Отек мозга после операции по удалению опухоли мозга

Что нужно знать об опухолях головного мозга

Отек мозга после операции по удалению опухоли мозга
На вопросы по нейроонкологии отвечает Юрий Пестряков, заведующий отделением нейрохирургии краевой клинической больницы

– Юрий Яковлевич, можно ли просчитать риски возникновения опухоли головного мозга?

– Достоверно доказанные риски образования опухоли мозга – возраст старше 45 лет и наследственный фактор – наличие объемных процессов в мозге у прямых предков или родственников в одном поколении.

Достоверным риском возникновения опухоли является так же установленный контакт с канцерогенами и радиацией.

А вот курение и алкоголь  не являются доказанными рисками для развития нейроонкологии.

– Какие виды опухолей бывают?

– Среди всей онкологии опухоли мозга занимают порядка 1,5-2%, их классификация очень сложная, она насчитывает более 100 пунктов. Объемные процессы можно разделить на несколько больших групп.

Во-первых, это опухоли, растущие непосредственно из клеток мозгового вещества. Они могут быть разной степени злокачественности.

Вторая группа –  опухоли, которые растут из оболочек мозга. Они тоже могут быть разной степени злокачественности, но большинство, все-таки, доброкачественные.

Третья группа – опухоли, растущие из гипофиза. Клинически они проявляются по-разному. Течение заболевания зависит от того, в какой зоне гипофиза растет опухоль, выработка каких гормонов нарушена.

Случаются опухоли, растущие из черепно-мозговых нервов.

Бывают эмбриональные опухоли мозга. Преимущественно они диагностируются у детей и очень часто злокачественны, потому что состоят из малодифференцированных клеток.

Еще один большой раздел – метастазы, занесенные в головной мозг извне. Например, метастазирует рак легкого, молочной железы, почек, щитовидной железы, желудка и других органов.

– Как отличаются опухоли мозга с точки зрения опасности для жизни?

– По степени злокачественности. То есть, по скорости роста опухоли и, как следствие, по скорости наступления фатальных последствий для человека.

Имеет значение расположение опухоли. Есть «немые» зоны мозга, в которых опухоль  может вырасти до больших размеров и никак себя не проявлять. А бывает наоборот: опухоль маленькая, но развивается в области, отвечающей за жизненно важные функции.

– Есть ли у опухоли мозга симптомы?

– Первый и главный – головная боль. Происхождение ее понятно: в черепе добавляется объем, повышается внутричерепное давление.

Боль может быть разная: утром, вечером, у кого-то связана со стрессом, у кого-то – нет. Но если головная боль появилась у здорового человека – это первый предиктор какого-то заболевания центральной нервной системы, и нужно срочно обратиться к врачу.

Еще один важный симптом – судороги, которые впервые появляются у здорового человека.

Если вдруг пропадают слух, обоняние или зрение, это также может быть связано с воздействием опухоли.

Итак  общемозговые симптомы таковы: головная боль, реже – судороги.

– Как диагностируются опухоли мозга?

– Есть два информативных и сегодня весьма доступных метода – компьютерная томография и МРТ.

К слову, именно из-за распространенности томографов выросла выявляемость опухолей мозга. Раньше был один томограф на весь город, сейчас они на каждом углу. Люди порой идут сразу на компьютерную томографию, а уже с результатами – к врачу. Запущенных больных сегодня не так уж много.

Благодаря диагностике, растет количество операций – еще 17 лет назад, когда я только начинал работать в краевой больнице, мы делали 80-90 операций в год, а сейчас – более 300.

Но, по моим наблюдениям, онкологии все же стало больше.

– Как лечат опухоли мозга?

– Главный принцип остается неизменным: опухоль надо удалять.

Онкология онкологии рознь. Есть доброкачественные и злокачественные опухоли. Примеры вторых мы видим на социально защищенных людях – Дмитрии Хворостовском, Жанне Фриске, Михаиле Задорнове. У всех наших звезд была глиобластома, и сроки жизни с этим диагнозом очень коротки.

Ранее до 80% людей с глиобластомойне доживали до полугода. Сегодня часть пациентов живет более двух лет, и это победа. Причем победа не отдельно взятого хирурга, а всей команды, в том числе, пациента, ведь он должен иметь волю к жизни, бороться, терпеть и ждать, потому что на операции все не заканчивается – потом предстоит химиотерапия. 

В Красноярске нейрохирургическая помощь доступна, есть все возможности для химиотерапии. У нас нет только радиохургии – это гамма-нож и кибер-нож – когда клетки опухоли с помощью нейронавигации уничтожаются целенаправленно и не страдает весь мозг.

У гамма-ножа есть противопоказания, он не всем подходит, поэтому клиник радиохирургии в мире немного. 

Уровень  нейрохирургии в краевой больнице достаточно высок,  есть необходимое оснащение для выполнения самых сложных операций, государство обеспечивает оказание бесплатной нейрохирургической помощи, в то время как за границей стоимость нейрохирургических операций достигает десятков тысяч долларов.

– Расскажите подробнее о глиобластоме.  Можно ли от нее вылечиться?

– Глиобластома – злокачественная малодифференцированная опухоль, поражающая практически весь мозг. Ее невозможно радикально удалить.

Результат лечения во многом зависит от ткани, из которой состоит опухоль. Чем больше клетки опухоли родственны окружающим тканям, тем лучше прогноз, и наоборот. Глиобластома – опухоль из «примитивных», «зародышевых», недифференцированных клеток, которые стремительно размножаются. Прогноз очень плохой.

Таких пациентов мы оперировали по 4-5 раз, но опухоль возвращалась.

Но у меня в практике есть особый, уникальный случай – больной глиобластомой живет после операции больше 10 лет. Пациент был вовремя прооперирован, получил послеоперационное лечение. Я его часто вижу, опухоль не рецидивирует. Но говорить, что он полностью вылечился, все равно нельзя – опухоль может и через 10, и через 15 лет вернуться.

Источник: http://www.medgorod.ru/ru/node/3056

Klinik und Poliklinik fuer Neurochirurgie: Gliome

Отек мозга после операции по удалению опухоли мозга
sh: 1: –format=html: not found

Ca. 40 % der Hirntumoren sind Gliome. Das häufigste Gliom ist das Glioblastom (50 %), gefolgt vom Astrozytom (ca. 30 %), Oligodendrogliom (ca. 8 %) und Ependymom (ca. 6 %). Darüber hinaus gibt es Mischgliome, z. B. Oligoastrozytom, und glioneurale Tumoren, z. B. Gangliogliome.

Die Tumoren werden entsprechend ihre Dignität (biologisches Verhalten) in 4 Grade eingeteilt (WHO Grad 1-4). Grad 1 Tumoren sind gutartig. Grad 4 Tumoren sehr bösartig. Nur die Grad 1 Tumoren haben eine klare Grenze zum Hirngewebe. Alle anderen Gliome infiltrieren das umliegende Hirn.

Dies erklärt die Rezidivfreudigkeit dieser Tumoren selbst nach vollständiger Tumorentfernung.

Die Diagnostik besteht aus einer klinischen Untersuchung und nachfolgend aus einer bildgebenden Untersuchung des Kopfes.

Aufgrund ihrer sehr guten Weichteilauflösung ist die Magnetresonanztomographie (MRT) die Methode der Wahl.

In seltenen Fällen sind zusätzliche Untersuchungen (Computertomographie (CT), MRT der Wirbelsäule, Augenarzt, HNO-Arzt, Liquor, Angiographie, Blutuntersuchungen, elektrophysiologische Tests) erforderlich.

Abb 1: MRT-Aufnahmen von Hirntumoren (Pfeile)

A: Oligodendrogliom B: Glioblastom C: Subependymom

Bei den meisten Gliomen steht die Operation an erster Stelle der Behandlungskette. Handelt es sich um gutartige Gliome (WHO Grad 1) kann bei vollständiger Tumorentfernung eine Heilung erzielt werden.

Ist eine vollständige Tumorentfernung nicht möglich, werden bei gutartigen Gliomen regelmäßige MRT-Kontrollen durchgeführt und bei Wachstumstendenz des Tumorrestes eine nochmalige Operation oder adjuvante Therapien (Bestrahlung und/oder Chemotherapie) durchgeführt.

Bei malignen Gliomen (WHO Grad 3 und 4) erfolgt nach der Operation immer eine Bestrahlung und/oder Chemotherapie, auch wenn der Tumor im MRT postoperativ nicht mehr nachweisbar ist.

Bei inoperablen Tumoren, bei denen keine Tumorentfernung durchgeführt werden kann, wird eine Probeentnahme durchgeführt, um die Art des Tumors bestimmen zu können und die entsprechende Therapie einzuleiten.

Das Glioblastom ist ein sehr bösartiger Hirntumor. Der Häufigkeitsgipfel liegt im 6. Lebensjahrzehnt. Glioblastome werden durch Hirndruckzeichen, Anfälle oder neurologische Ausfälle, wie z. B. Sehstörungen oder Lähmungen symptomatisch.

Im MRT stellen sie sich als Kontrastmittel-aufnehmende Gebilde mit Nekrosen und häufig perifokalem Ödem dar. Die Operation wird immer gefolgt von einer kombinierten Radio-Chemotherapie, d. h. schon während der Bestrahlung wird eine Chemotherapie begonnen. Rezidive sind sehr häufig.

Es gibt aber auch Patienten, die jahrelang rezidivfrei bleiben.

Abb 2.

A: MRT eines 42jährigen Patienten mit einem großen Glioblastom im rechten Stirnhirn (Pfeile). Der Patient war durch Kopfschmerzen auffällig geworden.

B: Das MRT 4 Jahre nach der Operation und Bestrahlung zeigt die Resektionshöhle ohne Hinweis für einen Rezidivtumor. Der Patient war neurologisch unauffällig und vollschichtig in seinem Beruf tätig.

Pilozytische Astrozytome (WHO Grad 1) kommen meist bei Kindern und Jugendlichen vor (siehe Hirntumoren im Kindesalter). Beim Erwachsenen treten vor allem Astrozytome Grad 2 und 3 auf. Astrozytome werden häufig durch Krampfanfälle auffällig. Im MRT stellen sie sich manchmal scharf vom Hirn abgegrenzt und manchmal diffus infiltrierend dar.

Grad 2 Tumoren nehmen typischerweise kein Kontrastmittel auf, Grad 3 Tumoren dagegen ja. Die Operation ist meist die Therapie der Wahl. Das Resektionsausmaß wird jedoch begrenzt durch die Infiltration wichtiger Hirngebiete. Astrozytome Grad 2 neigen zu einer fortschreitenden Malignisierung (bei ca. 60 % der Tumoren Übergang in Grad 3 und 4).

Rezidive sind häufig.

Abb 3.

A: MRT eines 47jährigen Patienten mit einem Astrozytom WHO Grad 2 (Pfeile). Der Patient war durch einen Krampfanfall auffällig geworden.

B: Tumorresektion mit Hilfe der Neuronavigation. Eine vollständige Tumorentfernung war aufgrund einer Infiltration der Bewegungszentren für Arm und Bein nicht möglich.

C: Das postoperative MRT zeigt die Tumorentfernung 3 Jahre nach der Operation ohne Rezidivwachstum. Bis auf eine leichte Ungeschicklichkeit der linken Hand keine neurologischen Ausfälle.

Oligodendrogliome werden häufig durch Krampfanfälle symptomatisch. Im MRT stellen sie sich meist scharf vom Hirn abgegrenzt dar. Grad 2 Tumoren nehmen typischerweise kein Kontrastmittel auf, Grad 3 Tumoren dagegen ja. Verkalkungen sind häufig. Die Operation ist die Therapie der Wahl.

Das Resektionsausmaß wird begrenzt durch die Infiltration wichtiger Hirngebiete. Verbliebene Tumorreste bleiben oft jahrelang stabil ohne Wachstumstendenz. Oligodendrogliome haben eine bessere Prognose als Astrozytome. Eine Malignisierung ist seltener. Rezidive treten später auf.

Bei großen inoperablen Oligodendrogliomen kann eine Chemotherapie mit häufig erstaunlich gutem Erfolg durchgeführt werden.

Video 1 (3.1 MB)

Zum Starten der Videosequenz bitte auf das Bild klicken.

Abb 4.

A: MRT eines 34jährigen Patienten mit einem Oligodendrogliom der rechten Inselregion. Der junge Mann war durch einen Krampfanfall auffällig geworden.

B: Das Video zeigt die Entfernung des Tumors, der sich um die mittlere Hirnschlagader entwickelt hat.

C: Das MRT 1 Jahr nach der Operation zeigt die Resektionshöhle ohne Hinweis für einen Rezidivtumor. Der Patient war neurologisch unauffällig und vollschichtig in seinem Beruf als Chefkoch tätig.

Ependymome sind Tumoren, die von der Auskleidung der Hirnkammern oder des Zentralkanales im Rückenmark (Ependym) ausgehen. Aufgrund ihrer Lage in den Hirnkammer verursachen sie häufig einen Aufstau des Nervenwassers.

Die Operation ist die Therapie der Wahl. Ependymome lassen sich meist sehr gut vom normalen Hirngewebe abgrenzen, was für die operative Entfernung sehr hilfreich ist.

Nur bei malignen Tumoren oder inoperablen Tumorresten wird eine Bestrahlung durchgeführt.

Abb 5.

A: MRT eines 56jährigen Mannes mit einem großen Ependymom der 4. Hirnkammer und des Kleinhirnbrückenwinkels (Pfeile). Der Patient war durch Gleichgewichtsstörungen und Erbrechen auffällig geworden.

B: Das Kontroll-MRT 5 Jahre nach der Operation zeigt die vollständige Tumorentfernung ohne Rezidivhinweis. Der Patient ist bis auf eine leichte Heiserkeit neurologisch unauffällig.

Gangliogliome sind Mischtumoren (meist WHO Grad 2), die eine gliale (Stützgewebe des Hirns) und neurale (Nervenzellen) Komponente haben. Sie wachsen langsam und lassen sich sehr gut vom normalen Hirngewebe abgrenzen. Die Operation ist die Therapie der Wahl. Nur bei malignen Tumoren (Grad 3 und 4) erfolgt eine Bestrahlung und / oder Chemotherapie.

Abb 6.

A: MRT eines 17ährigen Mädchens mit einem Gangliogliom des rechten Schläfenhirns (Pfeile). Das Mädchen wurde durch Sehstörungen auffällig.

B: Kleine Schädeleröffnung (Minikraniotomie) über der Schädelbasis.

C: Wiedereinsetzen des Knochendeckels und Fixieren mit Titanknöpfen.

D: Das postoperative Kontroll-MRT 2 Jahre nach der Operation zeigt die vollständige Tumorentfernung. Die Patientin ist neurologisch unauffällig.

Inselgliome gehören zu den operationstechnisch anspruchvollsten Hirntumoren. Aufgrund ihrer Nähe zu wichtigen Hirnstrukturen (Bewegungsbahn, Sehbahn, Sprachzentrum, Stammganglien) und der mittleren Hirnschlagader bestehen erhöhte Operationsrisiken.

Daher ist ein gutes Monitoring der Hirnfunktionen erforderlich, um neurologische Ausfälle zu vermeiden.

Da die Sprache meist in der linken Hirnhälfte lokalisiert ist, werden insbesondere linksseitige Tumoren in unserer Klinik meist im Rahmen einer Wachoperation entfernt.

Video 2 (0.7 MB)

Zum Starten der Videosequenz bitte auf das Bild klicken

Abb 7.

A: MRT einer 45jährigen Frau mit einem großen linksseitigen Astrozytom (Pfeile) der Inselregion und des linken Schläfenlappens. Die Frau wurde durch beginnende Sprachstörungen und einen Krampfanfall auffällig.

B: Der Tumor wurde in einer Wachoperation reseziert. Eine vollständige Tumorentfernung war aufgrund der Infiltration der sensorischen Sprachregion und der Sehbahn nicht möglich. Trotzdem konnte weit mehr Tumorgewebe entfernt werden als präoperativ erwartet. Das Sprachmonitoring gab die nötige Sicherheit für die ausgedehnte Tumorentfernung.

C: Das postoperative Kontroll-MRT 2 Jahre nach der Operation zeigt die große Resektionshöhle ohne Rezidivwachstum des Resttumors. Bis auf leichte Gedächtnisstörungen ist die Patientin neurologisch unauffällig.

Abb 8.

A: MRT einer 39jährigen Patientin mit einem großen Oligoastrozytom der linken Inselregion. Die junge Frau war durch einen Krampfanfall auffällig geworden.

B: Das funktionelle MRT zeigt die linksseitige Sprachdominanz. Der Tumor grenzt unmittelbar an das motorische Sprachzentrum (rotes Areal).

C: Die Operation wurde als Wacheingriff durchgeführt, um Sprache und Motorik (Bewegung der rechten Extremitäten) überwachen zu können. Nach hinten wurde der Tumor nicht vollständig entfernt, um Sehstörungen zu vermeiden.

D: Das MRT 1 Jahr nach der Operation zeigt die große Resektionshöhle ohne Hinweis für einen Rezidivtumor. Die Patientin ist neurologisch unauffällig, hat aber erwartungsgemäß neuropsychologische Defizite, die durch intensives Hirnleistungstrainming behandelt werden.

Bei dem 25-jährigen Patienten wurde bereits in einem auswärtigen Krankenhaus eine Ventrikulostomie vorgenommen und eine Gewebeprobe des Mittelhirntumors, ein pilozytisches Astrozytom, gewonnen.
Nun klagt der Patient erneute über Kopfschmerzen.

In der aktuellen MRT-Bildgebung zeigt sich eine Zunahme der Ventrikelweite sowie eine Verschluss der Stomie am Boden des 3. Ventrikels. Wir führten eine erneute endoskopische Ventrikulostomie durch.

Danach kam es zu einer sofortigen Besserung der initialen Symptomatik.

Ursächlich für den Verschlusshydrozephalus ist ein pilozytisches Astrozytom, welches im Mittelhirn, Thalamus, Pons und im Kleinhirnstiel gewachsen ist und den Aquädukt komprimiert.

Aufgrund der Größe des Tumors und des raumfordernden Effektes entschlossen wir uns zur mikrochirurgischen Tumorentfernung über einen weit lateralen supracerebellären-infratentoriellen Zugang. Intraoperativ erfolgte ein Neuromonitoring, um motorische Störungen (Lähmungen) zu vermeiden.

Postoperativ traten vorübergehend Doppelbilder auf, die sich rasch wieder zurückbildeten. Der Tumor konnte komplett entfernt werden.

Das letzte MRT 5 Jahre nach der Operation zeigte kein Hinweis für Rezidivtumor. Der Patient hat keine neurologischen Ausfälle und ist berufstätig.

Rückfragen an Herrn Dr. med. St. Fleck, Tel.: 03834-86-6163, Fax: 03834-86-6164, E-Mail: fleck@uni-greifswald.de oder an

Prof. Dr. med. Henry W. S. Schroeder, Tel.: 03834-86-6162, Fax: 03834-86-6164,

E-Mail: Henry.Schroeder@uni-greifswald.de

Источник: https://www2.medizin.uni-greifswald.de/neuro_ch/index.php?id=456&L=1

Письмо читателя: «Боюсь, что после удаления опухоли мозга стану инвалидом…»

Отек мозга после операции по удалению опухоли мозга

29 марта 2018

Здравствуйте. У меня обнаружили опухоль головного мозга второй стадии. Знаю, что на этом этапе рак хорошо поддается лечению, но проблема в том, что опухоль глубоко в мозге, она очень труднодоступна.

Мне страшно, но если не сделать операцию – я погибну. Не могу взять себя в руки перед операцией: мрачные мысли, тревожные сны, да я почти и не сплю.

Я боюсь остаться инвалидом после операции… Насколько риск велик?
Нина, Волжский.

Отвечать на вопрос читательницы будут земляки, которые пережили операцию по удалению опухоли мозга, и Петр Кушнирук, руководитель нейрохирургического центра.

После операции вновь стал работать 38‑летний Сергей Левин (имена, фамилии, возраст и иные данные героев публикации изменены. – Прим. ред.) почувствовал боль в затылке.

– Я работаю в монтажно-наладочном управлении, в основном за компьютером, но иногда и на высоте, – рассказывает «Родному городу» Сергей Левин. – Если бы работал на высоте, может быть, и раньше обратился к врачу… Но вместо этого я решил пить обезболивающие.

На какое-то время боль уходила, только уши закладывало, иногда нога «заламывалась», не мог контролировать свою походку, так продолжалось некоторое время. Пока боль стала уже нестерпимой, какой-то глубинной и острой, казалось, голова вот-вот взорвется.

Я пошел к неврологу и только потому, что думал, опять вернулся остеохондроз. Сейчас я благодарен высшим силам, что обратился именно тогда.

Сделали МРТ и увидели опухоль.

– Меня направили к нейрохирургу, опухоль оказалась рядом с мозжечком, он отвечает в том числе за удержание тела в равновесии. Боюсь представить, что могло случиться, работай я на высоте в этот период.

Операция шла около трех часов.
– Я не сказал родным, что у меня был рак, не хочу их пугать, сказал, что проблемы с сосудами, – делится Сергей.

– Но для меня пережитое стало уроком, я боюсь представить, что было бы, если бы я продолжал «глушить» недуг обезболивающими и откладывал визит к врачу. Когда я оказался уже в больнице и готовился к операции – страха не было.

Врачи ответили на все вопросы, объяснили, что будет сделано, и я доверился им.

Уже через несколько недель 
Сергей смог вернуться к работе.

– Самое сложное – не операция, а услышать диагноз и в первые минуты осознать это. Но бороться можно и нужно! Первое, что я сделал, выйдя из больницы, – пошел гулять с детьми.

Верить врачам и никогда не сдаваться В алерию Новикову 54 года, несколько лет назад он пережил рак кишечника, удалось добиться ремиссии, но болезнь снова дала о себе знать.

– Началось с того, что я ощутил тупую боль в желудке, – рассказывает Валерий Николаевич. – Все эти годы нужно было наблюдаться в онкодиспансере, но я систематически этого не делал.

Надеялся, что именно ко мне болезнь не вернется, обращался к бабушкам, лечился народными средствами для профилактики. 

Долгое время симптомов не было, но потом… Стал сильно болеть желудок. Две недели мужчина терпел, но потом все же обратился к медикам.

– Выяснилось, что метастазами поражены две локации: надпочечник и головной мозг, – рассказывает Валерий Николаевич. – Чтобы начать лечение,  необходимо было сначала убрать опухоль в головном мозге.

Дело в том, что химиотерапия неэффективна при опухоли мозга, так как черепная коробка достаточно хорошо защищает его от воздействий. Иными словами, «химия» просто не может добраться до нужной локации. Поэтому если бы начали лечить сначала надпочечник – метастаз в головном мозге мог прогрессировать.

– Три года назад пережил не менее восьми курсов химиотерапии, чтобы победить болезнь, а теперь она проникла в мозг. Опухоль была уже в третьей стадии, был риск внутреннего кровотечения, но я доверился профессионализму врачей.

Операция длилась порядка пяти часов и прошла успешно, уже на следующий день Валерий Николаевич чувствовал себя в силах ходить.
– Я привык достойно встречать трудности, а их и помимо болезни было немало, – говорит наш собеседник.

– Мы с супругой трудимся на благо нашего региона на государственной службе и именно благодаря упорству стали профессионалами своего дела.

Так и в здоровье: нужно бороться за жизнь, не унывать, не давать стрессу сломить волю к жизни и, конечно, верить во врачей.

Волгоградец очень благодарен Петру Ивановичу Кушнируку, руководителю нейрохирургического центра:

– Он подарил мне второе рождение! Думаю, моя история красноречиво показывает читателю, что онкология и даже метастаза в мозге, которая соответствует третьей стадии, – не приговор!

Источник: http://rodgor-vlg.ru/pismo-chitatelja-boyus-chto-posle-udalenija-opuholi-mozga-stanu-invalidom.html

«когда после удаления опухоли головного мозга мы привезли дочку домой, она не держала голову..

Отек мозга после операции по удалению опухоли мозга

22-летней Наталье 10 лет назад сделали открытую операцию с трепанацией черепа, после которой она стала тяжелым инвалидом. Из-за того что в Украине нет гамма-ножа, удаляющего новообразования без крови, наши врачи по сей день вынуждены рисковать, чтобы спасти жизнь больному

Впервые «ФАКТЫ» обратились к читателям с предложением собрать деньги и купить гамма-нож, без которого в Украине ежегодно погибают полторы тысячи человек, еще 26 августа 2005 года. Аппарат стоит 5 миллионов евро (30 миллионов 365 тысяч гривен).

Но все вместе мы можем собрать эту сумму, если каждый работающий житель Украины перечислит 10 гривен. За десять месяцев на счет Института нейрохирургии поступило 3 миллиона 204 тысячи 155 гривен. То есть мы уже собрали десятую часть. Большинство перечислений делают служащие, пенсионеры, школьники и даже дети.

Из звезд шоу-бизнеса первым поддержал акцию народный артист Украины Виктор Павлик, затем — «Мисс Украина-2001» Александра Николаенко, Алина Гросу, народный артист Украины Ян Табачник.

Из политиков личный вклад в это важное дело сделали народный депутат Федор Шпиг, перечисливший 100 тысяч гривен, и Леонид Черновецкий — 20 тысяч гривен. Народные депутаты еще 15 марта предложили правительству внести изменения в бюджет Украины на 2006 год и выделить 38 миллионов гривен на приобретение гамма-ножа.

И хотя по закону правительство должно было в течение месяца принять окончательное решение по этому вопросу, к нему по сей день не возвращались. Время идет, а люди, которым может спасти жизнь только лечение с помощью гамма-ножа, погибают или становятся инвалидами.

В редакцию позвонила читательница и рассказала о трагической судьбе подруги, чьей дочери сделали две открытые операции на головном мозге, чтобы удалить опухоль. Врачи спасли девушке жизнь, но после лечения она стала тяжелым инвалидом. Мама и дочка согласились рассказать о том, как после операции изменилась их жизнь.

– Когда Наташенька заканчивала третий класс, она стала жаловаться на головные боли, — вспоминает Галина, мама девушки.  — Я решила, что дочка устала, ведь она занималась на «отлично», ходила в музыкальную школу. Но однажды Наташе стало совсем плохо, мы испугались и вызвали «скорую».

Ей поставили диагноз вегето-сосудистая дистония, сделали укол, и на время самочувствие улучшилось. Моя подруга работала невропатологом и предположила, что у Наташи может быть опухоль. Я даже обиделась на нее тогда. Но все-таки решила обратиться к нейрохирургу. У Наташи в самом деле обнаружили опухоль на стволе мозга.

Ее нужно было срочно удалять. Мы согласились. Операция прошла без осложнений, но опухоль тогда удалили частично. Это было в 1993 году. Дочка долго восстанавливалась после операции. Первые пять дней были критическими: каждый час решалось, будет Наташа жить или нет. Подвергаться еще раз такому стрессу не хотелось, мы искали другие методы.

Оказалось, эта разновидность опухоли не поддается химио- и лучевой терапии. Один профессор взялся лечить Наташу: составлял травяные сборы, которые нужно было принимать вместе с мукой из панцирей сушеных раков. По его словам, лечение могло остановить рост опухоли. Но чуда не произошло. Через три с половиной года она увеличилась.

Во время второй операции Наташе удалили все новообразование, но травмировали структуры мозга. Когда дочку выписали из больницы, она даже голову не держала. Лежала на руках у отца, как тряпичная кукла. Врачи сказали, что Наташа может восстановиться после длительной реабилитации.

Но когда она начала заниматься лечебной физкультурой, оказалось, что у нее нарушена координация движений. Она не могла стоять, не то что ходить! У дочки также резко ухудшилось зрение. Ей не помогут ни очки, ни операция, так как серьезно повреждены зрительные нервы. У Наташи очень сильно изменилось лицо — стало асимметричным.

Сейчас дочке 22 года, она стесняется своей внешности. Мечтала сделать пластическую операцию, но врачи ее отговорили, потому что не могут гарантировать хороший результат.

«Сеанс лечения с помощью гамма-ножа длится около получаса и после него пациент может идти на работу»

То, что Наташа сейчас может передвигаться, опираясь на ходунки, — результат тяжелой ежедневной работы. Девочке делали массажи, разрабатывали мышцы. Но первые годы она с поддержкой едва могла пройти два метра. Из-за того что плохо видит, девушка часто падает.

– Хоть дочка закончила среднюю школу и поступила на заочное отделение в университет «Украина», она совершенно не приспособлена к жизни, — продолжает Галина.  — Год назад в нашей семье случилась еще одна трагедия: умер 27-летний сын Максим. С тех пор как Наташа заболела, мы все внимание уделяли ей.

О том, что у сына могут быть проблемы со здоровьем, даже не подозревали. Максим никогда не жаловался. И вдруг два года назад у него случился инсульт. Затем у сына выявили заболевание поджелудочной железы, лечение которого не дало результата. Год назад Максим умер. Мы по сей день не можем оправиться от горя.

За Наташу душа болит. Что с ней будет? Утешали себя с мужем, что, когда нас не станет, Максим будет заботиться о дочке. Сын очень хорошо относился к сестре. Если шел гулять с ребятами, брал с собой Наташу.

Она занималась в кружках для детей-инвалидов при районной социальной службе, так Максим с друзьями для всех детей устраивал пикники, концерты…

Когда я впервые прочитала о гамма-ноже, то подумала: если бы он был в Украине, Наташа не стала бы инвалидом. Хотя этот аппарат в то время применяли в Чехии, никто из наших врачей не знал о нем.

Мы поддержали акцию «ФАКТОВ» и сделали небольшой вклад от своей семьи — 100 гривен. Я рассказываю знакомым об этом аппарате. В Украине все больше людей узнают о возможностях гамма-ножа.

Мы очень надеемся, что нам удастся его купить, и таких судеб, как у Наташи, будет меньше.

– При открытых операциях с трепанацией черепа всегда есть риск серьезных осложнений, — рассказывает заместитель директора Института нейрохирургии АМН Украины им. А. П. Ромоданова профессор Виталий Цымбалюк.  — Если бы наши врачи могли предложить альтернативу, то удалось бы избежать тяжелых последствий.

При лечении с помощью гамма-ножа пациенту не разрезают кожу на голове, не вводят анестезию. Во время операции на больной участок мозга действуют гамма-волнами. На патологическом очаге фокусируется 201 луч. На компьютере медики рассчитывают угол, под которым гамма-лучи должны соединиться в нужной точке, чтобы разрушить опухоль. Сеанс длится около получаса.

После такой операции люди быстро выздоравливают. Обычно в больнице пациент находится два-три дня, а бывает, что сразу после сеанса идет на работу. Очень жаль, что наше правительство не понимает, что иметь свой гамма-нож для страны экономически выгодно. Операция с помощью этого аппарата будет обходиться государству в две-три тысячи долларов.

И пациент после лечения не потеряет трудоспособности. После классической операции с трепанацией черепа больной минимум два-три дня лежит в отделении интенсивной терапии, где его лечение иногда обходится в тысячу долларов в сутки. Потом он две-три недели восстанавливается в клинике, принимает дорогостоящие препараты. В дальнейшем требуется реабилитация, длящаяся месяц-полтора.

Если же человек после операции становится инвалидом, то его пожизненно должно обеспечивать государство. Удаляя нейрохирургическими инструментами опухоль, расположенную вблизи жизненно важных центров или очень глубоко в черепе, врач травмирует прилегающие ткани. Ежегодно к нам обращаются больше тысячи больных, которым мы вынуждены отказывать в лечении по этой причине.

Всем этим пациентам мог бы помочь гамма-нож. Метод незаменим при лечении опухолей, мальформаций (сосудистых образований), метастазов.

С 2000 года в Чехии, в Госпитале на Гомолке, ежегодно проходят бесплатное лечение десять украинских детей. Эти операции оплачивает благотворительный фонд «Хартия 77», который возглавляет Франтишек Яноух. Именно он

15 лет назад стал инициатором благотворительной акции в Чехии по сбору средств на гамма-нож. Жители этой страны собрали необходимую сумму за 14 месяцев. Теперь их граждане проходят лечение бесплатно. В Чехии принимают и украинских пациентов, но лечение для них платное — около 10 тысяч евро.

Собирать деньги на свой гамма-нож нас вдохновили чехи. Ведь они смогли это сделать, хотя население в Чехии почти в четыре раза меньше, чем в Украине! В то время в Чехии президентом был Вацлав Гавел, он сделал очень крупный вклад — 100 тысяч долларов.

Это была его премия от Копенгагенского университета.

За шесть лет чешские врачи пролечили 50 детей и 42 взрослых жителя Украины. «ФАКТЫ» писали о том, что в этом году чехи уже назначили десять бесплатных операций нашим маленьким пациентам. Теперь до конца года пройти лечение в Чехии можно только за деньги. А позволить его могут себе единицы.

ГРАЖДАНЕ УКРАИНЫ УЖЕ СОБРАЛИ 3 МИЛЛИОНА 204 ТЫСЯЧИ 155 ГРИВЕН НА ГАММА-НОЖ, КОТОРЫЙ СТОИТ 30 МИЛЛИОНОВ 365 ТЫСЯЧ ГРИВЕН. ЭТО ДЕСЯТАЯ ЧАСТЬ НЕОБХОДИМОЙ СУММЫ

В июне чаще всего деньги перечисляли сотрудники правоохранительных органов и железнодорожники

Акция продолжается, все больше жителей Украины узнают о ней. Многие печатные издания, радиостанции и телеканалы присоединились к акции. Мы благодарим всех, кто сделал свой вклад в это важное дело.

Некоторые поддерживают акцию с самого начала, время от времени перечисляя деньги на счет Института нейрохирургии.

К сожалению, мы не можем упомянуть всех, поэтому называем сделавших самые крупные перечисления.

Виктор Павлик узнал об акции с первых дней и решил перечислять десятую часть своего дохода. Он сделал очередной вклад в размере 5 тысяч гривен. Такую же сумму перечислили и ООО «Трест «Киевгорстрой-3», общество «Альфа» и профком Приднестровской железной дороги.

Сотрудники медицинского центра реабилитации «Железнодорожник» перечислили 5287 гривен, Дарницкой дистанции сигналов и связи — 5689 гривен, Суворовского РУ ОГУ УМВД Украины в Одесской области — 5930 гривен.

Государственная авто-мобильная инспекция передала 5442 гривни, ДП «Укр-железнодорожпоставки» — 5961 грив-ню, Департамент ГСО при МВД Украины — 6089 гривен, УСБУ в Донецкой области — 6092 гривни, Локомотивное депо в Херсоне — 6950 гривен, Печерское отделение N 3715 Сбербанка — 7070 гривен, филиал управления ВА в Крыму — 7180 гривен, Черновицкое областное главное управление земельных ресурсов — 7393 гривни, Козятинский отряд ведомственной военной охраны — 7250 гривен. Военнослужащие в/ч 3007 в го- роде Золочев перечислили 7252 гривни, локомотивное депо «Дарница» ДТГО ЮЗЖД — 7900 гривен, УСБУ Днепропетровска — 8896 гривен. Сотрудники Управления государственной службы охраны при УМВД перечислили 9305 гривен, Народицкого отдела образования — 9072 гривни, ДП УДЦЗРП УКРРЕФТРАНС — 10 тысяч гривен. УГАИ УМВД в Закарпатской области — 10333 гривни. ОГУ УМВД Украины в Одесской области — 12895 гривен. Работники Конотопской дистанции сигналов и связи перечислили 10620 гривен, служащие Управления МВД Украины на Юго-Западной железной дороге сделали вклад в размере 10938 гривен. Министерство иностранных дел Украины перечислило 12688 гривен, УГАИ УМВД Львовской области — 14363 гривни, Львовский государственный университет внутренних дел — 20304 гривни, УГАИ УМВД в Винницкой области — 11533 гривни. Работники Министерства семьи, молодежи и спорта Украины сделали вклад в размере 13679 гривен, Киевская дирекция железнодорожных перевозок — 14160 гривен, Секретариат Уполномоченного Верховной Рады по правам человека — 15088 гривен. УМВД Севастополя — 15724 гривни. УГАИ МВД Ук-раины в Киевской области — 17843 гривни. Киевский отряд ведомственной военной охраны перечислил 18310 гривен. УГАИ УМВД в Луганске — 20135 гривен. Главное управление Службы безопаснос-

ти Украины перечислило 22537 гривен, сотрудники вагонного участка «Киев-Пасс» ДТГО ЮЗЖД — 27486 гривен, Министерство внутренних дел — 35695 гривен, общество «СК Джонсон» — 50 тысяч гривен, Киевский национальный университет внутренних дел — 67467 гривен.

Расчетный счет 35226009000051 банк УДК

в г. Киеве

МФО 820019 КПК 6561020/2

ЕГРПОУ: 02011930

Получатель: Институт

нейрохирургии АМН Украины им. А. П. Ромоданова

Для покупки аппарата гамма-нож

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/47526-quot-kogda-posle-udaleniya-opuholi-golovnogo-mozga-my-privezli-dochku-domoj-ona-ne-derzhala-golovu-lezhala-na-rukah-u-otca-kak-tryapichnaya-kukla-quot

Опухоль мозга операция

Отек мозга после операции по удалению опухоли мозга

Вот, случилось так, что диагноз подтвержден и предстоит перенести операцию на головном мозге по поводу внутричерепной опухоли. Не надо отчаиваться и бояться! Ниже приводим некоторые советы, которые могут быть очень полезными нашим пациентам.

ПЕРЕД ОПЕРАЦИЕЙ

Вы в праве обсуждать любые вопросы, касающиеся предстоящей операции с Вашим нейрохирургом. Врач обязан сообщить Вам обо всех возможных последствиях, которые могут произойти до, во время или после операции. Это может вызвать у Вас тревогу, но через это надо пройти.

В общих чертах, статистика — достаточно благоприятна и зависит от типа хирургического вмешательства, которому Вы подвергаетесь.

Одни операции имеют высокий риск, поскольку они являются очень сложными и трудоемкими в техническом исполнении, другие – в большинстве своем имеют небольшой хирургический риск.

Тем не менее, Вы должны представлять себе, любая нейрохирургическая операция, даже самая на первый взгляд простая, сопровождается определенным риском.

Если не требуется специализированной предоперационной подготовки, госпитализация больных с необходимыми анализами обычно производится за 1-2 дня до операции.

В условиях стационара перед операцией иногда производят некоторые сложные методы диагностики при необходимости ангиографическое обследование (рентгеноконтрастное исследование сосудов головного и спинного мозга, позволяющее определить их взаимоотношения с патологическими образованиями, имеющимися у пациента), миелография (рентгеноконтрастное исследование проходимости канала спинного мозга), СКТ- или МРТ-исследование с контрастированием, электроэнцефалографию и пр.

Накануне перед операцией Вас обязательно осматривает врач-анестезиолог, который будет давать Вам наркоз. Последний прием пищи (легкий ужин) рекомендуется не позднее 19 часов вечера накануне, утром в день операции нельзя не пить, не есть.

Ночью перед операцией обычно пациенты испытываю чувство тревоги, нередко Вас будут успокаивать близкие и родные. Если Вы боитесь, то это абсолютно нормально. В случае бессонницы можно принять снотворные средства.

Обычно на ночь перед операцией выполняется очистительная клизма.

Главное, что необходимо запомнить: положительный настрой пациента перед операцией и вера в ее хороший исход – наилучшие союзники хирурга и важнейшие факторы гладкого течения периода после операции!

В ДЕНЬ ОПЕРАЦИИ

В операционной комнате Вы попадает под внимание присутствующего персонала и, конечно, Вашего анестезиолога, от которого зависит очень многое. Благодаря нему Вы почувствуете лишь одно болевое ощущение – прокол вены на руке, все остальное – совершенно без боли.

Большинство пациентов обращают внимание на окружающую обстановку операционной, которая иногда «проникает в душу», но это всего лишь необходимые детали для качественного проведения операции, не более.

Совет один – просто расслабьтесь и доверьтесь профессионалам, не успеете оглянуться, как все уже позади!

ПОСЛЕ ОПЕРАЦИИ

После операции по поводу удаления внутричерепной опухоли при неосложненном раннем послеоперационном периоде больной обычно находится в реанимации в течение суток. В первые часы после операции с пациентом сложно обсуждать вопросы послеоперационного самочувствия – наркоз продолжает давать о себе знать.

В это время Вы постепенно начинаете приходить в себя. Возвращается самостоятельное дыхание. Сначала Вы дышите через интубационную трубку, которая не позволяет говорить. Главное – не пугайтесь и  не паникуйте, персонал всегда рядом, трубку вскоре извлекут и, Вы будете дышать спокойно самостоятельно.

Надо отметить, что после операций по поводу удаления внутричерепной опухоли пациента пытаются разбудить не сразу, так как мозгу нужен покой в течение определенного времени. Поэтому в состоянии медикаментозного сна с интубационной трубкой и на искусственной вентиляции легких Вы можете находиться несколько часов после операции.

Это вполне нормально, так как быстрое пробуждение – это дополнительный стресс для мозга.

В отделении реанимации Вам будут вводить разные медикаменты: обезболивающие, стероиды, антибиотики и противосудорожные препараты и т.п. по необходимости. Вам не разрешат пить несколько часов. Если все будет хорошо (а так оно и бывает в большинстве случаев) и жизненно важные функции организма восстановились, через сутки после операции Вас вернут в общую палату.

Активизироваться разрешается обычно на 2-3 день после операции. Обычно, нейрохирург старается по-возможности как можно раньше ставить больного на ноги, так как ранняя активизация – залог профилактики различных легочных и сосудистых послеоперационных осложнений.

При некоторых серьезных и длительных операциях на головном мозге постельный режим может продлиться до нескольких дней.

В первые дни после операции у Вас не будет аппетита – не расстраивайтесь, в этом нет ничего страшного, в следующие после операции дни возвращайтесь к своей обычной диете. 

Нередко после операции сохраняются явления общей слабости, головной боли, болей в области операции, повышения температуры тела, слабости в руках или ногах, скопление жидкости под кожно-апоневротическим лоскутом в зоне трепанации черепа. Ничего страшного в этом нет – это все временные явления, которые обычно проходят в процессе лечения в течение 10-14 дней.  

В первые дни после операции Вы становитесь объектом повышенного внимания со стороны медицинского персонала – не сопротивляйтесь этому. Они все будут советоваться с Вашим нейрохирургом относительно назначения любого лечения до момента выписки из стационара.

Если у вас есть какие-то серьезные вопросы или страхи – посоветуйтесь с Вашим нейрохирургом.  Не бойтесь и не стесняйтесь его позвать в любой необходимый для Вас момент.

Всю информацию о своем здоровье получайте только из уст оперировавшего Вас нейрохирурга – «испорченный телефон» может стать причиной испорченного здоровья.

Запомните: вместе можно решить любую проблему, если только пациент и врач доверяют друг другу. Строго соблюдайте рекомендации Вашего лечащего врача – это играет очень важную роль в Вашем скорейшем выздоровлении!

ПОСЛЕ ВЫПИСКИ

Как только Вы окажитесь дома, не пугайтесь, что рядом нет Вашего лечащего врача или оперирующего  нейрохирурга. Их присутствие рядом  сейчас не обязательно.

Первую неделю после выписки из стационара сконцентрируйтесь на личных делах и отвлеченных занятиях: посмотрите телевизор, почитайте любимую книгу, перелистайте последние номера газет и журналов.

Постоянно поддерживайте в себе положительные эмоции!

После первой недели адаптации дома приступайте постепенно к привычным для Вас делам. Но не забывайте, что увеличивать свою активность нужно постепенно, прислушиваясь к собственным ощущениям. Если Вы устаете – больше отдыхайте, не перегружайте свой организм. Помните: восстановление организма до состояния «самого себя» проходит примерно в течение 6 недель.

Ниже перечислены те важные и необходимые правила-рекомендации, которые Вам необходимо соблюдать в дальнейшем после операции на головном мозге:

  1. Проблемы кожного разреза и костного лоскута. Большинство пациентов жалуются на зуд в месте кожного разреза, чувство скованности и онемения. Указанные явления проходят, как правило, самостоятельно. Обмывать область послеоперационной раны можно только после полного снятия швов и исчезновения корочек.

    Вам следует держать место бывшей операции, как и всю голову, в чистоте.  Мойте голову с такой частотой, при которой она всегда остается чистой. Сразу же свяжитесь со своим врачом, если в области послеоперационного рубца появилась краснота, локальное повышение температуры кожи, какие-нибудь выделения или сыпь.

    Некоторые пациенты жалуются на возникновение опухоли под кожей там, где была операция. Не беспокойтесь об этом –все пройдет само собой.

    Другие слышат неприятные звуки в месте операции – это результат заживления костного лоскута, что обычно исчезнет бесследно через 6-12 месяцев после хирургического вмешательства. 

  2. Головная боль, особенно в первые недели после операции почти всегда сопровождает пациента. Для ее прекращения достаточно выпить какую-либо таблетку от головной боли, например, темпалгин, или какой-либо другой анальгетик. Если головные боли не проходят после неоднократного приема препарата или приобретают более интенсивный характер, то позвоните своему нейрохирургу.

  3. Физические нагрузки. Не поднимайте первые 6 недель больше 5-7 килограмм. Исключите из своего распорядка дня занятия спортом (кроссы по пересеченной местности, занятия в тренажерном зале, единоборства и т.п.), но не  общеукрепляющую физкультуру.

  4. Если до операции у Вас наблюдались приступообразные состояния (припадки, судороги и т.п.) после операции на протяжении 6-12 месяцев Вы должны принимать противосудорожные препараты. Их отмену может произвести только Ваш лечащий врач после проведения электроэнцефалографии.

  5. Реабилитация. Некоторые пациенты после операции имеют определенные неврологические выпадения, например, слабость в руках или ногах, нарушения речи, глотания и так далее.

    В этих случаях при выписке даются специальные рекомендации по приему лекарств, определенным упражнениям и другим процедурам.

    Полезно также обратиться к врачу соответствующего профиля, чтобы он помог Вам их преодолеть как можно быстрее.

  6. Контрольное обследование после удаления опухоли головного мозга принято выполнять в 1 год через каждые 3 месяца, во 2-й год – через каждые 6 месяцев, в 3-й год – 1 раз в 12 месяцев. Но если Вы почувствовали что-то неладное, то имеет смысл контрольное обследование провести раньше, не стесняйтесь – сразу обращайтесь к своему врачу.

  7. Запомните: после операций на головном мозге категорически противопоказаны: прием алкоголя, сауны, пребывание на открытом солнце, тяжелая физическая нагрузка, чрезмерные стрессорные переживания.

  8. После операций по поводу опухоли головного мозга запрещается прием различных биодобавок, биостимуляторов, выполнение физиопроцедур (за исключением магнита и лазера).

КОЛЛЕКТИВ НАШЕГО НЕЙРОХИРУРГИЧЕСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ ЖЕЛАЕТ ВАМ СКОРЕЙШЕГО ВЫЗДОРОВЛЕНИЯ!

МЫ ВСЕГДА ГОТОВЫ ПОМОЧЬ ВАМ!

Источник: http://neuro-rostov.ru/opuhol-mozga-operacija/

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий