Перелом бедра у ребенка сколько лежат вытяжении

Мама мальчика, сломавшего бедро, сравнивает белорусскую и швейцарскую медицину

Перелом бедра у ребенка сколько лежат вытяжении

Уроженка Беларуси, модельер Дора Бланк, рассказала о том, как ее сын попал в столичную больницу с переломом бедра: мальчик совершил неудачный прыжок в батутном центре.

Дору предупредили, что мальчик 6—8 недель будет находиться в лежачем положении, а после этого возьмет в руки костыли.

Модельер позвонила в службу скорой авиационной помощи, и мальчика прооперировали в Швейцарии — он начал ходить на второй день.

Первую часть истории родственники Даника, сломавшего бедро, описывают так: вечером мальчик занимался в столичном батутном парке.

По словам дедушки Даника, толщина мата в этом парке не соответствовала норме и составляла всего 6—8 сантиметров при положенных 20.

В итоге Даник приземлился на «худой» мат, закрывавший металлический каркас батута, боком и сломал бедро. Вторую часть истории описывает Дора Бланк — мама мальчика. Приводим ее рассказ.

Рассказ длинноват, но в двух словах не получилось. Не для того, чтобы рассказать, как плохо в Беларуси и как круто в Швейцарии. А для того, чтобы напомнить самой себе и нам всем, что есть еще столько мест, где нужна помощь и деньги для достойных и правильных целей. И кстати, в Беларуси совсем не плохо…

Отыграв утром 2-й тур фортепианного конкурса в белорусском городке Дрогичин, уже вечером того же дня наш сын Даник резво крутил двойное сальто в батутном центре Минска. Неудачное приземление и… перелом бедра, шок, скорая срочно везет Даника в травмпункт 6-й клинической больницы.

Вечер выходного дня, толпы окровавленных и не очень взрослых и детей. Обколотый сильнейшими обезболивающими, Даник, боясь от боли дышать, ждет своего часа на каталке в коридоре.

Нога выглядит чудовищно, сомнений в переломе нет никаких, вместо прямой самой сильной и большой в организме берцовой кости — нелепо выглядящий уродливый крюк.

Несмотря на огромное количество страждущих, иногда рыдающих или кричащих людей, которыми забит коридор, все вокруг работает четко и слаженно, два дежурных врача и анестезиолог по очереди и с завидным постоянством, которое не дает возможности впасть в истерику ожидания, подходят к нам и другим пациентам и спрашивают, как дела.

Просят потерпеть еще немного. Наконец рентген: перелом со сложным смещением. Врач вызывает меня на разговор. Рассказывает о дальнейших шагах: нужен полный наркоз, чтобы сделать скелетное вытяжение.

Для меня все эти слова — совершенный кошмар из другого мира, но врач выглядит вполне адекватным, его уверенность в правильности решения подкупает. Несмело спрашиваю, можно ли подождать до завтра, обдумывая про себя шаги отступления в большую цивилизацию в виде спецсамолета или спецмашины. «Подождать, — говорит он, — можно, но риск большой, кость упирается в кожу, внутреннее кровотечение, которое может открыться каждую минуту, никто не отменял. А в этом месте все крупные артерии и сосуды. Решайтесь».

11 часов вечера, мозг лихорадит, ребенок мечется в бреду от боли, ну какие здесь могут быть варианты?

Наркоз дивными руками анестезиолога длился буквально 40 минут, теперь поперек ноги, продетая насквозь кости, стоит металлическая спица. Выглядит ужасающе, как нога биоробота в фантастических боевиках…

Нас отправляют в палату, где в это время пытаются спать потревоженные вторжением еще одного жильца мальчики разного возраста с переломами разной степени тяжести.

Конструкция, которую сооружают вокруг ноги Даника, отличается высококреативным подходом и занимает почти час времени на свое возведение.

И создают ее (именно создают, лепят из того, что есть) не кто-нибудь, а два дежурных врача, проявляя витиеватую фантазию и уникальные способности создавать из г… конфетку. Особо отличается необычной в своем роде красотой металлическая раритетная штуковина с надписями на немецком языке времен, судя по сложности шрифта, Второй, а то и Первой мировой войны.

Сестрички суетятся и честно стараются сделать все максимально хорошо — насколько это возможно в отсутствие средств для минимального комфорта лежачего больного: одеялко маленькое, но приносят второе, белье старенькое, но чистое, подушечки совсем истерлись — приносят целых три, даже полотенечко возникает со словами: «Вот возьмите, оботрите мальчика тепленькой водичкой». Наш мальчик стонет от каждого прикосновения не только к нему, но и к кровати. Врач, уходя, сообщает приговор: «6—8 недель будем лежать под весом гири, не двигаясь и не вставая, если все встанет на место, то после этого — гипс и еще 6—8 недель скачем на костылях. Дальше, если все срослось правильно и ноги не разной длины, учимся ходить, потом 3—6 месяцев реабилитации. Если срослось неправильно, то ломаем по новой и… смотрите выше». Сильно… Бабушка с дедушкой растерянно, но уверенно стараются меня успокоить, рассказывая, как они будут развлекать все эти многочисленные месяцы своего внука. Уже и расписание составляют…

Даник забывается в сонном бреду, а я судорожно врываюсь в интернет. На ключевые слова в поисковике «скелетное вытяжение» — ни одного фото конструкции, похожей на нашу.

Что-то подобное есть на старинных гравюрах и рисунках в старых медицинских учебниках. В остальном есть фото более сложных конструкций, известных нам из фильмов 50—60-х годов прошлого столетия.

М-да, похоже, что, когда использовали эту крутую немецкую железку со спицей, продетой поперек кости, еще не изобрели фотографии…

К утру, прочитав про переломы бедра и пресловутое скелетное вытяжение все, что было возможно, я уже точно знаю, что можно сделать что-то лучшее, чем этот издевательский садистский способ, и с маниакальной настойчивостью начинаю искать варианты срочной эвакуации.

Из четырех круглосуточных служб скорой авиационной помощи в 5 часов утра откликается одна — конечно же, швейцарская. Все утро проходит в телефонных переговорах и переписке. К 10 утра просыпаются службы российские и белорусская.

И швейцарцы все равно оказываются вне конкуренции: самые профессиональные, самые быстро реагирующие и, не поверите, — самые дешевые, в 2,5 раза дешевле всех остальных.

«Наша услуга будет оплачена вашей страховкой, вам только надо прислать побольше фото ребенка и ситуации, — говорит мне менеджер компании Rega (в этом месте сердце мое не выдерживает в охе восторженного удивления — еще и страховка все оплатит!).

«Мы заберем ребенка в аэропорту Минска, — продолжает оператор, — пришлите, пожалуйста, снимки перелома и фото ребенка». И уже через 5 минут после моего письма с фото нашего креативного «скелетного вытяжения» — звонок врача: «Пожалуйста, не приезжайте в аэропорт, ждите нас в больнице, мы сами приедем, подготовим и заберем ребенка». Голос спокоен и сдержан, но я же понимаю, что человек подумал, когда увидел наше фото.

Дежурный врач клиники на мою просьбу подготовить документы на эвакуацию тяжело, с обидой, но при этом с пониманием вздохнул: «Это ваше право — забирайте. Да, Швейцария, понимаю.

Они будут делать операцию, ставить специальную эластичную шину.

Мы тоже умеем делать такие операции, но у нас нет материалов, которые могут расти вместе с ребенком, нет персонала, который умеет проводить послеоперационную реабилитацию».

Ровно в 7 часов вечера, как и было обещано оператором, во двор клиники подъехала машина скорой помощи, взятая в аренду швейцарской службой.

Все больные на всех этажах клиники, кто мог держаться на ногах, высыпали в коридор, чтобы увидеть чудо: высокий загорелый красавец и такая же высокая и загорелая красавица в идеально сидящей спецодежде главного горного спасателя Швейцарии — компании Rega.

Эта пара выглядела посреди толпы тяжело и не очень тяжело больных и больничного персонала инопланетными существами.

Провожать нас вышли не только все больные, но и работники клиники, от работы которых, надо сказать, остались только хорошие, душевные и теплые воспоминания. Эти люди делали свое дело хорошо, не лениво, со знанием и пониманием страдания.

Смешная, как водится, толстая кухарка, которая выговаривала мальчишке лет 12, что он опять не пообедал нормально, а живет на одной кока-коле с печеньем, молодая хорошенькая сестричка, которая почти целый час вместе со мной пыталась как можно более безболезненно подсунуть под попу Даника неудобное металлическое судно, сердобольная нянечка, которая мягко и без раздражения мыла и успокаивала мальчика на костылях, не успевшего добежать до туалета, дежурный врач, который, как оказалось, прекрасно владеет английским и четко и спокойно рассказал всю историю и ход лечения врачу швейцарскому.

Kinderspital Zurich встретил нас спокойными ласковыми лицами и уверенностью, что мы наконец попали в цивилизацию, что дальше все будет значительно лучше.

Торчащие из ноги концы металлической спицы, произведшей фурор в приемном отделении, были максимально срезаны, но пока оставлены в ноге: врачи очень боялись, что с ней была занесена инфекция.

Огромная чистая палата, множество космических приборов и приспособлений, кровать для мамы или папы — такая же удобная, как у ребенка.

И хотя 3-часовую операцию сделали с задержкой больше чем на сутки (все ждали развития инфекции от чудовищной белорусской спицы), уже через 12 часов после операции были сняты все повязки, кроме пластыря на огромной ране, а через 16 часов после наркоза пришел поджарый спортивный доктор с цветными радостными костылями и потребовал от Даника встать.

Тот сначала не понял, удивленно ища помощи, посмотрел на родителей, то бишь на нас, а потом ему все-таки пришлось ползти. На трех конечностях, конечно, не быстро.

А еще через полчаса его заставили учиться ходить на костылях вверх и вниз по лестнице. «С моей стороны нет претензий, вы можете идти домой. Если ваш врач не против, то завтра вас выпишут».

Завтра? На вторые сутки после тяжелой операции?

«Завтра» Даник полулежал в машине по дороге домой, корча рожи от неудобства и боли, а уже вечером присел к пианино, чтобы попробовать что-нибудь сыграть, нажимая больной ногой на педаль.

Нам предстоит 6 недель прыгать на костылях и 3 месяца не заниматься спортом…

Но это такая мелочь в сравнении с тем, каких страданий пришлось бы испытать в Минске 1,5—2 месяца на вытяжении вообще без движения, а потом еще много месяцев в борьбе за здоровую конечность.

Нам повезло, у нас есть Швейцария. Но как же жалко тех деток, у которых ее нет и которым пришлось и еще придется пережить доисторическое «скелетное вытяжение» и любые другие страшные виды лечения и боли.

И как жалко тех врачей, которые знают, что можно избежать множества детских страданий, и при этом не имеют возможности этого сделать просто потому, что нет денег на материалы и правильное обучение персонала.

И самое в этом месте дурацкое — это то, что с таких, как я и мой сын, в белорусской клинике вообще не берут никаких денег. Врачи и нянечки с ужасом шарахаются от небольших вознаграждений, показывая висящий на стене текст о борьбе с коррупцией. Это очень круто, что персонал больницы не берет взяток.

Правда, и не взяток вовсе, а выражения благодарности, имея в виду их мизерную зарплату. Это вызывает уважение, и это было бы понятно, если бы эти нянечки получали зарплату достойную. Никому ведь в голову не придет дать чаевые нянечке в швейцарской клинике.

На мой вопрос, сколько я должна заплатить как лицо другого государства, дежурный врач белорусского госпиталя делает круглые глаза и что-то говорит о Союзном государстве и взаимопомощи. И при этом даже не спрашивает у меня номер страховки.

То есть клиника не получит никакой компенсации от моей страховой компании. Неужели нет механизма, по которому клиника эту компенсацию получит? Но я ведь могу заплатить, и такие, как я, тоже.

И тогда, возможно, появится возможность купить чуть больше новых материалов и обучить персонал. И страданий станет чуточку меньше…

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Источник: https://people.onliner.by/2018/06/14/dora-blank

ШЕЛ, УПАЛ, ОЧНУЛСЯ — ПЕРЕЛОМ. А ГИПСА — НЕ НАДО!

Перелом бедра у ребенка сколько лежат вытяжении
1998  1999  2000  2001  2002  2003  2004  2005  2006 

Выпуск газеты Сегодня №14 (1658) за 22.01.2004

Перелом — штука неприятная: настигает врасплох и выбивает из колеи на полгода, а то и больше. Не случайно именно зимой, когда травмпункты работают с особой напряженкой, к нашим врачам пожаловал главный военный ортопед Польши профессор Марчинский. Он передавал опыт работы с технологией, которая на Западе уже 20 лет пользуется успехом. Мы же оперировали по старинке.

ЗА ДВА ЧАСА ДО НАРКОЗА

История этого пациента тривиальна: поскользнулся на горке, покатился, услышал хруст в голени. Надо же, как всегда не кстати, ведь он перед самым Новым годом рассчитался с работы и как раз подыскивал другую… “Я уже совсем расстроился, — сказал нам улыбаясь Юрий Александрович. — Врачи БСМП, куда меня привезла “скорая”, заверили, что стану в строй аж через полгода. И вот, буквально за два часа до операции, когда я настроился, что мне разрежут ногу вдоль и вставят пластину, вдруг такое предложение — новая операция в Институте ортопедии и травматологии!”
ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИЕсли перелом со смещением или винтообразный — готовьтесь к постельному режиму. Три месяца на вытяжении лежат пациенты, поломавшие бедра. Еще два месяца в гипсе ждут, пока срастется. Затем месяц после длительной неподвижности надо восстанавливать мышцы и коленный сустав. Итого: полгода, при условии, что кальций будет послушно укреплять скелет. При некоторых травмах операция неизбежна. Конечность разрезают, накладывают на кость металлическую пластину и крепят шурупами. Методом, который продемонстрировал профессор, лечат переломы трубчатых костей — плеча, бедра и голени, случающиеся наиболее часто. Называется он “блокирующий интрамедулярный остеосинтез”. Учитывая безработный статус нашего героя, предложение было в десятку. Войц Марчинский в стенах Института должен был продемонстрировать коллегам, как зафиксировать смещенный перелом изнутри кости — стержнем. И вот операция. Желающих увидеть — 180 человек. Поднимаемся на “купол” — стеклянное сооружение над операционным столом. Врачи буквально облепили его, активно обсуждают происходящее. Все описать невозможно, но в общем выглядело так: доктор сделал небольшой надрез ниже коленки, вычистил канал и вставил в кость стержень. Специальный рентген-аппарат показывал каждый “шаг” хирургов. Так же под “присмотром” аппарата профессор вставил винты в конструкцию снизу и сверху, чтобы стержень не крутился и отломки кости не сместились еще больше. Человек к выздоровлению готов! Через неделю пройдет отечность от травмы, ему снимут шов и — на выписку.

НЕЛЬЗЯ МЕШАТЬ ПРИРОДЕ

— Невозможно сократить время сращения кости, можно лишь повлиять на заживление, исключив мешающие факторы. Природу обмануть нельзя! — сказал профессор Марчинский и отметил: как быстро пациент вернется в стой — зависит от “геометрии поступков врача”. На слайдах и графиках он разложил “геометрию” по полочкам. Итак, этот метод не требует от хирурга-ортопеда открывать место перелома, как при наложении пластины, значит, не нарушается кровообращение и поступление кислорода, а это — первое условие сращения. Поэтому нет и опасности занести инфекцию в травмированное место. И еще: когда накладывают пластину, то удаляют надкостницу, то есть убирают то, что отвечает за сращение. Здесь же все естественно, поэтому кость срастается на 30% быстрее. Стержень не дает кости двигаться, а значит, отломки соединяются правильно. Увы, этого нельзя достичь наложением гипса. Кстати, на Западе никто не лежит месяцами, вытягивая конечности, а потому такой проблемы, как пролежни, — нет. И если человек двигается, у него хорошо вентилируются легкие, значит, кислорода в кровь поступает достаточно и не возникает такое осложнение, как пневмония. После такого вмешательства не нужен гипс, а потому не уходит время на восстановление — выздоровление совмещается с реабилитацией. Когда работают мышцы, активнее проходит обмен веществ, а нагрузка на кость тоже усиливает процессы внутри ткани, и потому она срастается раньше. Как результат: на третий-пятый день пациент начинает ходить, через два месяца может идти на работу, не требующую физических нагрузок.
ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИУвы, любая травма и операция влекут за собой осложнения. Статистика их после традиционных методов такова: инфекционные — 5–10%, несращение переломов –10–20%. После новых операций инфекционных осложнений всего 1–3%, несращений — 2–4%. — Блокирующий остеосинтез помогает решать огромную проблему в травматологии — длительное выздоровление и затратное лечение, — говорит директор Института травматологии и ортопедии АМН Украины Георгий Гайко. — Представьте: стоимость пребывания пациента в больнице — 60 гривен в сутки, и если только лежать три месяца на вытяжке — это 3600 гривен! А так через неделю больной идет домой. Но ведь это не только экономический, но и социальный эффект! По словам Георгия Васильевича, этому событию предшествовали пять лет сотрудничества и дружбы с польскими коллегами по разным направлениям. К тому же оба профессора — и Гайко, и Марчинский — возглавляют Общества ортопедов-травматологов в своих странах. Благодаря этому несколько наших хирургов уже прошли стажировку в польских больницах и госпиталях.

БЫЛО БЫ ТОЛЬКО ОБОРУДОВАНИЕ!

— Операция очень простая, если есть инструменты и оборудование, — заверяет побывавший у соседей хирург-ортопед Больницы скорой медпомощи Петр Никитин. — Мы бы делали их уже давно, но в наших больницах нет специальной рентген-аппаратуры — электронно-оптического преобразователя. Ее нет даже в БСМП, которая делает 3000 травматологических операций в год. Аппарат есть только в Институте и Военном госпитале. В Польше же — в каждой воеводской, то есть областной больнице. Сама операция перестает быть хирургической, а становится каким-то “действом”. Занимает в два раза меньше времени, чем обычная: если мы оперируем бедро за два часа, то фиксация стержнем забирает час. Плечо у нас — обычно два часа, а в Польше видел, как бабушке, которая каталась в парке на роликах и упала, сделали операцию за 20 минут и на следующий день выписали. Нельзя не согласиться с доктором Никитиным, что эстетическая сторона важна не меньше. Ведь что такое шрам после пластины на всю ногу, особенно для женщины? Одно неудачное падение обрекает на психологические комплексы. А здесь — маленькие надрезы на бедре — их можно прикрыть плавками, или на колене — будто в детстве неудачно шлепнулись. Хотя, по признанию специалиста, таких переломов, как у нас, в соседней стране он не видел. Когда дежурил четыре праздничных дня, в госпитале был наплыв, но тяжесть поступавших травм была на порядок меньше. Наши обусловлены сильным опьянением и несоблюдением правил дорожного движения…
ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ Ежегодно в Украине регистрируется 2 миллиона травм. Оперативного вмешательства требуют более 200 тысяч человек, но за год хирурги успевают сделать 150 тысяч. 25% травмированных людей слишком долго остаются нетрудоспособными из-за несращения переломов. Этот показатель в 3–4 раза выше, чем в западных странах.

P.S. Пациент профессора Марчинского Юрий Александрович чувствует себя прекрасно, недельки через три уже собирается искать новую работу.

Только волнуются врачи: уж слишком зачастил он в курилку, оттого не проходит отечность на ступне. Будут переживать за него и после выписки, ведь перелом срастется лишь через три месяца, а боль исчезнет спустя 30 дней.

А ведь если не будет боли — “сторожа”, и он даст ноге сверхнагрузку, то и до другого несчастья недалеко…

Источник: https://www.segodnya.ua/oldarchive/c2256713004f33f5c2256e2200522bb1.html

Патогенетические обоснования лечения дифизарных переломов бедра у детей дошкольного возраста

Перелом бедра у ребенка сколько лежат вытяжении

Диафизарные переломы бедра у детей относятся к наиболее тяжелым и частым травмам и составляют 26,3–30,1 % от общего числа детей с повреждениями скелета [1, 3,5,7,]. Из них 42,9–50,2 % больных дошкольного возраста — до 7 лет, остальные — старшего возраста [6,7,9].

Основным методом лечения является консервативный по причине малоинвазивности, относительной безопасности, меньшего риска инфекционных осложнений [2,4,8]. С этой целью наибольшего применения нашли иммобилизация тазобедренной гипсовой повязкой, вытяжения по Schade и на шине Böhler [5,8,10].

Рассматривая консервативные методы, нужно отметить, что лечением гипсовой повязкой не всегда можно добиться ожидаемых результатов, так как даже хорошо вправленные отломки часто смещаются под ней и удержание их в правильном положении до полной консолидации признано нелегкой задачей [1,10,11].

Поэтому ряд авторов предлагает вовсе не применять ее в качестве самостоятельного метода, другие используют ее в пределах ограниченных показаний (при лечении поперечных и близких к ним переломов; поднадкостничных и вколоченных переломов).

Нередки случаи контрактур смежных суставов вследствие длительного обездвиживания конечности в нефизиологическом положении [5]. Кроме того, постоянный постельный режим неблагоприятен для детей, так как лишает двигательной активности и требует постоянного ухода [4,6,11].

Зачастую из поля зрения выпадает тот факт, что по мере исчезновения отечности мягких тканей фиксирующая функция повязки ослабевает, тем самым возрастает риск вторичного смещения [2, 3,7].

Вытяжение по Шеде, обычно применяемое у детей до 3–4 лет, обеспечивает главным образом фиксацию отломков, поэтому получить полную репозицию не удается [1,4,7,9].

В результате нередки остаточные смещения по длине, угловые и ротационные смещения [6,8,12]. Часть смещений с течением времени нивелируется, однако невозможен точный прогноз степени «самоисправления» в каждом случае.

В то же время нельзя недооценивать моральные страдания ребенка и близких по поводу возникшего физического недостатка.

Лечение скелетным вытяжением сопряжено с рядом трудностей. Вытяжение обычно выполняют на шине Белера, изначально предназначенной для пациентов старшего возраста.

Подобное «приспособление» ребенка под шину имеет определенное значение в неудачах при устранении смещений [5,7].

При таком вытяжении обычно элиминируются грубые смещения, однако достичь точной репозиции не всегда удается, поэтому типичны неустраненная торсия, остаточные угловые смещения, смещения по длине, по ширине.

Разночтения в выборе связаны как со знанием наличия относительно высоких регенеративных способностей организма детей, так и уверенностью в полноценном самоисправлении допущенных остаточных смещений [1,3,7,11,12]. Между тем, частота вторичных смещений при консервативном лечении достигает 84,8 % [6,8].

Перестройка деформированной кости происходит не всегда и не при всех переломах [9].

Допущенные в процессе лечения остаточные смещения, границы которых варьируют в широких пределах, часто исходя из собственного опыта хирурга, приводят к непропорциональному распределению нагрузки на конечности, а в последующем — к компенсаторным искривлениям [2,5,9].

Бескровное лечение вызывает совершенно объяснимые затруднения, ибо один из отломков, как правило, имеет небольшие размеры, что создает определенные трудности в управлении им. Это, в свою очередь, отражается на качестве репозиции и фиксации со всеми вытекающими последствиями.

Вторичные и остаточные смещения и ряд осложнений обусловлены недостаточной преемственностью этапов лечения. Поэтому участившиеся неудачи консервативного лечения способствовали в последнее время росту оперативных вмешательств и расширению показаний к ним, у 2,3–19,7 % детей с перелом бедра.

Однако нередкие тяжелые осложнения хирургического лечения заставляет вновь проявить интерес к «старым» методам. Вообще, возврат к консервативному лечению — одна из тенденций современной травматологии. Поэтому нет оснований считать бескровное лечение устаревшим.

Консервативные методы не исчерпали себя, однако нуждаются в новых решениях.

Данное исследование основано на результатах изучения исходов переломов 136 детей с закрытыми диафизарными переломами бедра в возрасте от 3 лет и старше, лечившихся в отделении травматологии 2-детской клинической хирургической больницы г. Ташкента в 2008–2014 гг.

Переломы тела бедра имели место у 45 мальчиков (68,2 %), что вдвое больше, чем у девочек — 21 (31,8 %). В возрастном аспекте соотношение полов имеет тенденцию к росту числа пострадавших мальчиков. Чем взрослее становятся мальчики, тем выше частота перелома, что, очевидно, связано с возрастающей с годами физической активностью последних.

У детей младшего возраста переломы возникали, в основном, в быту — 23 наблюдения (95,8 %). Неправильный уход и недостаточный присмотр за ребенком стали причиной падений с рук, кроватки и т. п.

66 детей (86,8 %) в возрасте 1–3 лет госпитализированы в связи с травмой в быту; в условиях детского дошкольного учреждения травмированы 2 детей (2,6 %); вследствие уличной травмы пострадал 1 (1,3 %) ребенок.

Наличие смещений, безусловно, во многом определяет тяжесть клинической картины перелома, а своевременное выявление возникших смещений, а также плоскости деформации совершенно необходимо при осуществлении консервативного лечения, из 136 переломов и у 115 наблюдениях (84,6 %) выявили смещения костных отломков; Изолированного смещения по длине (8,7 %), а также под углом (24,3 %) оказалось не так много, как традиционно принято. Значительно чаще встречалось комбинированное смещение — по длине и под углом (54,0 %). Как видно, такие смещения составили более половины переломов со смещением. Выделение в отдельный комбинированный вид данного смещения важно не только вследствие частой встречаемости. Наличие одновременно двух смещений отягчает картину перелома и усложняет лечение. Для репозиции требуется не только тракция по оси или исправление угловой деформации, а сочетанное приложение усилий. Частота этого вида смещения распределилась поровну среди детей 1–3 и 4–6 лет (по 27,0 %). Ротационное смещение обнаружено в 71,3 % переломов. Оно не было изолированным, а напротив, сочеталось с другими видами смещений.

Косой перелом определен в 71 случае (52,2 %), поперечный — в 34 (25,0 %), косопоперечный — в 14 (10,3 %), оскольчатый — в 3 (2,2 %), поднадкостничный — в 15 (11,0 %).

У грудных детей чаще возникали поперечные и косые переломы; у детей 1–3 и 4–6 лет — косые и поперечные.

По уровню перелома во всех возрастах превалировали переломы с/3 (70,8 %; 73,3 %; 78,1 % соответственно); н/3 (25,0 %; 16,0 %; 15,6 %) и в/3 тела бедра (4,2 %; 10,7 %; 6,3 %). Удельный вес переломов в/3 составил 7,1 %, с/3–74,1 %, н/3–18,8 %

Клинические данные дополнялись результатами рентген-исследования в двух проекциях (фас/профиль) с помощью стационарного рентгенодиагностического аппарата. В случаях недостаточной информативности, делали дополнительный снимок в косом направлении.

На рентгенограммах, кроме установления вида перелома, характера смещения, представлял практический интерес угол антеторсии, величину которого определяли, используя схему Волкова–Тер-Егиазарова–Юкиной.

Согласно этой схеме, степень и угол антеторсии определяли по расположению большого и малого вертелов на прямом рентгеновском снимке. Так, при антеторсии I степени (

Источник: https://moluch.ru/archive/86/16216/

Болезнь Пертеса

Перелом бедра у ребенка сколько лежат вытяжении

Болезнь Пертеса (остеохондропатия головки бедренной кости) — отмирание головки бедренной кости неинфекционной природы. Преобладающий возраст развития болезни Пертеса — 4—14 лет. Мальчики болеют в 3—4 раза чаще, чем девочки. Ппредставляет собой самую распространенную в детском возрасте разновидность асептического некроза головки бедренной кости.

Выделяют 5 стадий болезни Пертеса:

  • 1 стадия – асептический некроз
  • 2 стадия – вторичный компрессионный перелом
  • 3 стадия – фрагментация, рассасывание участков отмершего губчатого вещества
  • 4 стадия – восстановление
  • 5 стадия – стадия вторичных изменений

Причины

Обязательным условием развития болезни Пертеса является наличие у ребенка определенных предрасполагающих (врожденных) и производящих (приобретенных) факторов.

Предрасполагающим фактором болезни Пертеса (или фоном для её появления) служит нарушение развития, в данном случае – недоразвитие, (миелодисплазия) поясничного отдела спинного мозга, отвечающего за иннервацию тазобедренных суставов.

Недоразвитие спинного мозга носит врожденный – наследственно обусловленный характер, оно встречается у значительной части детей и различается по степени тяжести.

Миелодисплазия легкой степени может оставаться незамеченной на протяжении всей жизни, в то время как более существенные нарушения развития спинного мозга проявляются в виде целого ряда ортопедических заболеваний, к которым относится и болезнь Пертеса.

Анатомическое строение области тазобедренных суставов у детей с миелодисплазией отличается в частности тем, что количество и калибр сосудов и нервов, осуществляющих иннервацию и кровоснабжение суставов, меньше, чем у здорового ребенка, поэтому кровоток в тканях сустава хронически понижен, и они испытывают дефицит питания. Наличие миелодисплазии также отрицательно влияет и на тонус сосудистой стенки.

Между тем, болезнь Пертеса развивается только в том случае, когда кровоснабжение головки бедра полностью прекращается, что происходит под действием производящих факторов – воспаление тазобедренного сустава или незначительная по силе травма, ведущие к компрессии (пережатию) вышеописанных малочисленных и недоразвитых сосудов извне. Воспаление тазобедренного сустава возникает под влиянием инфекции, попадающей в сустав, например, из носоглотки при простудных заболеваниях. Именно поэтому последние нередко предшествуют началу болезни Пертеса. Незначительная по силе травма может остаться незамеченной как родителями, так и детьми. В результате происходит полное блокирование кровотока (или инфаркт) головки бедра, приводящий к её частичному или полному омертвению, то есть образованию очага некроза.

Симптомы

Процесс чаще бывает односторонним, реже – двусторонним. Начальные стадии протекают без каких-либо проявлений. Первые признаки болезни Пертеса – незначительная болезненность в тазобедренном суставе и хромота. Иногда заболевание начинается с болей в коленном суставе.

Родители могут заметить некоторые нарушения походки в виде «припадания» на одну ногу или «приволакивания» ноги.

Сильные боли отмечаются гораздо реже, грубой хромоты, как правило, не бывает – поэтому обращение к врачу в первой стадии заболевания (стадия остеонекроза) является довольно большой редкостью.

Первая стадия заболевания является обратимой и при благоприятном стечении обстоятельств (небольшой объем очага некроза и быстрое восстановление кровотока в эпифизе) заболевание может завершиться до начала развития деформации головки бедра, не переходя во вторую стадию.

В дальнейшем омертвевшая костная ткань верхней полусферы головки бедра теряет свою нормальную механическую прочность, вследствие чего, под влиянием обычной повседневной нагрузки – ходьба, прыжки и т.п.

или даже при отсутствии таковой, постепенно развивается деформация головки бедра, которая является главной и наиболее сложной проблемой в лечении ребенка.

Позднее появляются усталость при ходьбе, боли в суставах, хромота, ограничение движений в тазобедренном суставе, укорочение конечности.

На момент завершения болезни Пертеса деформация головки бедра может иметь разную степень выраженности – от незначительной и едва заметной на рентгенограмме до грубой «грибовидной» или «седловидной».

Степень деформации головки бедра определяется размерами и локализацией (расположением) очага некроза в эпифизе и, в свою очередь, напрямую определяет исход заболевания – благоприятный или неблагоприятный.

Неблагоприятным исходом заболевания считается появление клинических признаков деформирующего коксартроза (неуклонно прогрессирующие дегенеративные изменения сустава) в виде выраженного болевого синдрома и нарушения походки.

Диагностика

Необходимый минимум обследования, который позволяет с высокой точностью подтвердить наличие болезни Пертеса даже в первой стадии или исключить данное заболевание – рентгенологическое исследование..

Может быть также рекомендовано выполнение магнитно-резонансной томографии и ультразвукового исследования тазобедренных суставов, однако последние проводятся только в качестве дополнительных методов исследования, поскольку не являются определяющими в постановке диагноза болезни Пертеса.

Лечение

Основной задачей лечения детей с болезнью Пертеса является приближение анатомического строения пораженного тазобедренного сустава к нормальному, только в этом случае можно надеяться на то, что в течение последующих лет жизни у пациента не будет отмечаться выраженных нарушений походки и болевых ощущений.

В основе лечения детей с болезнью Пертеса традиционно лежат консервативные мероприятия:

  • обеспечениецентрации головки бедра (то есть полного «погружения» её в вертлужную впадину) за счет использования одного из ортопедических приспособлений: функциональные шины (шина Мирзоевой или шина Виленского), гипсовые повязки (повязка-распорка Ланге или кокситная повязка), вытяжения за бедро или голень (лейкопластырное, скелетное или манжеточное)
  • лечебная гимнастика, массаж, физиотерапевтические процедуры ангиопротективного действия,
  • медикаментозная терапия (остеопротекторы, хондропротекторы),
  • хирургическое лечение показано при 2-3 стадиях заболевания (направлено на улучшение кровоснабжения бедра и устранение биомеханических нарушений в суставе, возникших в связи сдеформацией головки бедренной кости).

Общая продолжительность лечения – 3-4 года.

Источник: https://www.orthoscheb.com/therapy/bolezn-pertesa/

При переломе бедра сколько лежат на вытяжке

Перелом бедра у ребенка сколько лежат вытяжении

» Блог » При переломе бедра сколько лежат на вытяжке

Перелом бедренной кости со смещением является самой опасной травмой для человека. Особенно следует беречь себя от травм людям в преклонном возрасте, так как при повреждении шейки бедра приходится долгое время находиться в лежачем положении, из-за этого могут возникнуть осложнения со стороны работы сердечно-сосудистой и дыхательной системы.

Виды перелома бедренной кости

Кость бедра является самой большой трубчатой костью в теле человека. Она поделена на следующие отделы:

  • верхний концевой отдел (эпифиз);
  • нижний концевой отдел;
  • центральный отдел (диафиз);

В связи с этим перелом бедра подразделяется на три вида.

Травма верхнего отдела бедра

Проксимальный отдел бедра располагается в районе тазобедренного, то есть в месте соединения кости с ее головкой.

При травме проксимального отдела повреждаются следующие части кости:

  • шейка бедра;
  • головка бедра.

Травма шейки бедра самый опасный вид повреждения, и имеет высокий процент осложнений.

Основными признаками травмы верхней трети бедра являются следующие симптомы:

  1. Болезненность в тазовой области.
  2. Боль усиливается при постукивании по пятке травмированной ноги.
  3. Незначительное укорочение ноги.
  4. Появляется «синдром прилипшей пятки», это когда пострадавший не может оторвать ногу от поверхности.
  5. В горизонтальном положении нога пострадавшего вывернута наружу.

Гематома появляется в течение пары дней после травмы. В положении лежа боль значительно уменьшается.

Важно! При так называемом «вколоченном переломе» некоторые пострадавшие могут спокойно отрывать ногу от поверхности и даже ходить, опираясь на нее.

Если вовремя не обнаружить такой вид травмы, то «сросшиеся» части костей распадутся, и травма осложнится смещением костей, что в свою очередь затруднит срастание и без того трудно поддающегося заживлению перелома.

Лечение

В настоящее время врачи рекомендуют оперативное лечение при данном виде перелома.

Проводят следующие виды операций:

  1. Фиксация отломков кости при помощи различных приспособлений, например, гвоздя. После операции пациента обездвиживают на 3 недели. Нагружать больную ногу запрещается около полугода.
  2. Эндопротезирование. После этой операции больному рекомендуют разрабатывать ногу уже через месяц.
  3. Реабилитация после перелома бедра.

Замена поврежденного сустава, несомненно, является существенным плюсом для пожилых людей.

Травма средней части бедра

Основными симптомами при такой травме являются следующие признаки:

  1. Болезненные ощущения в месте перелома.
  2. Нетипичная подвижность кости.
  3. Нога ниже перелома вывернута кнаружи.
  4. Укорочение конечности.
  5. Отек.

Часто кость из-за такого вида травмы смещается из-за сокращения мышц во время травмы.

Травма нижнего отдела бедра

Дистальный отдел бедра – нижняя часть трубчатой кости бедра, чаще всего перелом происходит в области над коленным суставом.

Основными симптомами такого перелома являются следующие признаки:

  • боль в колене;
  • отек колена;
  • ограничена подвижность колена;
  • голень может быть повернута внутрь или наружу.

В группе риска такой травмы находятся люди преклонного возраста. Также может возникать перелом бедра со смещением.

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий