Перелом дистального отдела лучевой кости у детей

Перелом дистального метаэпифиза лучевой кости (перелом лучевой кости в типичном месте)

Перелом дистального отдела лучевой кости у детей

Переломы лучевой кости в типичном месте один из наиболее частых повреждений костей скелета,. Причина чаше всего- падение на вытянутую руку. При разогнутой кисти возникает экстензионный перелом, при согнутой- флексионный.

Переломы дистального метаэпифиза лучевой кости по данным различных авторов, занимают от 15% до 70% всех переломов костей, большинство которого являются люди трудоспособного возраста, немаловажно и является и то обстоятельство, что у них надолго снижается трудоспособность, длительно болеют, и не могут приступать к работе при появлении таких осложнений как нейродистрофический синдром.

Как известно, этот вид травмы характеризуется половом диморфизмом, с преобладанием в структуре пострадавших женщин до 82%. Большинство переломов у женщин возникает в постмонопаузальном периоде, это объясняется то, что у них развивается дисгормональное расстройство, при котором снижется плотность костной тканей, одновременно в сочетание с плохим усвоением и всасыванием кальция с пищей.

Также, переломы лучевой кости в типичном месте имеет сезонное отношение, они чаше всего возникают в зимно-осенном сезоне. Однако, в последней время, в связи расширением жизнидеятельности человека и прогрессивным ростом транспортных аварией, увеличилось случай переломов среди молодых населений и в летно-весенном сезоне года.

На сегодняшний день переломы дистального отдела лучевой кости, возникающие в результате транспортных аварией и во время занятие различных видов спорта, по подходу к лечению, намного сложнее чем переломов у лица пожилого возраста. Это объясняется тем, что переломы у молодых людей часто имеет прямой механизм травмы, и по характеру повреждения они оскольчатые с вовлечением суставной поверхности.

Перелом лучевой кости в типичном месте чаше всего происходит на расстоянии 2-2,5см и чаше всего сочетаются с отрывом шиловидного отростка локтевой кости, что усугубляет процесс повреждения и осложняет подход к лечению. Луче-запятный сустав имеет сложную архитектуру, в нем имеются три сочленения: лучезапястное, локтезапятное и лочелоктевое.

Повреждение двух и более из этих сочленений, сделает перелома нестабильным и консервативное метод неэффективным методом лечения.

При лечении переломов лучевой кости, наиболее важным является восстановление анатомию и архитектуру лучевой кости. Лечение которого является консервативное или оперативное. Высокий процент травм костей предплечья в дистальном отделе требует различный подход к лечению разных видов переломов в этом месте.

Результаты лечения напрямую зависят от восстановления анатомии и удержания отломков в правильном положении. Варианты смещений при переломах данной локализации не ограничиваются тыльным или ладонным вариантами. Степень смещения колеблется от минимальной до грубого углового или осевого смещения.

Внутрисуставные смещения не устраняемые за счет лигаментотаксиса, делают закрытую репозицию невозможной.

Основным методом лечения переломов костей предплечья в дистальном отделе является закрытая ручная репозиция костных отломков под местной анестезией и гипсовая иммобилизация, однако, при консервативном лечении нередко наблюдается вторичное смещение отломков, отрицательно влияющее на функцию поврежденного сегмента.

Статистика результатов консервативного лечения переломов костей предплечья в дистальном отделе показывает, что 23,8-42% случаев возникает вторичное смешение отломков в гипсовой повязки.

Для диагностики перелома лучевой кости в типичном месте применяем рентгенограмму лучезапястного сустава в двух проекциях- в переднезадней и боковой проекции, при необходимости производится в косой проекции.

Этого достаточно с наше точки зрения, чтобы выявить внесуставных переломов и внутрисуставных переломов с небольшим смещением отломков. Компьютерная томография мы принимаем тогда, когда перелом имеет оскольчатого и компрессионного характера.

КТ назначаем для определения степени смещения отломков при внутрисуставных оскольчатых переломов и для выбора оптимального метода лечения. После диагностике перелома, важный этап является выбор метода лечения, от которого завесить исход успешного лечения.  Ошибки при лечении переломов дистального метаэпифиза Костей предплечья являются следующими:1.

Недостаточная диагностика вида перелома в том числе и рентгенологическая.2. Неправильный выбор метода лечения в зависимости от характера и давности перелома.3. Неадекватное ведение больного после лечения.

Не удовлетворительный результат лечения и не адекватный подход к выбору метода лечения приводят к развитию осложнения, снижению трудоспособность и к инвалидизаций, учитывая, что большую часть больных составляют люди трудоспособного возраста, что в свои очередь приводит к медико-экономическому ущербу как самым больным так и государства.

Осложнения после переломов дистального метаэпифиза лучевой кости подразделяются на ранние и поздние. К ранним осложнениям можно отнести гнойные процессы при открытых переломах, сосудистые расстройства и вторичное смещения отломков в гипсовой повязке. К поздним осложнением относятся: нейротрофические расстройства и костные деформации при неправильно сросшихся переломах.

В наше клинике применяется классификация АО, которая подробно описывает всех видов переломов и представляет себя полная и точная схема лечения и его успешного исхода. Классификация АО подразделяет переломы лучевой кости в дистальной трети на три группы (А,В,С) с наиболее простой к наиболее сложной формы, каждая группа подразделяется на три подгруппы.

Статья предназначена исключительно для всестороннего информирования о заболевании и о тактике его лечения. Самолечение может навредить Вашему здоровью. 
Автор статьи – кандидат медицинских наукСереда Андрей Петрович. Если у вас возникли вопросы, то их можно задать по элетронной почте: travmaorto@gmail.com или по телефону.Прошу отнестись с пониманием в том случае, если я не смогу ответить на звонок.

Источник: http://travmaorto.ru/144.html

Перелом дистального метаэпифиза лучевой кости (перелом лучевой кости «в типичном месте»): симптомы, диагностика, лечение в ЦКБ РАН

Перелом дистального отдела лучевой кости у детей

Перелом дистального метаэпифиза лучевой кости («луч в типичном месте»)

Дистальный метаэпифиз – это нижний конец лучевой кости, расположенный рядом с кистью.

Перелом «луча в типичном месте» обычно возникает при прямом падении на вытянутую руку.Помимо резкой боли в руке, может появиться штыкообразная деформация, изменение положения кисти. В процесс перелома бывают вовлечены нервы и сосуды запястья, которые могут быть поджаты отломками, что проявляется онемением в пальцах, похолоданием кисти.

Для уточнения характера перелома и выбора дальнейшей тактики лечения используется рентгенография, в ряде случаев – компьютерная томография. Иногда требуется УЗИ кистевого сустава.

Поскольку лучевая кость примыкает к кисти, очень важно восстановить анатомию и объем движений в суставе, чтобы в дальнейшем избежать проблем с ним. Раньше такие переломы лечили консервативно, т. е.

в гипсовой повязке, но часто отломки смещались, кость срасталась неправильно, что в дальнейшем сказывалось на функции конечности – рука не сгибалась и/или не разгибалась до конца – формировалась тугоподвижность сустава (контрактура), оставался болевой синдром.

К тому же длительное пребывание в гипсе отрицательно сказывалось на кожных покровах.

Длительность больничного листа при переломе дистального метаэпифиза лучевой кости зависит от рода деятельности пациента. К примеру, для офисных работников средний срок нетрудоспособности – 1,5 месяца. Для профессий, связанных с физической нагрузкой, срок нетрудоспособности может быть увеличен.

Консервативное лечение перелома лучевой кости в типичном месте (гипсовая повязка)

При переломах без смещения можно предложить консервативное лечение – в гипсовой повязке. Средний срок пребывания в гипсе – 6-8 недель. Это редко проходит для конечности бесследно – после консервативного лечения сустав требует разработки движений, реабилитации. При лечении перелома даже с небольшим смещением в гипсе может произойти вторичное смещение отломков.

Оперативное лечение перелома лучевой кости в типичном месте (остеосинтез)

Практически все переломы лучевой кости со смещением требуют оперативного лечения – сопоставления и фиксирования отломков кости – остеосинтеза. Именно этот метод позволяет восстановить функцию кисти наиболее полноценно и добиться хороших функциональных результатов.

Лучевая кость полностью срастается примерно за 6-8 недель. Спустя этот срок пациент может начинать полноценно пользоваться рукой. Но разрабатывать руку с помощью определенных, рекомендованных врачом, упражнений, благодаря использованию фиксаторов можно уже спустя 1-2 недели после вмешательства. Легкие спортивные физические нагрузки можно начинать примерно спустя 3 месяца после операции.

В зависимости от типа перелома (оскольчатый, многооскольчатый, со значительным или незначительным смещением) можно выделить несколько возможных вариантов фиксации – пластиной, фиксированной винтами; аппаратом внешней фиксации; винтами; спицами.

В ряде случаев при выраженном отеке накладывается аппарат внешней фиксации, а после спадения отека он заменяется на пластину (или другой фиксатор в зависимости от типа перелома).

Остеосинтез лучевой кости пластиной

При значительном смещении отломков используется остеосинтез лучевой кости металлической пластиной, специально изготовленной для данного сегмента. После сопоставления отломков пластина фиксируется винтами к поврежденной кости. После установки пластины накладываются на кожу накладываются швы на 2 недели, а также гипсовая лонгета примерно на тот же срок.

После операции назначается лекарственная терапия: обезболивающие препараты, препараты кальция для более быстрого срастания костей, при необходимости – препараты местного действия для уменьшения отека. Средний срок пребывания в стационаре – 7 дней. Швы снимаются в амбулаторном режиме спустя 2 недели. Рука носится в возвышенном положении на косыночной повязке.

Необходимости в удалении пластины нет.

Аппарат внешней фиксации

В ряде случаев – в пожилом возрасте, при выраженном отеке кисти и лучезапястного сустава, делать доступ для установки пластины бывает нежелательно в силу различных факторов (отек, состояние кожи).

В таких случаях устанавливают аппарат внешней фиксации – он фиксирует отломки с помощью спиц, которые проходят через кожу в кость. Аппарат выступает над кожей небольшим блоком (около 12 см длиной и 3 см высотой).

Преимущество этого вида остеосинтеза в том, что нет необходимости делать большие разрезы, однако за аппаратом нужно следить – делать перевязки, чтобы спицы не воспалились.

После операции рука 2 недели находится в лонгете, потом пациент начинает разрабатывать лучезапястный сустав в аппарате, который этому не препятствует.

Аппарат внешней фиксации удаляется примерно через 6 недель, после рентген-контроля, в условиях стационара.

Операция снятия аппарата внешней фиксации не занимает много времени и достаточно легко переносится пациентом. Средний срок госпитализации 5-7 дней, длительность больничного листа – около 1,5 месяцев.

Перевязки надо делать через день, в амбулаторном режиме. Рука носится в возвышенном положении на косыночной повязке.

Фиксация спицами, или винтами

При незначительном смещении отломков лучевая кость фиксируется спицами или винтами через небольшие проколы кожи. Примерно на 2 недели накладывается гипсовая лонгета, затем человек начинает разрабатывать руку. Спустя 6-8 недель спицы извлекаются.

В ряде случаев возможно применение саморассасывающихся имплантов, удалять которые не нужно.

Застарелые, неправильно сросшиеся переломы лучевой кости

При застарелых неправильно сросшихся переломах могут беспокоить болевые ощущения, присутствовать ограничения движения – тугоподвижность сустава, и другие неприятные последствия (онемение и отечность пальцев кисти). В подобных случаях рекомендовано оперативное лечение, чаще всего – с фиксацией пластиной.

Кость разобщается, выставляется в правильное положение и фиксируется.

Если есть зона дефекта кости – например, если кость срослась с укорочением, этот дефект заполняется либо собственной костью человека (трансплантат берется, как правило, из гребня подвздошной кости), либо искусственной костью, которая за 2 года перестраивается в собственную костную ткань.

Дальнейшее послеоперационное и восстановительное лечение при застарелых и неправильно сросшихся переломах дистального метаэпифиза лучевой кости аналогичны описанным выше. Однако, учитывая застарелый характер повреждения, может потребоваться более длительная реабилитация.

Анестезия при оперативном лечении перелома дистального метаэпифиза лучевой кости

Для проведения всех вышеописанных операций, как правило, используется проводниковая анестезия – раствор анестетика вводится в зону плечевого сплетения, где проходят нервы, которые иннервируют всю верхнюю конечность (отвечают за ее чувствительность и движения), и рука полностью немеет.

Подобная анестезия достаточно легко переносится, длится 4-6 часов. Фактически это разновидность местной анестезии. Кроме того, делается премедикация – успокаивающий укол, и во время операции человек спит своим сном. Возможно применение общей анестезии.

Окончательный выбор метода анестезии определяется врачом-анестезиологом накануне операции.

Источник: https://www.ckbran.ru/cure/musculo-skeletal-system/travmy/perelom-distalnogo-metaepifiza-luchevoj-kosti-perelom-luchevoj-kosti-v-tipichnom-meste

Плечелучевое сочленение в детском возрасте. особенности строения и повреждений

Перелом дистального отдела лучевой кости у детей
1 Мельцин И.И. 1 Афуков И.И. 1 Котлубаев Р.С. 1 Арестова С.В. 1 Павлов В.А. 1 1 ГОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия» Министерства Здравоохранения Российской Федерации» Проведен научный обзор касательно разных аспектов плечелучевого сочленения.

Было рассмотрено его место в общей структуре повреждений как среди переломов верхней конечности, так и среди травм всего опорно-двигательного аппарата. Подробно изучены и освещены вопросы строения плечелучевого сочленения, особенности его оссификации и рентгеноанатомии в разные возрастные периоды, что помогает лучше понять специфику повреждений костных и связочных структур данной области.

Приведены наиболее информативные современные методы диагностики травм данной области, в частности, – рентгенологический, ультразвуковой, магниторезонансный методы исследования с подробным описанием всех положительных и отрицательных сторон, а также их применимости к той или иной ситуации в практике врача‒детского травматолога.

Таким образом, все перечисленные особенности плечелучевого сочленения указывают на первостепенность проблемы диагностики его повреждений в детской травматологической практике. 1. Ермак Е.М. – Ультразвуковая и функциональная диагностика. – 2005. – № 5. – С. 102–114.
2. Исаков Ю.Ф. Хирургические болезни детского возраста. – Т. 2. – М.: ГЭОТАР-Мед, 2004. – С. 69. 3. Кирпатовский И.Д.

, Смирнова Э.Д. Клиническая анатомия // Книга II. Верхняя и нижняя конечности. – М.: МИА, 2003. – С. 70.
4. Корж А.А., Бондаренко Н.С. Повреждения костей и суставов у детей. – M., 1994. – С. 187–194, 5. Корнилов Н.Ф. Травматология и ортопедия. – М., 2001. – С. 48–50.
6. Кузнечихин Е.П. Хирургическая патология верхней конечности. – М.: Бином, 2012. – С. 105–134.
7. Немсадзе В.П., Шастин Н.П.

Переломы костей предплечья у детей. – М., 2009. – С. 21–23, 64–81, 156–172, 280–289–296.
8. Ормантаев К.С., Марков Р.Ф. Детская травматология. – С. 85–120.
9. Привес М.Г., Лысенко Н.К. Анатомия человека. – М., 1985. – С. 126–127.
10. Сапин М.Р., Брыксина З.Г. Анатомия и физиология детей и подростков. – 2002. – С. 111–112.
11. Труфанов Г.Е. Лучевая диагностика. – М.: ГЭОТАР-Мед. – С.

102–111.
12. Шапошников Ю.Г. Травматология и ортопедия: Руководство для врачей. Т.2. – М., 1997. – С. 157, 187.
13. Benson M., Fixsen J., Macnicol M., Parsch K. Children’s Orthopaedics and Fractures. – Springer. – Р. 665, 731–740.
14. Lovell, Winters Lovell and Winters’s Pediatric Ortopaedics, Lippincott Williams & Wilkins, Р. 935–940.
15. Paterson H.

Epiphyseal growth plate fractures, Springer, 2007, Р. 696–718.
16. Rang M., Pring M., Wenger D. Rang’s Children’s Fractures // Lippincott Williams & Wilkins. – 2005. – Р. 120–135.
17. Rockwood & Wilkins Rockwood & Wilkins’s Fractures in Children. – 6th Edition. – Lippincott Williams & Wilkins. – 2006. – Р. 444–470.

Плечелучевое сочленение, articulation humeroradialis – это составная часть локтевого сустава [3, 6, 7, 9]. Переломы и вывихи костей, образующих плечелучевое сочленение – костей предплечья, по частоте занимают первое место как среди переломов других сегментов верхней конечности (69,6 %), так и по отношению к повреждениям иных локализаций опорно-двигательного аппарата (44,0 %) [4].

По частоте ошибок и осложнений в лечении повреждения данной области занимают первое место относительно других сочленений, образующих локтевой сустав [2, 4], что диктует необходимость в более тщательном и детальном изучении особенностей строения плечелучевого сочленения и повреждений данной области локтевого сустава.

Плечелучевой сустав образуется сочленением головочки плечевой кости с ямкой на головке лучевой кости и является по форме шаровидным, но фактически движение в нем совершается только вокруг двух осей. Оно обеспечивает супинационно-пронационные движения в локтевом суставе и имеет высокую конгруэнтность [3, 6, 7, 9].

Связочный аппарат плечелучевого сочленения представлен коллатеральными связками, латеральной лучевой коллатеральной связкой, которая представляет из себя треугольной формы пучки, медиально и латерально уплотняющиеся к фиброзному слою суставной капсулы.

Она простирается от латерального надмыщелка плеча и дистально смешивается с круговой связкой лучевой кости, которая окружает и удерживает головку лучевой кости в лучевой выемке локтевой кости, формирующей проксимальный лучелоктевой сустав и способствующей пронации и супинации предплечья [6, 9].

Оссификация плечелучевого сочленения начинается с проксимального отдела лучевой кости, которая хорошо определяется уже к 7–9 неделе внутриутробного периода [6, 13, 15, 17], причем первые точки окостенения появляются в диафизе лучевой кости в конце 2-го – начале 3-го месяца внутриутробного развития [10, 13]. Процесс оссификации эпифизов продолжается и после рождения [17].

По данным различных авторов отечественных и зарубежных, сроки появления центра оссификации головочки мыщелка вариабельно от 3 месяцев до 2 лет. Что касается головки и шейки лучевой кости, то к 4 годам они приобретают те же контуры, что и у взрослого человека [6, 9, 10, 17].

Закрытие ростковых зон в плечелучевом суставе, как правило, происходит в 13–15 лет, причем у девочек на 1–2 года раньше, чем у мальчиков [10].

Следует упомянуть о рентгенографических особенностях локтевого сустава и плечелучевого сочленения в частности. На рентгенограммах области локтевого сустава получается одновременное изображение дистального отдела плечевой кости и проксимальных отделов костей предплечья. В прямой и боковой проекции видны все детали этих отделов.

На боковом снимке блок и головочка наслаиваются друг на друга, вследствие чего тени этих образований имеют вид концентрических кругов. Хорошо видны рентгеновские суставные щели плечелоктевого, плечелучевого и проксимального лучелоктевого суставов [9].

В связи с особенностями оссификации на рентгенограмме в детском и юношеском возрасте наблюдается большое количество костных фрагментов, наличие которых усложняет дифференциальную диагностику между нормой и патологией [9, 17].

На переднезаднем снимке в период перед оссификацией головки лучевой кости, в норме в этой области может отмечаться наличие углового поворота к краю шейки лучевой кости, что может быть ошибочно диагностировано как подвывих [17].

Вероятность травмы в плечелучевом сочленении довольно высока у детей 4–12 лет [6, 8, 13], а в 13–14 лет риск получения травмы у девочек становится заметно меньше, чем у мальчиков [13]. Среди повреждений плечелучевого сочленения особое место занимают травмы шейки и головки лучевой кости, которые среди всех повреждений опорно-двигательного аппарата составляют более 1 % [17].

По другим данным, переломы головки лучевой кости встречаются у 20,9 % детей; головки на границе с шейкой лучевой кости — у 11,0 % [4], головки и шейки лучевой кости в 4–16 % [15].

Вообще травмы в области проксимального отдела лучевой кости наиболее часто встречаются в возрасте 4–14 лет, со средним диапазоном в 9–10 лет, причем наблюдается лишь небольшая разница в частоте повреждения между мальчиками и девочками. Наиболее частым является непрямой механизм травмы головки и шейки лучевой кости, т.е. падение вперед с опорой на вытянутую руку [2, 4, 8, 12, 17].

Также возможен и прямой механизм травмы ‒ удар или противоудар локтевой кости о какой-либо твердый предмет или падение ребенка на область согнутого предплечья. Вывихи костей предплечья в области локтевого сустава составляют 80,9 % по отношению ко всем аналогичным повреждениям других суставов [4] и занимают первое место среди вывихов других локализаций [4, 6].

Среди них вывих головки лучевой кости составляет 9,9 % [6]. Изолированные вывихи предплечья встречаются у детей очень редко [6, 8, 13, 15, 17] и составляют, по некоторым данным, около 0,5 % [8], что, однако, чаще, чем у взрослых [17].

Изолированный подвывих лучевой кости по данным одних, чаще встречается у детей в возрасте от 1 до 4–5 лет и является самой распространенной травмой предплечья и локтевого сустава у детей данной возрастной группы [6, 8, 15], по данным других, наиболее частым возрастом поражения является семилетний возраст [17]. Причиной подобной травмы являются диспропорции роста, которые выражаются в слабости связочного аппарата суставов предплечья, в избыточном развитии синовиальной суставной сумки локтевого сустава у детей данного возраста. Существует 2 вида подобного повреждения – пронационный подвывих головки лучевой кости (возникает при вытяжении руки за кисть или дистальную треть предплечья, в результате чего головка лучевой кости отходит от головчатого возвышения и между ними втягивается и ущемляется синовиальная оболочка) и супинационный (патогенез до конца не изучен) [2, 8, 12].

Сочетанные вывихи костей предплечья встречаются достаточно часто и составляют порядка 34,2 % [2, 4]. Причем, как правило, чаще имеют место заднелатеральные (76 %) и задние (8,0 %), в то время как другие варианты встречаются в менее 3–5 % случаев [2, 4, 6, 17].

По данным других исследований (Carliozand Abols, Linscheid RL, Wheeler DK), заднелатеральные и задние вывихи составляли более 95 % всех сочетанных вывихов. Характерный механизм таких травм — падение ребенка вперед, с упором на руку.

В связи с тем, что сумочно-связочный аппарат в переднем отделе локтевого сустава наиболее слабый, в преобладающем большинстве случаев возникают задние вывихи [2, 4, 6, 8, 12, 15, 17].

Переломовывихи костей предплечья по разным данным, составляют 6 % по отношению ко всем видам повреждений предплечья [4].

Перелом локтевой кости в сочетании с вывихом лучевой.

Классически принято разделять данную разновидность травм на 3 вида: повреждения Монтеджа (Сочетание вывиха лучевой кости с переломом диафиза локтевой), Брехта (Сочетание вывиха лучевой кости с переломом метафиза локтевой) и Мальгеня (Сочетание вывиха лучевой кости с переломом эпифиза локтевой) [2, 4, 6, 8, 12].

В ряде литературных источников повреждения Брехта и Мальгеня не рассматриваются отдельно, а входят в структуру повреждений Монтеджи [13, 17]. Повреждение Монтеджа является наиболее частым среди переломов локтевой кости с одновременными вывихами лучевой [4, 8, 13]. Различают 4 типа повреждений Монтеджа:

– 1-й тип – сочетание переднего вывиха лучевой кости с переломом диафиза локтевой. Это самый распространенный тип повреждения Монтеджа, встречается у 70 % детей с подобной травмой [15];

– 2-й тип – сочетание заднего вывиха головки лучевой кости и диафизарного или метафизарного перелома локтевой кости, встречается в основном у детей старшего возраста, пик приходится на 13 лет. Частота составляет, по разным данным, 3–6 % [15] или чуть более 1 % (по данным RingandWaters);

– 3-й тип – латеральный или переднелатеральный вывих головки лучевой кости в сочетании с переломом метафиза локтевой кости. Это второй наиболее встречающийся тип повреждения Монтеджа, наблюдается примерно у 23 % детей [15];

– 4-й тип – характеризуется сочетанием переднего вывиха головки лучевой кости и переломами локтевой и лучевой кости на одинаковом уровне либо с более дистальным уровнем перелома лучевой кости по сравнению с переломом локтевой. По различным данным (Wiley and Galey, Olney and Menelaus, and Dormans and Rang), частота не превышает 1 % [15].

По разным данным, повреждения плечевой кости занимают второе место по частоте поражения среди детей [2, 4, 8].

Среди них переломы головочки мыщелка плечевой кости встречаются довольно редко [2, 13, 17] – так, согласно данным исследования Marionand Faysse, среди 2000 детей с повреждениями области локтевого сустава встретился только 1 случай.

По отношению ко всем повреждениям дистального отдела плечевой кости данный вид переломов составляет от 6,8 %, до 12,3–17,4 % [4, 6]. Переломы головочки мыщелка наблюдаются, как правило, у детей в возрасте 4–10 лет [2, 15, 17].

Механизм травмы обычно непрямой: ребёнок падает на кисть вытянутой руки, и основная сила удара передается на локтевой сустав по продольной оси лучевой кости. Головка этой кости упирается в головку мыщелка плечевой кости и откалывает большую или меньшую часть дистального метаэпифиза с наружной стороны, в результате чего происходит смещение костного отломка [2, 4, 6, 13, 15, 17].

Основным методом диагностики повреждений плечелучевого сочленения является рентгенологический [4, 6, 7, 8, 11, 14, 17]. При рентгенографии необходимо выполнение рентгенограмм в стандартных укладках минимум в двух взаимно перпендикулярных проекциях, для более точной верификации диагноза необходима сравнительная рентгенография здорового сустава [4, 5, 7, 11].

Рентгеноскопия позволяет оценить: факт стабильности переломов в области плечелучевого сочленения при выполнении провокационных проб; эффективность репозиции и остеосинтеза во всех плоскостях в режиме реального времени [11, 14].

Томографические методы обладает наибольшей разрешающей способностью и широким диапазоном по сравнению с рентгенографией, т.к.

делают возможным детальное изучение костно-хрящевых и мягкотканных анатомических структур и позволяют получать изображения с высоким пространственным и контрастным отображением, идентифицировать гораздо больше анатомических структур в двухмерном и трехмерном режимах [5, 11, 14].

Сонографический метод применяется для исследования повреждений мягкотканых структур опорно-двигательного аппарата. Высокая разрешающая способность современных ультразвуковых аппаратов позволяет выявить повреждения отдельных пучков волокон мышц и сухожилий [11, 14].

Лечение повреждений плечелучевого сочленения является важнейшей проблемой современной детской травматологии ввиду высокого риска развития тяжелых осложнений и ошибок при лечении пациентов с травмами данной области, поэтому требуют дифференцированного подхода к выбору метода лечения.

Таким образом, проблемы диагностики повреждений плечелучевого сочленения у детей ввиду перечисленных особенностей занимают первое место в современной детской травматологической практике и требуют принятия решительных действий по их устранению.

Рецензенты:

Железнов Л.М., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой анатомии человека, ГОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Оренбург;

Сафронов А.А., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой травматологии и ортопедии, ГОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Оренбург.

Работа поступила в редакцию 17.01.2014.

Библиографическая ссылка

Источник: https://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33440

Журнал «Травма» Том 12, №3, 2011

Перелом дистального отдела лучевой кости у детей

Переломы дистального метаэпифиза костей предплечья являются самыми распространенными повреждениями и составляют 11 % от всех переломов, 33,2 % среди повреждений длинных трубчатых костей и до 60–90 % среди повреждений костей предплечья [1, 5].

Являясь, по сути, повреждением проксимального отдела кистевого сустава, переломы дистального метаэпифиза обладают ярко выраженным половым диморфизмом и происходят в результате минимальной травмы у женщин (84,5 %), что позволяет отнести их к последствиям постменопаузального остеопороза [2, 10, 12, 13, 17].

Несмотря на интенсивную разработку способов оперативного лечения переломов лучевой кости в типичном месте, по данным различных авторов, неудовлетворительные исходы лечения составляют в среднем 35 % [3, 4, 7, 18, 19].

Остаются нерешенными вопросы дифференцированной тактики лечения при различном механизме травмы и интенсивности травмирующего фактора, особенно при многооскольчатых и внутрисуставных переломах, которые, в свою очередь, ведут к осложнениям в виде косорукости, контрактур в лучезапястном суставе и нейродистрофического синдрома.

Цель работы — изучить эффективность и предложить дифференцированную тактику лечения повреждений дистального метаэпифиза лучевой кости (ДМЭЛК) при различной интенсивности травмирующего фактора.

Материалы и методы

При изучении распространенности в структуре обращаемости за первичной помощью у лиц старшего возраста нами были проанализированы данные работы травматологического пункта КУ «Городская клиническая больница № 2». На протяжении 2005–2009 гг.

в травмпункт обратилось 54 994 человека. У 14 570 (26,5 %) были диагностированы переломы костей разных сегментов. Из них 1775 (15,58 %) — лица в возрасте старше 50 лет, у которых был установлен диагноз «перелом лучевой кости в типичном месте».

Из них 1540 (86,76 %) — женщины и 235 (13,24 %) — мужчины [11].

Нами проведено лечение 128 больных с переломами ДМЭЛК за период с 2002 по 2009 г. Особенностью группы наблюдения являлось то, что у всех имели место переломы с первичным смещением. В группе наблюдения было 35 мужчин (27,35 %) и 93 женщины (72,65 %). Средний возраст пациентов составил 53,3 года (от 27 до 78 лет).

Наибольшее количество травмированных — 82 (64,06 %) — составили лица женского пола в возрасте 51–70 лет и старше.

Пациенты были разделены на 2 группы по интенсивности травмирующего фактора [8]: 1-я группа (переломы обусловлены низкоэнергетической травмой) — 85 человек (66,4 %), из них 13 мужчин и 72 женщины, и 2-я группа (переломы обусловлены высокоэнергетической травмой) — 43 человека (33,7 %), из них 22 мужчины и 21 женщина. К низкоэнергетической травме относили воздействие травмирующего фактора малой интенсивности, включая падение на кисть с небольшой высоты или резкую опору на кисть. Высокоэнергетическая травма была вызвана в 25 случаях падением с лестниц, в 13 — падением при занятиях спортом (лыжи, сноуборд, коньки). Следует отметить, что при низкоэнергетической травме наблюдалось снижение тонуса мышц у пациентов.

Все травмы ДМЭЛК имели бытовой характер. Повреждение левой верхней конечности наблюдалось у 93 (72,1 %) пострадавших, правой — у 34 (26,35 %),  у 2 пациентов (1,55 %) повреждение носило дву­сторонний характер.

В 124 случаях (96,9 %) отмечены закрытые повреждения и в 4 (3,1 %) — открытые. Все случаи открытых повреждений были обусловлены перфорацией кожи костным отломком.

В первые сутки после травмы обратились за помощью 112 (87,5 %) больных, от 1 до 3 суток — 4 (3,1 %) больных, более  3 суток — 12 (9,4 %).

Нами учитывался тип перелома по классификации АО [1], в соответствии с которой мы выделили 3 типа переломов. Так, внесуставные переломы (тип А) диагностированы у 41 (31,79 %) больного, частично внутрисуставные (тип В) — у 56 (44,18 %) больных, полные внутрисуставные (тип С) — у 31 (24,03 %) больного.

Учитывая состояние губчатой костной ткани в области места перелома [10, 12], при лечении больных с низкоэнергетической травмой мы придерживались щадящей тактики лечения.

При обращении пациентов оценивался тип перелома, возраст пациента, механизм травмы, после чего определялся метод лечения (табл. 1).

В наблюдаемой нами группе чаще всего встречались нестабильные частично внутрисуставные переломы типа В (по классификации АО).

Преобладал консервативный метод лечения, примененный у 100 (78,12 %) пациентов: 64 пациента 1-й группы и 36 — 2-й группы. Для минимизации воздействия на поврежденный участок мы применяли щадящую репозицию отломков лучевой кости (рис. 1 а, б, в, г).

При вторичном смещении у лиц физического труда с развитой мышечной системой при высокоэнергетической травме выполнялась закрытая репозиция с использованием устройства для закрытой репозиции переломов плеча и предплечья [15]. Особенностью репозиции является возможность распределять усилия противотяги по всей поверхности плеча и возможность контролировать усилие при выполнении манипуляций.

Показаниями к оперативному лечению переломов лучевой кости были:

1) внесуставные нестабильные переломы с косой плоскостью излома, оскольчатые переломы;

2) внесуставные стабильные переломы, не поддающиеся закрытой репозиции;

3) внутрисуставные переломы со смещением суставной поверхности свыше 22 мм;

4) переломы Бартона с фрагментом площадью более 25–30 % суставной поверхности лучевой кости.

Основным методом оперативного лечения было применение чрескостного компрессионно-дистракционного остеосинтеза. Аппарат внешней фиксации применялся у 28 (21,88 %) пациентов: 19 (67,86 %) пациентов 1-й группы и 9 (32,14 %) пациентов 2-й группы.

Восстановительное лечение было разделено на 3 периода:

I период — иммобилизационный (1–5-я неделя с момента травмы). Проводились мероприятия по уменьшению болевого синдрома, профилактике отека и контрактур, улучшению трофики тканей и кровотока в травмированной конечности.

Через 3 недели после травмы у 30 (26,57 %) пациентов группы наблюдения гипсовая повязка была заменена иммобилизирующей шиной [14]. Данный метод применялся у 20 (66,67 %) пациентов 1-й группы и у 10 (33,33 %) — 2-й группы.

Ранняя разработка пассивных движений в лучезапястном суставе достигалась путем изменения угла в шарнирном узле, расположенном на уровне лучезапястного сустава. При помощи пневмоэлемента регулировалась степень прилегания шины (рис. 2).

Сроки иммобилизации в группе наблюдения составили: при использовании гипсовых повязок — 4–5 недель, при использовании иммобилизирующей шины — 4–5 недель, срок демонтажа аппаратов внешней фиксации — 5–6 недель после травмы.

II период (5–7-я неделя) — ранней функции после снятия иммобилизации, в течение которого восстанавливались подвижность в суставах пальцев и лучезапястном суставе, навыки самообслуживания, трофика тканей и кровообращения в поврежденном сегменте.

III период — усиленной кинезотерапии (7–10-я неделя), включающий дозированное увеличение нагрузки, силы и выносливости, тренировку координации движений для самообслуживания и восстановления трудовых навыков, повышение выносливости руки к силовой нагрузке.

Всем пациентам в процессе лечения в условиях стационара проводилась медикаментозная профилактика вегетодистрофического синдрома, ЛФК, физиотерапевтическое лечение согласно общепринятым подходам.

Результаты и обсуждение

Сроки временной нетрудоспособности (или возможности самообслуживания без посторонней помощи) составили при консервативном лечении: в 1-й группе — от 42 до 64 дней, во 2-й группе — от 42 до 57 дней; при оперативном лечении: в 1-й группе — от 48 до 68 дней, во 2-й группе — от 42 до 64 дней.

Результаты лечения оценены у 115 больных: 78 (67,83 %) больных 1-й группы и 37 (32,17 %) больных 2-й группы.

Нами были оценены результаты лечения больных в зависимости от возраста (рис. 3).

Прямая линия на диаграмме обозначает так называемую линию тренда — линию, описывающую общую тенденцию, характерную для исследуемого явления. На диаграмме представлено уравнение линии тренда: y = –0,0735х + 21,521.

Здесь под переменной x понимается возраст больных в годах, y — результаты лечения в баллах у больных с заданным возрастом.

Коэффициент при переменной x отрицателен, что свидетельствует о снижении показателей выздоровления больных старшего возраста. Визуально это легко заметить по наклону линии тренда.

Для оценки восстановления функции была применена 4-балльная шкала [6, 9], по которой 4 баллам соответствовал результат при полном восстановлении функции, наименьшее количество баллов — 1 балл — неудовлетворительная функция.

Учитывая разнообразие состава группы наблюдения и неоднозначность общей оценки, для характеристики восстановления функции поврежденного сегмента нами применен метод анализа иерархий [16], который с помощью количественной оценки более объективно может установить соотношения между показателями.

Так, при опросе больных и дальнейшей обработке данных получены следующие коэффициенты показателей: клинико-рентгенологические — 0,029, амплитуда движений в лучезапястном суставе — 0,097, отечность — 0,125, сила кисти — 0,95, состояние мышц кисти — 0,039, боль — 0,337, трудоспособность — 0,278.

Параметр доверия полученным результатам составил 0,044, что свидетельствует о высокой достоверности.

На рис. 4 а, б представлена динамика восстановления функции в обеих группах.

При анализе показателей в обеих группах наилучшее значение по окончании иммобилизационного периода получено при использовании функциональной шины — 2,999 и 3,072 соответственно.

Наибольший прирост функции поврежденной конечности в периодах функциональной реабилитации и усиленной кинезотерапии (0,578 и 0,593) отмечен при применении чрескостного компрессионно-дистракционного остеосинтеза. При применении гипсовых повязок прирост после первого периода составил 2,372 и 2,424.

Прирост функции был меньше (0,442 и 0,591), чем при применении чрескостного компрессионно-дистракционного остеосинтеза. Наиболее высокий прирост функции в 3-м периоде получен при применении функциональной шины (3,84 и 3,773).

Хорошие результаты (восстановление объема движений в лучезапястном суставе 75 % и более от нормы, отсутствие болевых ощущений при движениях, отсутствие деформации или деформация, не влияющая на функцию) получены у 75 человек (65,22 %): 51 больного 1-й группы и 24 больных 2-й группы.

Удовлетворительные результаты (незначительное ограничение движений, незначительная деформация) получены у 33 человек (28,7 %): 22 больных 1-й группы и 11 больных 2-й группы.

Неудовлетворительные результаты (выраженная деформация, постоянные боли, резкое ограничение функции лучезапястного сустава и кисти, ослабление силы) отмечены у 7 больных (6,08 %): 5 больных 1-й группы и 2 больных 2-й группы (табл. 2).

Положительные результаты при консервативном лечении составили 94,25 %, при оперативном — 98,12 %.

Осложнения отмечены у 26 больных: контрактуры пальцев кисти — у 3 (4,54 %) пациентов в первой группе, у 8 (27,59 %) — во второй группе; легко выраженный вегетодистрофический синдром наблюдался у 8 больных (6,25 %) — у 5 1-й группы и 3 больных 2-й группы; боль при движениях средней и выраженной интенсивности наблюдалась у 15 (22,72 %) пациентов первой группы, у 11 (37,93 %) пациентов второй группы.

Таким образом, дифференцированный подход с учетом механизма травмы позволил получить положительные результаты в 94 % случаев за счет улучшения динамики восстановления функции поврежденной конечности и избежать грубых тактических ошибок на всех этапах лечения.

Выводы

1. Проведенный анализ структуры обращения за помощью в связи с повреждением опорно-двигательного аппарата показал, что повреждение дистального мета­эпифиза лучевой кости у лиц старшей возрастной группы составляет 15,58 % от первичного травматизма, при этом подав­ляющее большинство (86,76 %) составляют лица жен- ского пола с низкоэнергетическим механизмом травмы.

2. Проведение репозиции, определение хирургической тактики лечения при низкоэнергетической травме требуют выбора щадящих способов, обеспечивающих минимизацию воздействия на ткани в области перелома и возможность ранней функции.

3. Среди способов хирургического лечения при низкоэнергетической травме метод чрескостного компрессионно-дистракционного остеосинтеза обеспечивает условия минимальной травматичности и ранней функции, что позволило получить положительные результаты в 98,12 % случаев.

4. Дифференцированная тактика лечения больных с повреждением дистального метаэпифиза лучевой кости с учетом механизма травмы позволила получить положительные результаты в 94 % случаев и снизить количество неудовлетворительных результатов на 29 % по сравнению с данными литературы.

Источник: http://www.mif-ua.com/archive/article/23278

Клиника, диагностика и лечение повреждений проксимального эпиметафиза лучевой кости у детей и подростков

Перелом дистального отдела лучевой кости у детей

Особенности анатомического строения локтевого сустава, малая защищенность его мягкими тканями обуславливают разнообразие течения, и разнообразие методов лечение переломов проксимального отдела лучевой кости.

Анализы диагностики и лечение у больных показывают, что при ранней и тактически правильной проведенной диагностике и лечения у больных полностью восстанавливаются анатомическая структура и функции локтевого сустава.

Ключевые слова:дети, перелом, лучевая кость.

Features of anatomical structure of the elbow, a small protected of elbow soft tissue diversity flow and diversity method of treatment fractures of the proximal part of radius. Analysis of diagnostics and treatment of patients shows, that at the early and tactically the right diagnostics and treatment of patients restore the anatomically structure and function of elbow.

Актуальность. Среди тяжелых повреждений локтевого сустава детского возраста перелома-вывихи костей локтевого сустава являются одним из сложных повреждений. Сложность данных повреждений заключается в том, что полностью нарушаются основные анатомические образования локтевого сустава [4].

Переломы проксимального отдела лучевой кости у детей относятся к внутрисуставным повреждениям, и по данным различных авторов составляет от 8,1 % до 53,14 % среди повреждений в области локтевого сустава [5].

Переломы шейки и головки лучевой кости являются одним из часто встречающихся повреждений детского возраста, и они занимают ведущее место среди переломов в области локтевого сустава.

Несмотря на значительные успехи в лечении и диагностики переломов костей, проблема диагностики и лечения повреждений проксимального отдела лучевой кости до настоящего времени не утратили своей актуальности [1, 3].

Цель: Целью работы являлось улучшение результатов лечения перелома проксимального отдела лучевой кости.

Материалы и методы: Под нашим наблюдением находились 147 больных в возрасте 4–18 лет, лечившихся в клинике Ташкентского педиатрического института по поводу перелома проксимального эпиметафиза лучевой костей, что составила 10,7 % по отношению ко всем переломам костей, образующих локтевой сустав. Изолированных переломов было у 124 детей (84,4 %), в сочетании с переломами другой локализации у 23 (15,6 %). Основная масса больных 66,6 % поступили в стационар первые 6 часов после получения травмы, в течение первых суток — 11,6 %.

В более чем 96,6 % случаев нами отмечен непрямой механизм травмы. Это падение детей на кисть с вытянутой и полусогнутой в локтевом суставе руки.

При этом, как показали наши исследования, предплечье находится в положении пронации, а его вальгусное положение по отношению к плечу определяет основные компоненты травмирующего воздействия силы. Прямой механизм травмы имел место только у 3,4 % случаев.

Среди наших больных у 92 (62,6 %) имели место эпифизеолизы и остеоэпифизеолизы головки лучевой кости, у 43 (29,2 %) перелом шейки и только у 12 (8,2 %) перелом головки лучевой кости.

Проведены клинический, рентгенологический, допплерографический и ультразвуковое методы исследования.

Для ранней диагностики и лечения больных с переломами шейки головки лучевой кости необходимо знание клинических признаков перелома в особенности рентгенологических данных.

Так как, точная диагностика с уточнением вида смещений фрагментов и правильная интерпретация снимков позволяют индивидуально подходить каждому отдельному случаю и правильному проведению лечебной тактики.

Клиническое обследование больных при подозрении на повреждение проксимального отдела лучевой кости включает те же методы, которые находят применение и при других повреждениях опорно-двигательного аппарата: уточнение анамнеза и механизм травмы; осмотр и пальпация поврежденной конечности; определение объема активных и пассивных движений. Данные общеклинического исследования дополняется рентгенологическими исследованиями.

Объективные клинические данные зависят от тяжести основного и сопутствующего повреждений.

При эпифизеолизах и остеоэпифизеолизах головки и переломах шейки лучевой кости без существенного смещения отломков положение конечности свободное, предплечье несколько пронировано, а при переломах с выраженным смещением обращает на себя внимание внутреннее положение конечности: пациентподдерживает здоровой рукой поврежденную, которая обычно согнут в локтевом суставе под углом 1300–1500 и отведена в плечевом суставе, предплечье находится в среднем положении или несколько пронировано. Такое положение поврежденной руки нами было отмечено у 114 больных из 124 детей с изолированными переломами проксимального отдела лучевой кости. Вынужденное положение имеет под собой патогенетическую почву: в ротированном кнутри предплечье, связочный аппарат локтевого сустава находится в положении физиологического покоя, так как, уменьшая рефлекторное сокращение мышц, снижает болевые ощущения. При пальпации ощущается резкая болезненность по наружной поверхности локтевого сустава и в проекции головки лучевой кости. Нередко пальпацией определяется смещение ее головки. Это возможно пальпировать, когда головка луча смещена кнаружи и после травмы прошел небольшой отрезок времени, пока не развилась отечность мягких тканей на месте перелома. Острый край полукруга головки резко натягивает кожу, на месте наибольшего сдавления нередко появляется мацерация ее, такое положение нами отмечено у 29 больных. Активные и пассивные движения в локтевом суставе ограничены. На первый план выступает резкое ограничение супинации предплечья. Этот симптом является характерным, патогномоничным для перелома проксимального отдела лучевой кости. Пронация предплечья также ограничена, но меньшей интенсивности. Сгибательно-разгибательные движения ограничиваются в меньшей степени, чем ротационные. Сгибание в локтевом суставе нередко доходит до нормальных цифр, а разгибание резко болезненно и значительно ограничено.

В плане обследования больных с переломами проксимального отдела лучевой кости особое место отводится рентгенологическим исследованиям. Рентгенограмма локтевого сустава в двух стандартных проекциях вполне достаточны для правильные диагностики.

На рентгенограммах определяется локализация и характер перелома, вид смещения отломков, кроме этих исследований мы определяем нарушение линии Смита в боковой проекции и линии Гинзбурга в передне-задней проекции. Анализ рентгенограмм показывает, что при эпифизеолизах и остеоэпифизеолизах центральный отломок чаще смещается кнаружи, кпереди и реже кзади.

Смещение по ширине и наклон головки по отношению к длинной оси лучевой кости бывают различной степени. При переломах шейки лучевой кости линия излома проходит в косом и косо-поперечном направлениях. При этом у 28 больных отмечено угловое смещение отломков.

Необходимо отметить, что при повреждениях проксимального эпиметафиза лучевой кости точное установление характера и величины смещения представляют значительные трудности. В результате диагностика в большинстве случаев не отражает истинной величины, что влечет за собой ошибки в выборе лечебное тактики.

Исследование кровообращения в локтевом суставе проведено у 14 больных, из них у 10 больных со смещением костных отломков и у 4 больных без смещением костных отломков до и в период лечения.

Исследования проведено на ультразвуковом аппарате Hitachi AE VB-565 (Япония), B Logiq -100 (США) с допплеровской приставкой и конусовидным датчиком 5,0–75 МГц, с двух-трехмерной реконструкцией с виртуальной ангиографией сосудов.

Исследование проводилось в «В» режиме цветовым энергетическим картированием. В ходе исследования было выявлено, что визуализация сосудов васкулизирующих дистальные отделы предплечья в первые часы после травмы скорост кровотока усилилась на a. radialis от 35,01 до 41,03 см/с; a.

ulnaris от 38,09 до 43,00 см/с т. е. в два раза выше нормы; индекс резистивности на a. radialis от 0,61 до 0,73 см/с; a. ulnaris от 0,89 до 0,97 см/с.

 Ультразвуковое исследование локтевого сустава было произведено на аппаратах «Interscan 250 (Германия), Hitachi AE VB — 565 (Япония), B Lоgiq — 9 GE (США)» работающий в режиме реального времени с линейным мультичастотным датчиком 3,5; 7,5 МГц. Новые мощные алгоритмы позволяют получить изображения экспертного класса с максимально высоким разрешением по всей глубине сканирования, что обеспечивает решение широкого перечня диагностических задач.

Для определения степени повреждения нами у 14 здоровых детей различного возраста определили нормальную ультразвуковую структуру локтевого сустава.

При обследовании были выявлены следующие данные: просвет сустава не расширен, контуры ровные, структуры сухожилия двуглавой мышцы плеча неизменены, круглая связка лучевой кости однородная, целостность не нарушена.

Суставные поверхности лучевой кости — ровные, кальцинация отсутствует, в паракапсулярной зоне выпота нет. Максимальная скорость кровотока непосредственно в области локтевого сустава в стволе плечевой артерии VMAX — 19,9 см/с, индекс резистивности (RI) — 0,48 см/с.

Состояние жировых тел — структура не изменена и негипертрофирована. В последующем были обследованы 20 больных в момент поступления и далее на 7, 12 сутки, для определения степени консолидации.

Лечение больных с переломами проксимального отдела лучевой кости проводилось как консервативными, так и оперативными методами в зависимости от характера повреждения, степени смещения костных отломков и сроков с момента травмы.

При переломах со смещением I степени необходимость в репозиции отпадает, так как они являются «допустимыми» смещениями.

В подобных случаях (35 больным) осуществляем иммобилизацию конечностей глубокой задней лангетной гипсовой повязкой от основания пальцев до верхней трети плеча в положении сгибания в локтевом суставе под углом 900 исупинации предплечья.

У 40 больных из 45 с переломами II степени произведена одномоментная закрытая ручная репозиция костных отломков, у 5 больных при наличии косой линии излома шейки лучевой кости производили чрескожный остеосинтез спицей Киршнера по Г. А. Баирову. Среди больных со смещением III степени (44) только у 9 нам удалось сопоставить костные отломки закрытой ручной репозицией. Остальным применено оперативное вмешательство.

Заключение и выводы. Таким образом, повреждение проксимального отдела лучевой кости составляет 10,7 % по отношению ко всем переломам костей локтевого сустава и является малоизученным разделом детской травматологии.

Диагностика этих повреждений представляют определенные трудности и основана на данных клинического и рентгенологического обследования. Способ определения эпифизарно-диафизарного угла позволяет уточнить истинную величину смещения фрагментов и индивидуальному подходу к выбору лечебной тактики.

При повреждениях со смещением I-II степени показано консервативное лечение, а при переломах со смещением III-IV степени активное хирургическое вмешательство.

Литература:

1.                  Ганиев А. К., Махмудов М. С. //Допплерографический метод исследования при повреждениях ростковых зон дистального отдела лучевой кости //Актуальныепроблемы детской травматологии и ортопедии: Сборник тезисов Республиканская научно-практическая конференция с международным участием. Узбекистан, Ташкент 2007 г., С.13–15.

2.                  Меркулов, В.Н //Современные принципы профилактики ошибок и осложнений при лечении повреждений локтевого сустава у детей и подростков //Актуальные вопросы детской травматологии и ортопедии: матер. научн-практ. конф. Детских травматологов-ортопедов России. — Воронеж, 2004 С.160–161.

3.                  У. К. Нарзикулов, Г. М. Назиркулов //Допплерографические исследование переломов проксимального отдела лучевой кости у детей // Лечение повреждений и заболевания опорно-двигательного аппарата. Современные технологии в травматологии и ортопедии. Профилактика и лечение осложнений// 7-ая международная научно-практическая конференция. Азербайджан, Баку 2012. -С. 22

4.                  Ходжанов И. Ю., Байимбетов Г.Дж. //Контрактуры локтевого сустава у детей и их лечение // Актуальные вопросы травматологии и ортопедии VIII съезд травматологов-ортопедов Узбекистана. — Ташкент 2012 г., С.

5.                  Корзников, П. А. Лечение повреждений локтевого сустава у детей// П. А. Корзников, Н. А. Боев //Успехи здравоохранения в реформации ортопедо-травматологической службы. — Курган, 2005. — С. 227–229.

Источник: https://moluch.ru/archive/91/19733/

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий