Курская дуга планы на лето и перелом

Курская дуга

Курская дуга планы на лето и перелом

Основная ставка при подготовке “Цитадели” делалась на внезапность, однако ее не было изначально. Боевые генералы уверяли Гитлера, что наступать надо уже в мае, однако глава нацистской Германии рисковать не хотел. Он до июля надеялся, что военная промышленность поставит достаточное количество новой тяжелой техники – танков “Тигр” и “Пантера”, а также самоходных орудий “Фердинанд”.

Среди генералов не было единого мнения по поводу планов наступления. Например, отставленный после битвы под Москвой Хайнц Гудериан уверял, что атаковать германской армии и вовсе не нужно.

По его мнению, куда эффективнее была тактика изматывания Советской армии эффективными контратаками. В том, что генералы Красной армии будут пытаться наступать с целью освобождения своей территории, Х.

Гудериан не сомневался.

Скептически относились генералы и к самой идее наступления под Курском. Эрих фон Манштейн, например, сомневался в том, что окруженные советские части удастся успешно удержать в котле.

Примечательно, что и советская армия отказалась от планов наступления, опасаясь повторения разгрома под Харьковом летом 1942г. При этом уже весной 1943г. советское командование пришло к выводу, что немцы попробуют атаковать под Курском. Началось строительство оборонительных сооружений. От темпов их постройки зависел исход будущего сражения.

Фото ИТАР-ТАСС

Неожиданное начало

Немецкие историки до сих пор уверены, что сражение они проиграли из-за “Штирлица” – агента “Вертер” в собственном генштабе, который сообщил в Москву о том, что наступление начнется 3-6 июля. Именно так объясняется тот факт, что немецкие генералы узнали о дате наступления от Адольфа Гитлера 1 июля, а Ставка советского командования – 2 июля.

Существовал ли “Вертер” на самом деле, неизвестно до сих пор. Однако с 3 июля Советская армия ждала наступления, а 4 июля захваченный пленный рассказал, что наступать немцы начнут в 05:30 по московскому времени 5 июля.

Немцев изрядно удивил тот факт, что Советская армия была готова к их наступлению. Неожиданностей было действительно много. Как выяснилось, нацистские генералы готовились к атаке исходя из реалий 1941г., но теперь все изменилось.

На границе выступа их ждала массированная оборона, в действиях советских командиров не было паники, более умело использовались танки и авиация.

Более того, были предприняты упреждающие удары – артиллерийский обстрел и налет бомбардировщиков, которые, правда, не причинили особого урона немецким частям.

В результате первые два дня сражения пошли не по немецкому плану. Советское командование, по признанию Георгия Жукова, неверно оценило силу немцев на южном и северном выступах.

В результате большие силы были выставлены под Орлом, где атаковал не любивший спешки генерал Вальтер Модель. Большая группировка немцев находилась под Белгородом, где воевал любивший прорывы Герман Гот.

Южной группировке и удалось добиться успеха.

Танковый корпус СС под командованием генерала Пауля Хауссера сломил сопротивление советских частей и двинулся на город Обоянь. Чтобы его остановить, генералу Николаю Ватутину пришлось отправлять в бой резервы. Впрочем, главным успехом советского командования стало разделение двух немецких танковых групп, не позволив им до 12 июля единым кулаком обрушиться на советские позиции.

На севере генералу В.Моделю удалось пробиться вперед на 20 км. В 1939 или 1941гг. этого хватило бы для победы, но в данном случае немецкие части завязли в советской обороне. Соединение северной и южной группировок не состоялось.

Фото ИТАР-ТАСС

“Тигр”, “Пантера” и “Фердинанд”

Существует легенда о том, что немцы воевали на новейших машинах. Это правда лишь отчасти. Самый совершенный на тот момент танк “Тигр” был уже известен советским военным, захватившим подобную машину еще в 1942г. под Ленинградом. Найти достойное противоядие против “Тигра” к лету 1943г. не удалось, но стоит признать, что подобных танков у немцев было очень мало.

Мощный танк “Пантера” производства концерна MAN и вовсе никто никогда не видел в бою. Танк никак не могли доставить на фронт, потому что у него обнаружились технические проблемы. В бой их бросили уже под Белгородом, где они не сыграли серьезной роли.

Часть “Пантер” немцы потеряли из-за сгоревших моторов, часть подорвалась на минных полях, какая-то часть была уничтожена в ближнем бою из-за невыявленных на полигоне проблем в защите.

Под конец сражения осталось всего 40 подобных машин из 200 прибывших на фронт.

Особая надежда возлагалась на самоходно-артиллерийскую установку (САУ) “Фердинанд” – творение Porsche с двигателями Maybach. Ее называли истребителем танков номер один. Как выяснилось, тяжелый “Фердинанд” действительно был хорош для уничтожения советских танков, но его минусом на момент лета 1943г. являлся тот факт, что, кроме мощной пушки, никакого другого оружия на установке не было.

В результате САУ могла уехать далеко вперед, тогда как следовавшие под ее прикрытием пехотинцы уничтожались. В результате скорость наступления сходила на нет, “Фердинанду” приходилось возвращаться.

Такая карусель приводила, например, к тому, что у САУ заканчивалось топливо, и ее приходилось уничтожать, дабы машина не попала в руки советских войск. К тому же у “Фердинанда” уязвимым местом являлась гусеница.

Подбив ее, можно было смело говорить о выводе машины из строя. Эвакуировать монстра весом 65 т не представлялось возможным.

Так что немцами в основном использовался PzKpfwIV, который выпускался еще с 1936г. Куда больше чем “Тигров” и “Пантер” вместе взятых было устаревших машин PzKpfwIII.

Забавно, что использующийся сейчас как символ Курской битвы Т-34-85, в действительности использовался с 1944г., когда конструкторы пришли к выводу: использовавшиеся в Курской битве его предшественниками оказались недостаточно эффективными в боях с немецкими противниками. А на дуге воевали в основном Т 34-76 с менее мощной пушкой.

Фото ИТАР-ТАСС

Кто выиграл сражение под Прохоровкой

Центральным в сражении на Курской дуге считается сражение в районе железнодорожной станции Прохоровка и села Александровское. Битва машин, черный дым от горящих бензобаков, сплошной шум и рокот. Для создания легенды нет лучшего антуража, чем такая адская картина.

А кто выиграл сражение под Прохоровкой? Как это ни странно звучит, выиграли его части, которые начали наступление под Орлом. Ведь именно тогда под угрозой оказалась вся группировка немецких войск в Черноземье, и Гитлер приказал остановить “Цитадель”, чтобы ликвидировать прорыв под Орлом и стабилизировать фронт.

А под Прохоровкой советские войска начали наступать не 12 июля, а лишь спустя несколько дней, когда выигранные позиции стали сдавать отходящие немцы. Еще 16 июля генерал Н.Ватутин в районе Прохоровки в своем приказе указывал, что противник по-прежнему пытается возобновить наступление.

Отступать немцы начали 17 июля, когда стало ясно, что после переброски войск на другие участки фронта пробиться в Курск будет невозможно. Добивать их не было никаких возможностей.

Танкам генерала Павла Ротмистрова удалось остановить танки Г.Гота и П.Хауссера ценой громадных потерь. По различным данным, соотношение потерь составляло 4 к 1.

Поле в основном было усеяно сгоревшими “тридцатьчетверками”.

Весь вопрос в масштабах. Например, 2-я мотопехотная дивизия СС “Рейх” с 5 по 19 июля потеряла под Курском 482 человек, а 2-й танковый корпус СС, собственно и оказавшийся под Прохоровкой – 1 тыс. 447 человек убитыми.

Для немцев эти потери были огромными по той простой причине, что другого резерва у них не было. В Германии к этому времени уже была объявлена “тотальная война”, когда к помощи армии было привлечено практически все население страны.

Советские потери под Курском были значительно выше, но при этом у Красной армии были резервы, позволявшие не думать о цене победы.

При этом до сих пор идет спор – кто собственно выиграл сражение – танки или самолеты? Немцы более эффективно действовали танками, а вот советские части очень эффективно использовали артиллерию и штурмовики Ил-2. Считается, что основная часть оказавшихся под Прохоровкой “Тигров” была уничтожена именно с воздуха.

Фото ИТАР-ТАСС

Вперед к Днепру

Конечно, Курская битва была выиграна Советской армией. Несмотря на локальные успехи, нацистская операция “Цитадель” завершилась неудачей. Мощное наступление не привело к прорыву советских позиций, а отойти на изначальные рубежи немцам в итоге не удалось.

Вермахт начал лихорадочно затыкать дыры на местах советских прорывов, но организовать надежную оборону немцам не удалось. За короткий срок были освобождены Орел, Белгород, Харьков, Донецк, Брянск, Чернигов, Днепропетровск, Полтава.

Советская армия стремительно двинулась к “Восточному валу” – реке Днепр, где немцы рассчитывали взять реванш.

Артем Филипенок, РБК

Источник: https://www.rbc.ru/society/15/07/2013/57040c4b9a794761c0cdfb42

«Огненная дуга»: 10 малоизвестных фактов о Курской битве

Курская дуга планы на лето и перелом

Сражение на Курской дуге продолжалась 50 дней. По результатам этой операции стратегическая инициатива окончательно перешла на сторону Красной армии и до окончания войны проводилась в основном в виде наступательных действий с ее стороны.

В день 75-летия начала легендарного сражения сайт телеканала «Звезда» собрал десять малоизвестных фактов о Курской битве.

1. Изначально сражение не планировалось как наступательное

Планируя весенне-летнюю военную кампанию 1943 года, советское командование стояло перед сложным выбором: какой способ действий предпочесть – наступать или обороняться.

В своих докладах о ситуации в районе Курской дуги Жуков и Василевский предлагали обескровить противника в оборонительном сражении, а затем перейти в контрнаступление.

Ряд военачальников выступили против – Ватутин, Малиновский, Тимошенко, Ворошилов, – однако Сталин поддержал решение об обороне, боясь, что в результате нашего наступления гитлеровцы сумеют прорвать линию фронта. Окончательное решение было принято в конце мая – начале июня, когда стало известно о плане «Цитадель».

«Реальный ход событий показал, что решение о преднамеренной обороне было наиболее рациональным видом стратегических действий», – подчеркивает военный историк, кандидат исторических наук Юрий Попов.

2. По численности войск сражение превышало масштабы Сталинградской битвы

Курская битва до сих пор считается одним из крупнейших сражений Второй мировой войны. С обеих сторон в нее было вовлечено более четырех миллионов человек (для сравнения: в ходе Сталинградской битвы на разных этапах боевых действий участвовали чуть более 2,1 миллиона человек).

По данным Генштаба Красной армии, только в ходе наступления с 12 июля по 23 августа было разгромлено 35 немецких дивизий, в том числе 22 пехотные, 11 танковых и две моторизованные. Остальные 42 дивизии понесли тяжелые потери и в значительной степени потеряли свою боеспособность.

В битве под Курском немецкое командование использовало 20 танковых и моторизованных дивизий из общего числа 26 дивизий, имевшихся в то время на советско-германском фронте. После Курска 13 из них оказались полностью разгромленными.

3. Сведения о планах противника оперативно поступили от разведчиков из-за рубежа

Советской военной разведке удалось своевременно вскрыть подготовку немецкой армии к крупному наступлению на Курской дуге. Зарубежные резидентуры заблаговременно добыли сведения о подготовке Германии к весенне-летней кампании 1943 года.

Так, 22 марта резидент ГРУ в Швейцарии Шандор Радо доложил о том, что для «…удара на Курск, возможно, будет использован танковый корпус СС (организация запрещена в РФ – прим. ред.), который в настоящее время получает пополнение». А разведчики в Англии (резидент ГРУ генерал-майор И. А.

Скляров) добыли подготовленную для Черчилля аналитическую справку «Оценка возможных германских намерений и действий в русской кампании 1943 года».

«Немцы будут концентрировать силы для устранения Курского выступа», – говорилось в документе.

Таким образом, сведения, добытые разведчиками в начале апреля, заранее раскрыли замысел летней кампании противника и позволили упредить удар врага.

4. Курская дуга стала масштабным боевым крещением для «Смерша»

Органы контрразведки «Смерш» были образованы в апреле 1943 года – за три месяца до начала исторического сражения. «Смерть шпионам!» – так лаконично и в то же время емко определил основную задачу этой специальной службы Сталин.

Но смершевцы не только надежно защищали части и соединения Красной армии от вражеских агентов и диверсантов, но и добывали ценную информацию, которая использовалась советским командованием, вели радиоигры с противником, проводили комбинации по выводу на нашу сторону немецкой агентуры.

В книге «Огненная дуга»: Курская битва глазами Лубянки», изданной по материалам Центрального архива ФСБ России, рассказывается о целой серии операций чекистов в тот период.

Так, с целью дезинформации германского командования управление «Смерш» Центрального фронта и отдел «Смерш» Орловского военного округа провели успешную радиоигру «Опыт». Она продолжалась с мая 1943 по август 1944 года.

Работа радиостанции легендировалась от имени разведгруппы агентов абвера и вводила в германское командование в заблуждение относительно планов Красной армии, в том числе и в районе Курска. Всего противнику было передано 92 радиограммы, получена 51.

Были вызваны на нашу сторону и обезврежены несколько немецких агентов, получены грузы, сброшенные с самолета (оружие, деньги, фиктивные документы, обмундирование). Это и многое другое способствовало общему успеху стратегической операции под Курском.

5. На Прохоровском поле количество танков сражалось против их качества

У этого населенного пункта завязалось, как считается, самое крупное сражение бронированных машин за все время Второй мировой войны. С обеих сторон в нем приняло участие до 1 200 танков и самоходных орудий. Вермахт имел превосходство над Красной армией за счет большей эффективности своей техники.

Скажем, Т-34 обладал лишь 76-миллиметровой пушкой, а Т-70 – и вовсе 45-миллиметровым орудием. У танков «Черчилль III», полученных СССР из Англии, пушка была калибра 57 миллиметров, однако эта машина отличалась невысокой скоростью и слабой маневренностью.

В свою очередь, немецкий тяжелый танк T-VIH «Тигр» имел 88-миллиметровую пушку, выстрелом из которой он пробивал броню тридцатьчетверки на дальности до двух километров.

Наш же танк мог пробить броню толщиной 61 миллиметр на дальности километра. Кстати, лобовая броня того же Т-IVH достигала толщины 80 миллиметров.

Сражаться с надеждой на успех в таких условиях можно было только в ближнем бою, что и было применено, правда, ценой больших потерь. Тем не менее под Прохоровкой вермахт лишился 75% своих танковых ресурсов.

Для Германии такие потери стали катастрофой и оказались трудновосполнимыми почти до самого конца войны.

6. Коньяк генерала Катукова не дошел до Рейхстага

В ходе Курской битвы впервые за годы войны советское командование эшелонированно использовало крупные танковые формирования для удержания оборонительной полосы на широком фронте.

Одной из армий командовал генерал-лейтенант Михаил Катуков, будущий дважды Герой Советского Союза, маршал бронетанковых войск.

Впоследствии в своей книге «На острие главного удара» он, помимо тяжелых моментов своей фронтовой эпопеи, вспоминал и один забавный случай, имеющий отношение к событиям Курской битвы.

«В июне 1941-го, выйдя из госпиталя, я по дороге на фронт заскочил в магазин и купил бутылку коньяку, решив, что разопью ее с боевыми товарищами, как только одержим над гитлеровцами первую победу, – писал фронтовик. – С тех пор эта заветная бутылка путешествовала со мной по всем фронтам.

И вот наконец долгожданный день наступил. Приехали на КП. Официантка быстро поджарила яичницу, я достал из чемодана бутылку. Уселись с товарищами за простой дощатый стол. Разлили коньяк, который навевал приятные воспоминания о мирной довоенной жизни.

И главный тост – “За победу! На Берлин!”»

7. В небе над Курском врага громили Кожедуб и Маресьев

В ходе Курской битвы многие советские воины проявили героизм.

«Каждый день боев давал множество примеров мужества, отваги, стойкости наших солдат, сержантов и офицеров, – отмечает участник Великой Отечественной войны генерал-полковник в отставке Алексей Кириллович Миронов. – Они осознанно жертвовали собой, стремясь не допустить прохода врага через свой участок обороны».

Свыше 100 тысяч участников тех боев награждены орденами и медалями, 231 стал Героем Советского Союза. 132 соединения и части получили гвардейское звание, а 26 удостоены почетных наименований Орловских, Белгородских, Харьковских и Карачевских.

Будущий трижды Герой Советского Союза Иван Кожедуб за время сражения под Курском сбил на своем истребителе 15 вражеских самолетов. Участие в сражениях принимал и Алексей Маресьев.

 Двадцатого июля 1943 года во время воздушного боя с превосходящими силами противника он спас жизнь двум советским летчикам, уничтожив сразу два вражеских истребителя FW-190.

 Двадцать четвертого августа 1943 года заместитель командира эскадрильи 63-го гвардейского истребительного авиационного полка старший лейтенант А. П. Маресьев был удостоен звания Героя Советского Союза.

8. Поражение в Курской битве стало шоком для Гитлера

После провала на Курской дуге фюрер был взбешен: он потерял лучшие соединения, еще не зная, что уже осенью ему придется оставить и всю Левобережную Украину.

Не изменяя своему характеру, Гитлер тут же возложил вину за Курский провал на фельдмаршалов и генералов, осуществлявших непосредственное командование войсками.

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший и проводивший операцию «Цитадель», впоследствии писал:

«Это было последней попыткой сохранить нашу инициативу на Востоке. С ее неудачей инициатива окончательно перешла к советской стороне. Поэтому операция “Цитадель” является решающим, поворотным пунктом в войне на Восточном фронте».

Немецкий историк из военно-исторического ведомства бундесвера Манфред Pay писал:

«Иронией истории является то, что советские генералы стали усваивать и развивать искусство оперативного руководства войсками, получившее высокую оценку немецкой стороны, а сами немцы под давлением Гитлера перешли на советские позиции жесткой обороны – по принципу “во что бы то ни стало”».

Кстати, судьба элитных танковых дивизий СС, принимавших участие в сражениях на Курской дуге, – «Лейбштандарта», «Мертвой головы» и «Райха» – в дальнейшем сложилась еще более печально.

Все три соединения участвовали в боях с Красной армией в Венгрии, были разгромлены, а остатки пробились в американскую зону оккупации.

Однако эсэсовских танкистов выдали советской стороне, и те понесли наказание как военные преступники.

9. Победа на Курской дуге приблизила открытие Второго фронта

В результате разгрома значительных сил вермахта на советско-германском фронте создались более выгодные условия для развертывания действий американо-английских войск в Италии, было положено начало распаду фашистского блока – потерпел крах режим Муссолини, Италия вышла из войны на стороне Германии.

Под влиянием побед Красной армии возросли масштабы движения сопротивлений в оккупированных немецкими войсками странах, укрепился авторитет СССР как ведущей силы антигитлеровской коалиции.

В августе 1943 года Комитет начальников штабов США подготовил аналитический документ, в котором дал оценку роли СССР в войне.

«Россия занимает доминирующее положение, – отмечалось в докладе, – и является решающим фактором в предстоящем поражении стран оси в Европе».

Не случайно президент Рузвельт осознавал всю опасность дальнейшего затягивания открытия Второго фронта. Накануне Тегеранской конференции он говорил своему сыну:

«Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то, возможно, будущей весной Второй фронт и не понадобится».

Интересно, что спустя месяц после завершения Курской битвы Рузвельт уже имел свой план расчленения Германии. Он представил его как раз на конференции в Тегеране.

10. Для салюта в честь освобождения Орла и Белгорода израсходовали весь запас холостых снарядов в Москве

В ходе Курской битвы были освобождены два ключевых города страны – Орел и Белгород. Иосиф Сталин распорядился устроить по этому поводу в Москве артиллерийский салют – первый за всю войну. Было подсчитано, что для того чтобы салют был слышен во всем городе, необходимо задействовать около 100 зенитных орудий.

Такие огневые средства были, однако в распоряжении организаторов торжественного действа оказалось всего 1 200 холостых снарядов (во время войны их в Московском гарнизоне ПВО в запасе не держали). Поэтому из 100 орудий можно было дать всего по 12 залпов.

Правда, в салюте был также задействован кремлевский дивизион горных пушек (24 орудия), холостые снаряды к которым имелись в наличии. Тем не менее эффект от акции мог получиться не таким, как ожидалось. Решением стало увеличение интервала между залпами: в полночь 5 августа стрельба из всех 124 орудий велась через каждые 30 секунд.

А чтобы салют был слышен в Москве повсеместно, группы орудий были расставлены на стадионах и пустырях в разных районах столицы.
 

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201807050746-tjf4.htm

Курская битва в июле 1943 года похоронила немецкие танки и надежды

Курская дуга планы на лето и перелом

После того как сталинградская победа очень помогла Красной армии поверить в свои силы, немцы смогли хотя бы частично восстановить свою запятнанную репутацию благодаря вновь захваченному Харькову.

Тем не менее они не отказывались от надежд на коренной перелом в восточной кампании. Тотальная мобилизация и увеличение производства оружия позволили им в значительной степени компенсировать понесенные тяжелые потери.

Немцы также делали ставку на новые средние танки «Пантера», тяжелые танки «Тигр», самоходно-артиллерийские установки «Фердинанд», новые, хорошо вооруженные и быстрые самолеты Фокке-Вульф (Fw 190A), модернизированные бомбардировщики Хейнкель (He 111) и одноместные штурмовики Хеншель (Hs 129). В битве под Курском, которая началась четвертого июля 1943 года, немцы собирались вновь получить перевес.

Согласно данным о ежемесячных потерях, с начала реализации плана «Барбаросса» до конца марта 1943 года вооруженные силы Третьего рейха потеряли на восточном фронте 2 237 656 человек погибшими, ранеными и без вести пропавшими (совокупные потери достигли 2 504 128 человек), тогда как, по данным штаба Верховного командования сухопутных войск, противник потерял 11 миллионов погибшими, взятыми в плен и ранеными, более непригодными для службы.

По официальным российским данным 1993 года, в тот же период Красная армия и военно-морской флот потеряли 2 325 909 погибшими, 387 171 умершими от ран, 414 692 умершими в больницах и погибшими при чрезвычайных ситуациях, то есть всего 3 127 772 человек. Еще 3 994 831 пропало без вести или попало в плен, а 5 913 480 было ранено, контужено или получило ожоги. То есть немцы предполагали, что русские силы рано или поздно иссякнут.

Решение: Курская дуга

По мнению немецкого командования, курская дуга, выступающая далеко на запад, скрывала в себе благоприятную возможность окружить, а затем разбить армии Центрального и Воронежского фронта, занявших там оборону. Эту задачу должны были выполнить войска на стыкующихся флангах групп армий «Центр» и «Юг».

Die Welt30.04.2016Die Welt06.07.2013Die Welt24.05.2013Операцию назвали «Цитадель», и в операционном приказе, который цитируется в военном вестнике вермахта, говорилось: «Это наступление носит решающий характер.

Оно должно быть стремительным и завершится неоспоримым успехом… Поэтому необходимо провести всю необходимую подготовку как можно тщательнее и интенсивнее. Лучшие соединения, лучшее оружие, лучшее командование и большое количество боеприпасов — все это нужно бросить на главные участки фронта.

Каждый командир и каждый простой солдат должен понимать решающее значение этого наступления. О победе под Курском должен узнать весь мир».

Но и советское командование не дремало. Его разведка заранее сообщила о немецких планах. После тщательного обдумывания было принято решение занять хорошо подготовленную оборону, а после того, как ударные соединения врага будут измотаны, перейти в контрнаступление.

В области курской дуги сосредоточили огромные силы, значительно превосходящие силы противника: 1 910 361 солдат, 31 415 орудий и минометов, 5128 танков и самоходно-артиллерийских установок и 3549 самолетов против 776 907 солдат, 7417 орудий и минометов, 2459 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1830 самолетов противника.

Однако немцам удалось добиться временного превосходства на направлении основного удара. Каждая из ближайших к передовой советских армий построила три линии обороны. В июне 1943 года в создании укреплений на курской дуге приняло участие 300 тысяч человек.

Еще никогда прежде за всю Великую Отечественную войну не было построено такой большой и разветвленной окопной сети. Помимо мощной противотанковой обороны была также создана прочная противовоздушная оборона фронтов и железных дорог.

После перечисления всех этих преимуществ встает вопрос: почему тогда потери, прежде всего личного состава и бронетехники, которые понесла Красная армия в Курской битве были такими большими как на этапе обороны, так и на этапе наступления? Ответ кроется в техническом превосходстве немецких вооруженных сил, чрезвычайно высокой квалификации танкистов и летчиков, которым сегодня отдают должное даже российские специалисты, в идеально согласованных действиях ремонтных подразделений, которым удавалось мгновенно вернуть поврежденные танки и самоходно-артиллерийские установки обратно в строй, а также в ряде других факторов.

Три стратегические операции в одной битве

В рамках Курской битвы, одной из крупнейших во Второй мировой войне, реализовались три масштабные стратегические операции. Во-первых, это курская оборонительная операция — первый этап этого грандиозного столкновения, на котором войска Центрального и Воронежского фронта ценой колоссальных потерь (людьми и техникой) остановили наступление немецких ударных частей.

Во-вторых, Орловская наступательная операция («Кутузов»), которая проводилась с 12 июля по 18 августа 1943 года. В ходе этой операции войска Брянского и Центрального фронта и часть сил Западного фронта освободили обширную территорию и нанесли сокрушительное поражение группе армий «Центр».

Заключительной операцией была Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция («Румянцев»), которая реализовывалась с третьего по 23 августа, и в ходе которой войска Воронежского и Степного фронтов освободили харьковский промышленный район и нанесли поражение мощной группировке неприятеля, тем самым создав благоприятные условия для освобождения левобережной Украины.

Пятого августа в Москве впервые прогремели праздничные артиллерийские залпы в честь освобождения Орла и Белгорода.

Колоссальные потери

В ходе 50-дневной битвы под Курском обе стороны понесли огромные потери.

По официальным данным, Советский Союз потерял 863 303 солдат, 5244 орудий и минометов, 6064 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1626 самолетов, а Германия лишилась 203 000 солдат, 720 танков и самоходно-артиллерийских установок и 681 самолетов.

Не стоит упоминать о том, что по советским данным немецкие потери были значительно выше: 30 дивизий, включая семь танковых, от 400 тысяч до полумиллиона погибших, без вести пропавших и раненых, три тысячи орудий и минометов, полторы тысячи танков и самоходно-артиллерийских установок, 3700 самолетов.

© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанкНемецкий танк, подбитый на Курской дуге

Однако свои успехи преувеличивали и немцы. Пилоты люфтваффе за первые четыре дня битвы под Курском доложили об уничтожении 923 советских самолетов, хотя реальные потери достигли лишь 566 самолетов.

Некоторые западные авторы предполагают, что советские потери в этой гигантской битве составили аж 1 677 000 погибших, попавших в плен, раненых и больных, а также 3300 самолетов против 360 тысяч погибших и раненых немецких солдат (соотношение 4,66 к одному).

Жестокие бои на восточном фронте оказали большое влияние на количество и боеспособность советской и немецкой бронетехники в 1943 году.

Если к 30 июня в распоряжении советского командования было 12 576 танков и самоходно-артиллерийских установок, из которых 10 060 (80,1%) были боеспособными, а у немецкого командования — 3434, из которых боеспособны были 3060 (89,1%), то к 31 декабря количество советских танков и самоходно-артиллерийск установок, несмотря на развитую оборонную промышленность, которая в 1943 году выпустила 19 892 танка и самоходно-артиллерийские установки, резко сократилось до 5 643, из которых боеспособными были всего 2413 (42,8%). У немцев к этой дате было 3 356 танков и самоходно-артиллерийских установок, из которых 1 818 (54,2%) являлись боеспособными.

Прохоровка: мифы и реальность

В советские времена танковое сражение под Прохоровкой, произошедшее 12 июля 1943 года, называли крупнейшим за всю историю Второй мировой войны, и это заблуждение бытует до сих пор.

Но на самом деле в тот день на двух направлениях (к юго-западу и к западу от станции Прохоровка) непосредственно столкнулись 662 советских танках и 30 самоходно-артиллерийских установок с 420 танками немцев, то есть в общей сложности не 1200 — 1500 танков и самоходно-артиллерийских установок (800 советских против 700 немецких, как утверждал Павел Алексеевич Ротмистров). По словам В. Замулина, четыре танковых корпуса 5-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенанта Ротмистрова 340 танков, из которых 193 без возможности восстановления, и 19 самоходно-артиллерийских установок (14 безвозвратно). То есть в общей сложности 207 бронемашин (согласно другому российскому источнику, 511 танков и самоходно-артиллерийских установок, то есть соотношение было 2,5 к одному в пользу немцев). 2-й танковый корпус СС и 3-й танковый корпус вермахта потеряли 193 танка и самоходно-артиллерийских установок, из которых 20 не подлежали восстановлению. По данным немецких историков, 2-й танковый корпус СС Обергруппенфюрера Пауля Хауссера лишился 153 — 163 танков и самоходно-артиллерийских установок, из которых пять (!) не подлежали восстановлению, а 55 были отправлены на капремонт. Правда, в такое верится с трудом.

© РИА Новости, Иван Шагин | Перейти в фотобанкКурская дуга, 1943 год

Однако во время приграничной битвы Броды-Берестечко-Дубно 26 — 28 июня 1941 года советское командование осуществило контрудар силами 8-го, 9-го, 15-го, 19-го и 22-го механизированных корпусов, насчитывавших пять тысяч танков против наступающей немецкой 1-й танковой группы и некоторых соединений 6-й армии, которые располагали тысячей танков.

Советские войска тогда потерпели сокрушительное поражение и лишились 2648 танков. Потом еще два года немцы возили туда иностранных корреспондентов и с гордостью им демонстрировали огромное кладбище советской бронетехники. Об этой катастрофе, превосходящей по масштабам Прохоровку, до сих пор стыдливо умалчивают.

Как говорил классик: «У победы много родителей, и только поражение — всегда сирота».

Поражение под Курском похоронило все надежды немцев на то, что им удастся перехватить стратегическую инициативу и совершить коренной перелом в войне на востоке в пользу Третьего рейха. За подвиги в Курской битве 180 человек получили Золотую звезду Героя Советского Союза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/history/20180707/242694302.html

Военная литература –[ военная история ]– колтунов г. а., соловьев б. г. курская битва

Курская дуга планы на лето и перелом

В летопись Великой Отечественной войны Курская битва вошла как важнейший этап [6] на пути к победе Советского Союза над фашистской Германией. Разгромом противника под Курском и сокрушением его обороны на Днепре завершился коренной перелом в войне. После Курской битвы советские войска уже не выпускали стратегической инициативы из своих рук до самого конца войны.

Битва под Курском, включающая в себя три крупные стратегические операции советских войск  — Курскую оборонительную, Орловскую и Белгородско-Харьковскую наступательные, отличалась большим размахом, исключительной напряженностью и ожесточенностью.

Пятьдесят дней шли упорные сражения на земле и в воздухе. В них последовательно было втянуто с обеих сторон более 4 млн. человек, до 70 тыс. орудий и минометов, около 13 тыс. танков и самоходных орудий и до 12 тыс. боевых самолетов.

Развернувшиеся танковые сражения не имели себе равных за всю историю второй мировой войны.

Курская битва на протяжении многих лет привлекает внимание военных историков, мемуаристов, журналистов. Первыми, кто откликнулся на это всемирно-историческое событие уже в 1943 г., были редакции газет и журналов.

Статьи и очерки, помещенные в них об июльских и августовских боях, были написаны либо непосредственными участниками, либо очевидцами. Книг о Курской битве в годы войны издано не было, если не считать небольшой труд «В боях за Орел»{1}, в котором описывалась лишь Орловская операция.

В целом в исторической литературе военных лет Курская битва показывалась как великий подвиг советского народа и его армии на пути полного разгрома немецко-фашистских захватчиков. Непосредственно же военные события [4] рассматривались в самых общих чертах.

По условиям военного времени наименования частей, соединений и объединений не приводились; соотношение сил, наименование населенных пунктов, а также содержание боевых приказов опускались. Мало уделялось внимания и вопросам военного искусства.

После войны исследование Курской битвы проводится более глубоко, с привлечением новых, ранее неизвестных документов.

Из отдельных работ следует отметить оперативно-стратегический очерк, подготовленный Военно-историческим отделом Генерального штаба Красной Армии под названием «Битва под Курском»{2}. В нем дано сравнительно подробное описание июльско-августовскнх операций.

Сама битва разделена на два этапа: оборонительное сражение под Курском (5-12 июля 1943 г.) разгром орловской и белгородско-харьковской группировок противника (12 июля — 23 августа 1943 г.).

Этим же коллективом авторов написан труд под одноименным названием из двух книг{3}.

Затем вышла книга И. Маркина{4}, написанная с привлечением ряда неизвестных материалов.

После XX съезда КПСС интерес к Курской битве повысился. Появился ряд новых содержательных книг{5}. В качестве глав и разделов описание Курской битвы вошло в фундаментальные труды о Великой Отечественной войне. Много внимания этой проблеме уделено в научных трудах военных академий.

Курская битва обстоятельно освещена в военно-мемуарной литературе{6}, созданной участниками войны, в чьей жизни так богато отразилась история нашей Родины в период наиболее тяжелых испытаний. [6]

О Курской битве изданы книги в ряде областных издательств{7}. Значительный интерес из них представляет сборник воспоминаний «Курская битва», изданный в Курске. В нем командиры и политработники делятся своими воспоминаниями о мастерстве советских воинов в борьбе с врагом, об агитационно-массовой работе в бою.

https://www.youtube.com/watch?v=BvdK7EMIQDs

В заключение остановимся на освещении Курской битвы в третьем томе «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941  — 1945»{8}. Ей посвящена специальная глава.

При ее написании авторы кроме уже изданной советской и иностранной литературы широко использовали архивные материалы, воспоминания и письма участников битвы, а также документы немецко-фашистской армии.

Широкое привлечение новых источников позволило полнее показать оборону и контрнаступление, сделать интересные обобщения и выводы.

Важные уточнения в освещении процесса планирования Курской битвы сделаны в однотомном труде по истории Великой Отечественной войны в главе «На Курской дуге»{9}, а также в труде «50 лет Вооруженных Сил СССР» в разделе «От Курска к Днепру»{10}.

Значительный интерес представляет публикация документов немецко-фашистского командования, освещающая некоторые вопросы планирования операции «Цитадель»{11}.

Значительное количество работ вышло к 25-летию Курской битвы. На страницах газет и журналов выступили с воспоминаниями [7] ее участники{12}. Маршал Советского Союза А. М.

Василевский рассказал о деятельности Ставки и ее представителей по разработке плана Курской битвы.

В воспоминаниях других маршалов, генералов и офицеров раскрыты вопросы использования видов вооруженных сил и родов войск, роль штабов и резервов, а также показано военно-политическое значение Курской битвы.

Интересные материалы содержатся в работах ряда военных историков, опубликованных к юбилейной дате. Историческое содержание битвы в них раскрыто на основании значительного количества новых источников, а также воспоминаний участников сражений{13}. К 25-летию битвы был опубликован ряд интересных документов и материалов{14}.

Юбилейной дате были посвящены научные конференции, которые состоялись в Орле, Харькове, Белгороде, Курске и Москве.

Наиболее интересны материалы московской конференции{15}. На ней выступили представители от всех видов вооруженных сил и родов войск  — в большинстве своем участники [8] и непосредственные организаторы разгрома врага на Курской дуге.

Несомненно, опубликование материалов конференции явится серьезным вкладом в научную разработку битвы под Курском.

Выход в свет указанной литературы  — заметный успех советских военных историков. Вместе с тем в ней слабо еще отражены боевые действия стрелковых соединений и их взаимодействие с другими родами войск. Недостаточно полно освещен массовый героизм советских воинов. Слабо показан крах как наступательной, так и оборонительной стратегии гитлеровского командования.

На наш взгляд, следует обстоятельнее заняться и анализом недочетов, имевших место как при подготовке операций, так и при их проведении, а также показать цену нашей победы.

Лето 1943 года явилось важным рубежом в ходе Великой Отечественной войны и второй мировой войны в целом. Последняя попытка фашистской Германии осуществить крупное наступление на советско-германском фронте, вновь захватить стратегическую инициативу и повернуть ход войны в свою пользу закончилась крахом.

Буржуазная историография приложила немало усилий, чтобы извратить действительную картину этих событий. Вкупе с битыми фашистскими генералами буржуазные фальсификаторы пытаются представить битву под Курском  — одну из величайших битв второй мировой войны  — как заурядный эпизод и всячески раздувают значение боевых действий американо-английских войск в Северной Африке, Сицилии, Италии. [9]

Настойчиво проводя курс на реабилитацию генералитета фашистской Германии, на прославление военного искусства вермахта, буржуазная историография пытается возложить ответственность за поражение немецких вооруженных сил только на Гитлера, замолчать просчеты и ошибки немецких генералов, приукрасить действия немецкого генерального штаба, умалить значение побед нашей армии. И это далеко не случайно. Анализ событий этого переломного этапа войны наглядно вскрывает ряд дефектов, присущих военной политике и стратегии фашистской Германии, показывает просчеты высших военных руководителей вермахта, ныне претендующих на незыблемость своего профессионального авторитета в прошлой войне.

Метод замалчивания является одним из основных в приемах буржуазной историографии при освещении битвы под Курском и общего наступления Красной Армии летом и осенью 1943 г. Так, например, в капитальном труде К. Типпельскирха «История второй мировой войны» описанию немецкого наступления под Курском отведено лишь два абзаца.

В обширном исследовании бывших генералов и офицеров вермахта «Мировая война 1939 — 1945 гг.» наступлению немецких армий под Курском посвящен лишь один абзац. В работе Фуллера «Вторая мировая война 1939 — 1945 гг.» этому вопросу также отведен всего один абзац.

В работе Лиддел Гарта «Стратегия непрямых действий» о наступлении немецких войск на Курск говорится лишь в нескольких строках. Столь же мало места отведено этому и в работе бывшего генерал-полковника вермахта Г. Гудериана «Воспоминания солдата».

В объемной книге Манштейна «Утерянные победы» наступлению немецких войск под Курском уделено лишь около пяти страниц, хотя автор являлся одной из главных фигур в описываемых событиях. В ряде работ западногерманских авторов о второй мировой войне вообще нет никаких упоминаний о битве под Курском. Так, например, поступают З. Вестфаль, В. Крейпе, Г.

Блюментрит, Ф. Байерлейн, К. Цейтцлер, Б. Циммерман, X. Мантейфель в книге «Роковые решения». Не упоминается об этой битве и в книге военного обозревателя X. Болдина «Проигранные и выигранные битвы», вышедшей в 1966 г. в Нью-Йорке.

Ряд буржуазных, особенно западногерманских, историков упорно повторяют версию о том, что немецкое наступление под Курском не занимало большого места в планах гитлеровского командования. Так, в западногерманском журнале «Вервиссен-шафтлихе рундшау» в 1965 г. выступили со статьей бывший командующий 4-й немецкой армией генерал-полковник, Г.

Хейнрици и В. Гаук. Они утверждают, что «Цитадель» имела только ограниченные цели. Те же положения проводятся военно-историческим исследовательским ведомством бундесвера в вышедшей работе «Закон движения. Операция «Цитадель». 1943» (Штуцгарт, 1966). Автор труда Э. Клинк также утверждает, что наступление на Курск преследовало ограниченные цели.

Авторы настоящего труда считают одной из основных своих задач подвергнуть научно обоснованной критике преднамеренные искажения буржуазной историографией событий под Курском.

В этой связи существенно важно критически рассмотреть на базе новых документов и фактов этапы планирования операции «Цитадель», проанализировать различные точки зрения, возникшие по этому вопросу в высшем политическом и военном руководстве фашистской Германии, проследить стадии подготовки немецкого наступления летом 1943 года, дать оценку стратегическим и политическим целям, которые оно преследовало.

Для развенчания создаваемого буржуазной историографией мифа о непогрешимости генералитета фашистской Германии необходимо провести анализ основных этапов крушения наступательной стратегии, а также рассмотреть вопрос о кризисе оборонительной стратегии вермахта в битве под Курском, Ему в нашей литературе уделялось неоправданно мало внимания. Между тем анализ фактов и документов показывает, что в битве под Курском потерпела крах не только наступательная, но и оборонительная стратегия вермахта.

Одной из актуальных, недостаточно исследованных проблем битвы под Курском является вопрос о влиянии стратегической внезапности на ход вооруженной борьбы в этой битве.

Значение этой проблемы определяется исключительно важным местом, какое вопросы внезапности занимают в современном военном искусстве, а также тем, что в военно-исторической литературе, посвященной битве под Курском, имелись ошибочные толкования по этому вопросу.

Указанной проблеме в труде уделено значительное внимание.

Подводя итоги краткого обзора литературы по Курской битве, следует отметить, что при наличии сравнительно большого количества работ у нас пока еще нет фундаментального военно-исторического исследования этой важной проблемы. Авторы настоящей книги имели перед собой цель в определенной мере восполнить этот пробел,

В книге в доступной форме дано оперативно-стратегическое описание Курской битвы, освещены некоторые наиболее интересные и поучительные вопросы тактики.

В ней широко [11] показаны направляющая и руководящая роль Коммунистической партии, ее Центрального Комитета в организации борьбы Красной Армии и всего советского народа с врагом, массовый героизм советских воинов и партийно-политическая работа в войсках.

При разработке труда авторы использовали новые документальные материалы, позволившие по-иному осветить ряд вопросов этого грандиозного события.

Труд написан: введение  — Г. А. Колтуновым и Б. Г. Соловьевым; главы первая, вторая, третья и четвертая  — Г. А. Колтуновым (за исключением разделов «Военно-политическое положение фашистской Германии», «Положение и группировка немецко-фашистских войск.

Немецкий план разгрома советских войск под Курском», написанных Б. Г. Соловьевым); главы пятая и шестая  — Б. Г. Соловьевым; заключение  — Г. А. Колтуновым (за исключением раздела «Военно-политическое значение исторической победы под Курском», написанного совместно).

Совместно также подготовлены и приложения к труду.

Авторы приносят глубокую благодарность начальнику отдела Министерства обороны Союза ССР полковнику Терещенко H. E. и бывшему сотруднику Архива Министерства обороны полковнику Фосту И. Д. за помощь в подборе архивных документов, а также работникам Центрального музея Вооруженных Сил за подбор фотоиллюстраций.

Источник: http://militera.lib.ru/h/koltunov_solovyev/pre1.html

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий