейшее впечатление произвел фильм А.Я. Аскольдова «Комиссар» — картина высокого трагедийного пафоса.

Накал общественной дискуссии нашел зримое выражение в перестроеч­ном плакате. Из привычного для советского времени средства пропаганды пла­кат превратился в орудие разоблачения социальных пороков и критики экономических трудностей. В качестве изобразитель­ных средств широко использовались привычные образы повсе­дневной жизни, быстро вытеснившие советскую символику.

На рубеж 80—90-х гг. пришелся период бурного роста исторического самосознания нации и пик общественной актив­ности. Изменения в экономической и политической жизни ста­новились реальностью, людьми овладело стремление не допус­тить обратимости перемен.

Однако по вопросу о приоритетах, механизмах и темпах перемен не было единомыслия. Вокруг «перестроечной» прессы группировались сторонники радикали­зации политического курса и последовательного проведения де­мократических реформ.

Они пользовались широкой поддержкой общественного мнения, оформившегося в первые годы перест­ройки.

Наличие общественного мнения, опиравшегося на сред­ства массовой информации, было новым для отечественной ис­тории феноменом.

Источник: https://studopedia.su/11_74443_glasnost--svoboda-mneniy.html

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий