Кто первый применил гипсовую повязку при переломах

Упал, очнулся, гипс..

Кто первый применил гипсовую повязку при переломах

Лариса Ракитина о том, как в травматологию пришел гипс, а также о том, что было до и будет после

До гипса

Сведения о том, как врачи решали проблему иммобилизации до XIX века, весьма скудны и отрывочны, но известно, что применять разнообразные затвердевающие вещества для фиксации переломов медики пытались с давних ­пор.

Гиппократ, успешно занимавшийся лечением переломов и вывихов и предложивший в трактатах «О переломах» и «О суставах» технику вправления и устранения деформаций конечностей, использовал отвердевающие повязки из смеси воска со смолой и шины из «толстой кожи или ­свинца».

Арабские врачи в это же время для лечения переломов применяли глину. Однако главным иммобилизующим веществом оставались яйца.

В XIV веке французский хирург Ги де Шолиак в своем руководстве La grande Chirurgie писал, что для лечения переломов хирург должен иметь наготове, помимо прочего, достаточное количество бинтов, пропитанных яичным белком, а также легкие и гибкие шины из ивы или рога такой длины, чтобы они заходили далеко за место перелома. Об отвердевающих повязках, пропитываемых смесью яичного белка с различными веществами, упоминает в своем 10‑томном руководстве по хирургии и Амбруаз Паре в XVI веке. И даже в 1825 году, несмотря на то что в Европе активно экспериментировали с декстрином, крахмалом и столярным клеем, французский военно-полевой хирург Жан-Доминик Ларрей предлагал пропитывать повязки смесями камфарного спирта, свинцовой воды (водного раствора ацетата свинца) и взбитого ­белка.

Травматологию, пожалуй, можно назвать прародительницей всех хирургических специальностей: признаки сращенных переломов костей конечностей и трепанационных отверстий черепов обнаружены еще у древнеегипетских мумий и останков древнеримских воинов. Перед травматологами всех времен и народов стоит одна задача — создать условия для успешного восстановления сломанных ­костей.

Первые гипсологи

Гипсовая повязка почти в том же виде, в каком мы применяем ее сегодня, существует только последние 150 ­лет.

Пионером использования гипса в медицинских целях считается голландский хирург Матиссен. В 1851 году он попробовал натирать сухим гипсом ткань для повязок, которую после наложения на область перелома смачивали губкой.

Интересно, что идею Матиссена на заседании Бельгийского общества врачебных и естественных наук резко раскритиковали — об этом написал в своей «Истории медицины» известный шотландский врач Дуглас Гатри.

Коллегам не понравилось, что повязка Матиссена пачкает одежду хирурга и быстро ­затвердевает.

К счастью, соотечественник Матиссена, врач Ван де Лоо всячески поддерживал новатора, выпустил несколько брошюр, пропагандирующих этот метод, а в 1854 году единомышленники издали книгу «О гипсовой повязке и ее применении в лечении переломов». К этому моменту методику они уже несколько усовершенствовали и предложили смачивать натертую гипсом ткань не после, а до наложения повязки, благодаря чему она лучше фиксировалась и меньше ­ломалась.

Однако еще за 10 лет до этого, в 1842 году, московский хирург Василий Басов лечил переломы конечностей с применением гипса, правда, довольно оригинальным способом. Сломанную руку или ногу пациента помещали в заполненный алебастром ящик — «перевязочный снаряд», который затем через блок прикреплялся к потолку. Минус метода состоял в том, что больной оказывался надолго прикованным к ­постели.

Гипс — один из самых распространенных природных минералов. Он относится к осадочным породам органического происхождения и представляет собой водный сульфат кальция с химической формулой CaSO4×2H2O.

Он мало похож на средство для фиксации переломов: разновидности гипса, селенит и алебастр, обладают красивым блеском и используются для создания недорогих ювелирных изделий.

Однако после того, как минералы измельчают и прокаливают при температуре 100–130 °С, получается знакомый всем порошок, который быстро твердеет при контакте с ­водой.

Гипс по Пирогову

Современные гипсовые повязки обязаны своим существованием нашему гениальному соотечественнику — Николаю Ивановичу Пирогову.

Вначале для отвердевающих повязок он, как и предшественники, пытался использовать самые разные вещества: коллоидин (смесь березового дегтя, салициловой кислоты и коллодия — 4 %-ного раствора тринитроцеллюлозы в смеси этанола и диэтилового эфира), гуттаперчу (полимер, идентичный натуральному каучуку), крахмал.

Но высыхали они медленно, а от крови и гноя быстро ломались и размокали. Способ Матиссена Пирогову также представлялся несовершенным: гипс пропитывал ткань повязки неравномерно, не обеспечивал плотной фиксации, осыпался и ломался. В поисках альтернативы в начале 1850‑х годов ему помог ­случай.

«Почти за полтора года до осады Севастополя, — пишет Пирогов в «Севастопольских письмах и воспоминаниях», — я в первый раз увидел у одного скульптора действие гипсового раствора на полотне.

Я догадался, что его можно применять в хирургии, и тотчас же наложил бинты и полоски холста, намоченные этим раствором, на сложный перелом голени. Успех был замечательный.

Повязка высохла в несколько минут: косой перелом с сильным кровяным подтеком и прободением кожи… зажил без нагноения и без всяких припадков. Я убедился, что эта повязка может найти огромное применение в военно-полевой практике…».

Впервые Пирогов применил свою гипсовую повязку в 1852 году, работая в военном госпитале. В 1854 году, во время Крымской войны — «травматической эпидемии», по его образному выражению, — Пирогов сумел широко внедрить в практику новый способ иммобилизации переломов, в том числе и огнестрельных.

Эффект был таким выраженным, что Пирогов даже запретил своим врачам иссекать диафизы костей, что часто производилось при открытых многооскольчатых переломах, вследствие чего количество ампутаций резко снизилось.

Благодаря «сберегательному лечению» сотням раненых удалось сохранить не только конечности, но и ­жизнь.

Разработанный Пироговым метод выглядел так. Готовили раствор из сухого гипса и воды, затем поврежденную конечность оборачивали ветошью с наложением дополнительных слоев на костные выступы.

Сложенные в 2–4 слоя рукава рубашек, кальсоны или чулки погружали в раствор, вынимали и распределяли гипсовую кашицу по обеим сторонам растянутого «бинта».

Эту повязку накладывали на конечность и фиксировали поперечными ­полосами.

Свой опыт Пирогов подытожил в изданной в 1854 году книге «Налепная алебастровая гипсовая повязка в лечении простых и сложных переломов и для транспорта раненых на поле сражения», и много лет спустя с гордостью писал, что в практике русских госпиталей такие прогрессивные новшества, как анестезия и гипсовая повязка, были внедрены раньше, чем в других ­странах.

Способ, предложенный Пироговым, оказался настолько удачным, что технология наложения гипсовых повязок (лангетных и циркулярных) постепенно была внедрена повсеместно и не претерпела существенных изменений до наших дней.

Разве что травматологам теперь не приходится самостоятельно пропитывать бинты раствором гипса — в их распоряжении материал, изготовленный в заводских условиях.

Но все же с современной точки зрения назвать этот метод идеальным нельзя, у гипсовой иммобилизации есть существенные ­недостатки.

Экзоскелеты вместо гипса

Циркулярная гипсовая повязка после затвердевания превращается в жесткий футляр постоянного диаметра. При нарастании или уменьшении отека конечности высока вероятность ее сдавления и образования пролежней, либо, напротив, — потери результатов репозиции. Кроме того, классическая иммобилизация конечности гипсом подразумевает фиксацию двух прилежащих к поврежденному сегменту суставов, чтобы исключить возможность движения. Следствие этого — атрофия мышц, развитие контрактур, усугубление дегенеративных изменений суставов, тромбозы. Последнее обстоятельство привело к тому, что в некоторых странах в стандартную схему лечения переломов включают прием низкомолекулярных гепаринов в течение всего периода иммобилизации. Кроме того, гипс — материал тяжелый, ломкий, легко пачкающийся, неустойчивый к воздействию воды и биологических жидкостей, малопрозрачный для рентгеновских ­лучей.

Начиная со второй половины прошлого века, технологи и врачи разрабатывают фиксирующие повязки из синтетических материалов — полимеров, пропитанные полиуретановыми смолами.

Эти фиксирующие повязки легки, гибки, рентгенопрозрачны, упруги, паро- и воздухопроницаемы, не боятся воды. Мягкая фиксация сохраняет возможность для работы мышц, в то же время не ухудшая иммобилизацию конечности.

Повязка из полимерных бинтов в шесть раз прочнее гипсовой и одновременно в пять раз легче. Правда, как минимум вдвое ­дороже.

А совсем недавно, в 2013 году, новозеландский дизайнер Джейк Эвилл предложил для иммобилизации конечностей нейлоновую шину.

Она изготавливается на 3D-принтере после рентгенографии и сканирования поврежденной конечности и представляет собой ячеистый экзоскелет, который надежно фиксирует конечность, обеспечивая дополнительную поддержку непосредственно в точке перелома. Шина очень легкая, водопроницаемая, полностью вентилируется и к тому же весьма элегантно ­выглядит.

Конечно, пока предложение Эвилла воспринимается только как очередной дизайнерский изыск, но, кто знает, может быть, через сто лет она будет такой же привычной и обыденной, как сегодня ­гипс?

Источник: https://www.katrenstyle.ru/articles/journal/history/upal_ochnulsya_gips

Очнулся — гипс: с чем москвичи приходят в травмпункт

Кто первый применил гипсовую повязку при переломах

Москвичка Анна Старкова после перелома лучевой кости обратилась в травмпункт при поликлинике №220

ФОТО: Павел Волков, «Вечерняя Москва»

С утра у травматологического пункта немноголюдно. Одна из первых пациенток — пожилая москвичка Анна Старкова. На ее левой руке гипс «красуется» с 31 декабря.

— Я на пенсии, но сейчас работаю почтальоном, — рассказывает она свою историю. — Выхожу из дома очень рано, не увидела соляную лужу. Шагнула в сторону, а там лед. В итоге перелом лучевой кости со смещением. Сегодня сделали контрольный снимок, надели лангетку. Все, уже можно двигать пальчиками. Доктора, кстати, очень внимательные.

На входе нас встречает бдительный охранник.

— Вам к какому врачу? — интересуется он.

— Мы из газеты, готовим репортаж о травмпунктах.

— Тогда подождите еще примерно полчаса, народу будет много.

Страж порядка рассказал, что людей здесь стабильно много. Приходят кто с чем, но зимой чаще всего горожане травмируются после падений. Бывают и особо невезучие. Однажды в середине января за помощью обратилась женщина. Оказалось, сломала правую руку. А через день — снова приходит, и опять с той же проблемой. Только на сей раз пострадала левая рука.

Примерно через полчаса пациентов и правда становится больше. Те, что получили травму только что, не хотят делиться подробностями.

Оно и понятно: когда от боли глаза на лоб лезут — не до бесед. Да и горожане, которые пришли навестить доктора планово, чаще всего отшучивались крылатой фразой из культовой «Бриллиантовой руки»: «Очнулся — гипс!» А вот москвичка Елена Фурсина была более многословной.

— Однажды я оказалась в травмпункте после аварии, но чтобы после того, как упала сама — в первый раз, — говорит пострадавшая. — Я шла по улице, и вдруг в какой-то момент взгляд перевела с тротуара, миг — и ты уже лежишь.

Причем стараешься ходить как черепаха, чтобы не упасть, на лестницах цепляешься за перила. Но всего не предусмотришь. Все произошло в один момент. Благо случай оказался легкий, без смещения.

Пенсионерка Татьяна Ступова получила травму, когда гуляла с собакой. Итог — перелом со смещением.

— Пока лечила, говорили ее крутить-вертеть, стараться сжимать мягкий мячик, — вспоминает женщина.

Москвичка Анна Чеботаева повредила ногу — упала на улице. Виной тому скользкая обувь. К врачам обратилась не сразу, пытаясь решить проблему самостоятельно.

— Первый день-два прикладывала лед, вроде бы справилась, — рассказывает Анна. — Но затем у меня в верхней части колена была такая резкая боль! Я пожалела, что сразу не обратилась к докторам. Сделала это только через неделю. Снимок показал, что трещины нет, но нужно было откачать скопившуюся в коленке жидкость. Сейчас уже почти все зажило. Хочу сказать врачам «спасибо».

Изобретение на века

Одно из первых упоминаний о предках гипса приводит нас в Древний Египет. Как следует из текста папируса, там применялись затвердевающие бинты, которые, вероятно, получали из бинтов, применяемых в бальзамировании. А вот знакомую нам гипсовую повязку впервые применил знаменитый хирург Николай Пирогов.

Ему принадлежит идея накладывать его при переломах. До этого врачи фиксировали травмы деревянным лубком. Каким бы гениальным ни было изобретение Николая Пирогова, медицинские технологии не могут стоять на месте.

Вместо гипса специалисты стали использовать заменители из полимерных материалов, термопластиков и стекловолокна.

ПАДАЙ ПРАВИЛЬНО

Эксперты составили простые правила, как избежать травм и действовать, если вы ее все же получили.

1. Тренируемся падать. Главное — правильно сгруппироваться. Постарайтесь упасть в «позе эмбриона»: голову втяните в плечи, наклонив к груди, прижмите локти к бокам, выпрямите спину, слегка согните ноги. Помните: всегда безопаснее падать на бок.

2. Как можно скорее вызывайте скорую помощь, если после падения чувствуете острую боль. Если рядом никого не оказалось, зовите прохожих. Если ненастье застало вас за городом, необходимо переместить пострадавшего к дороге при помощи подручных средств.

3. При переломе на доврачебном этапе необходимо приложить холод к месту перелома, ограничить подвижность конечности. Для этого используйте любую рейку (лучше плоскую) или в несколько раз сложенный картон. Предмет должен быть ровным и крепким на излом.

4. В случае с вывихом необходимо ограничить подвижность сустава, привязав эластичным бинтом к шине, роль которой может выполнять любой материал, оказавшийся под рукой. В отличие от перелома, при вывихе нет необходимости обеспечить жесткую фиксацию.

5. Выбирайте правильную обувь. Высокий каблук и платформа легко могут стать причиной падения на льду. Старайтесь носить обувь с толстой подошвой с четким рельефом, широкой носовой частью и устойчивым каблуком не выше четырех сантиметров.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Артур Саакян, врач-травматолог-ортопед, кандидат медицинских наук:

— Как правило, зимой люди падают, поскользнувшись. Чаще всего кости ломают пожилые люди, но нередко в такую ситуацию попадают и молодые люди.

В основном это переломы верхних конечностей в области предплечья, в нижних конечностях это лодыжки. Кроме того, достаточно часто можно встретить случаи травм, которые связаны со спортивными развлечениями.

Например, катанием на лыжах со склонов, санках. Получают переломы голени и лодыжек и после катания на коньках.

Источник: https://vm.ru/news/585028.html

На очередном занятии «Школы мастерства» медсестры ТОГБУЗ «ГКБ им. Арх. Луки г. Тамбова» практически осваивали десмургию.

А поскольку десмургия – понятие широкое, остановились на технике наложения гипсовой иммобилизации, то есть создании неподвижности костей в области перелома.

Актуальность и важность изучения именно этой темы очевидна – сегодня ни одного человека, даже самого далекого от медицины, такими терминами, как «ушиб», «вывих», «перелом» удивить едва ли возможно.

Ведь подобного рода травмы нашему современнику не в диковинку – этот тип повреждений удерживает пальму лидерства среди всех возможных, ежегодно доставляя неудобства десяткам тысяч людей.

Безусловно, в отделениях неотложной травматологии, в стационарном отделении травматологии и ортопедии средний медицинский персонал прекрасно осведомлен, что и как надо делать, чтобы профессионально и грамотно помочь больному.

Но ведь бывает и так, что медицинский работник оказался свидетелем несчастного случая на улице, в транспорте, да мало ли где еще? Тут вступает в свои права медицинская деонтология, не позволяющая остаться в бездействии в ситуации, когда пострадавшему нужна первая медицинская помощь.

Да и современная концепция сестринского дела гласит, что «высококвалифицированная практикующая медицинская сестра должна иметь достаточно знаний и навыков», чтобы действовать уверенно и грамотно в любой нештатной ситуации.

А это значит, что и знания по технике наложения гипсовой иммобилизации нужны каждой медицинской сестре, вне зависимости от того, в каком отделении она работает.

По сложившейся уже традиции «Школы мастерства» свои знания и практические навыки коллегам передает старшая медицинская сестра отделения, для которого вопрос, рассматриваемый на занятии, является предметом профессиональной деятельности. Поэтому июньское занятие «Школы мастерства» вела старшая медицинская сестра травматолого-ортопедического отделения, медицинская сестра первой квалификационной категории Матвеева Оксана Викторовна.

– При переломах и вывихах основной задачей первой помощи является обеспечение спокойного и наиболее удобного положения для поврежденной конечности, что достигается полной ее неподвижностью, – напомнила общеизвестную истину Оксана Викторовна. – Это правило является обязательным не только для устранения болевых ощущений, но и для предупреждения превращения закрытого перелома в открытый.

Важно, чтобы во время наложения гипсовой повязки пациенту он был готов к сотрудничеству с медицинским персоналом, понимал, что и зачем делается.

Поэтому задача медицинской сестры – не только ассистировать врачу, но и объяснить больному назначение гипсовой повязки, правила ее наложения и действий пациента во время ношения гипса.

И справиться с этой непростой задачей в то время, когда человека терзает и боль, и страх, и опасения по поводу последствий от полученной травмы, может лишь та медицинская сестра, которая руководствуется в своей работе главным принципом Парацельса – «Лечение – это лекарства плюс любовь к больному».

В ходе занятия были рассмотрены существующие виды гипсовых повязок, эффективность консервативного лечения при переломах и различных деформаций.

В век бурного развития оперативных методов лечения переломов и ортопедических дефектов интерес к гипсовой иммобилизации не уменьшается.

Правильно назначенные и квалифицированно сделанные гипсовые повязки являются неотъемлемой частью и залогом успешного лечения переломов и костных деформаций в травматологии и ортопедии.

Оксана Викторовна Матвеева рассказала и о современных материалах, применяемых в гипсовой иммобилизации, о технике работы с ними.

Напомнила Оксана Викторовна и о том, что среди прочих заслуг перед отечественной и мировой медициной русский врач Н. И. Пирогов известен и тем, что в условиях Крымской войны 1854 года впервые применил гипсовую повязку.

Точнее, сначала она была крахмальной.

Дело в том, что в ходе рукопашных схваток большое количество раненых солдат и офицеров поступало в полевой госпиталь не только со штыковыми ранениями, но и с переломами разной степени тяжести.

Эфирный наркоз хирург широко применял в боевой обстановке. В эти же дни гениальный ученый сделал еще одно замечательное открытие.

Для лечения переломов костей вместо липового луба (коры) он стал употреблять крахмальную неподвижную повязку. Пропитанные крахмалом длинные куски холста накладывались слой за слоем на сломанную конечность.

Крахмал застывал, и в спокойном состоянии кость со временем срасталась. На месте перелома образовывалась прочная костная мозоль.

Здесь, под свист пуль, летавших над палатками лазарета, Николай Иванович понял, какую огромную пользу может принести воинам ученый-медик. Именно в 1854 году Николай Иванович приходит к мысли заменить не вполне удобную крахмальную повязку на гипс.

Гипс (серно-кислый кальций) – очень мелкий порошок, обладающий большой гигроскопичностью. При смешивании с водой он застывает в течение 5-10 минут. До Пирогова гипс использовали строители, архитекторы, скульпторы.

В медицине Пирогов использовал повязку из гипса для фиксации и консолидации травмированных тканей.

Широко применялись гипсовые повязки при транспортировке и при лечении раненых. Не без чувства национальной гордости Н.И. Пирогов напоминает, что “благодеяние анестезирования и этой повязки в военно-полевой практике дознаны были нами прежде других наций”.

– Обращение к истории отечественной медицины, ее выдающихся достижений, – подчеркивает главная медицинская сестра ТОГБУЗ «ГКБ им. Арх. Луки г.

Тамбова» Елена Юрьевна Еремина, – благодатный материал для привития среднему медицинскому персоналу чувства гордости своей профессией, понимания самой природы подвижничества, которым всегда отличалась русская медицина, и которое мы не вправе забывать сегодня.

Источник: https://gkb-luki.tmbreg.ru/news/223-upal-ochnulsya-gips

Гипс двадцать первого века

Кто первый применил гипсовую повязку при переломах

      Иммобилизация (от лат. immobilis — неподвижный) – это создание неподвижности поврежденной или больной части тела, обычно конечности или позвоночника.

При переломах костей иммобилизация предупреждает повреждение сосудов, нервов и других тканей подвижными отломками костей и создаёт условия для их сращения. При открытых переломах костей и инфицированных ранах мягких тканей иммобилизация — один из методов предупреждения инфекции и борьбы с ней.

При повреждениях конечностей (переломы, вывихи), а также при заболеваниях опорно-двигательного аппарата иммобилизация имеет большое значение для уменьшения болей, предупреждения шока и т.д.

     Изобретение и довольно широкое использование в лечебной практике гипсовых повязок при переломах костей является важнейшим достижением хирургии XIX века. Известный хирург Н.И.Пирогов первым в мире создал и применил на практике этот тип фиксирующей повязки с применением гипса.

     В наш динамичный век, когда для многих людей на счету буквально каждая минута, травма, сопряжённая с необходимостью ношения гипсовой повязки, становится настоящей трагедией.

Ведь с толстой и тяжёлой повязкой сложно бывает порой добраться не то чтобы до рабочего места, но и до туалета или кухни.

Почти невозможно самостоятельно умыться или принять душ – нужно будет “упаковывать” загипсованную конечность в несколько полиэтиленовых мешков. О приёме ванны во время лечения попросту придется забыть…

     Вторая, но не менее важная проблема, связана с высокой гигроскопичностью гипса. С гипсовой повязкой довольно трудно соблюдать элементарные гигиенические принципы. Гипс после высыхания крошится и пачкает одежду и постельное бельё. При длительной иммобилизции нередко возникает потребность в периодических сменах повязки.

     Этих недостатков лишёны новые синтетические материалы Скотчкаст, Софткаст и Турбокаст, давно применяемые травматологами-ортопедами клиники “Виком” и пользующиеся спросом у жителей Кременчуга. Эти полимерные иммобилизирующие материалы полностью заменяет гипсовую повязку при лечении переломов.

Показания к применению полимерных бинтов:

  • иммобилизация верхних и нижних конечностей, осевого скелета при консервативном лечении повреждений и в послеоперационном периоде
  • изготовление фиксирующих и корригирующих повязок в реабилитации взрослых пациентов и детей с патологией опорно-двигательного аппарата
  • лечение методом функциональной иммобилизации повреждений опорно-двигательного аппарата
  • изготовление разгрузочных повязок в лечении синдрома диабетической стопы
  • иммобилизирующие шины и лонгетный материал

Жесткий иммобилизирующий полимерный бинт Scotchcast™

     Водоустойчивый полимер позволяет быстро и легко накладывать повязку, способную выдерживать функциональную нагрузку уже через 30-40 минут после наложения (заметьте, что гипсовая повязка во многих случаях высыхает в течение 24-48 часов).

Полимерный иммобилизирующий бинт Scotchcast™ может полностью заменить гипсовую повязку при лечении переломов. Сочетание необычайной прочности и легкости материала (в 4–5 раз легче гипса) делает его использование значительно более комфортным.

Материал нетоксичен и не вызывает аллергических реакций.

Полужесткий иммобилизирующий бинт Softcast™

     Такой бинт позволяет формировать повязки различной жесткости. После затвердевания материал остается полужестким и легко разрезается перевязочными ножницами. Материал эластичен, но при этом нерастяжим и всегда принимает свою первоначальную форму. Рассеченная повязка не повреждается при снятии и может быть в дальнейшем использована как съемная.

     С появлением этого материала появилось новое направление в травматологии и ортопедии, называемое методом функциональной иммобилизации. Внешне Софткаст ничем не отличается от жесткого материала Скотчкаст представляет собой рулончики стекловолоконной ткани упакованные в герметичные пакеты из фольги.

Софткаст состоит из сплетенных нитей фиберглассовых волокон, пропитанных особой полиуретановой смолой, содержащей растворимые в воде любриканты. Материал Софткаст также отвердевает под действием влаги воздуха или при смачивании его водой.

В некоторых случаях бывает весьма полезно использовать оба материала одновременно.

Основные отличия Софткаста от Скотчкаста состоят в том, что:

  • после отвердевания он не становится жестким, а остается полужестким;
  • податлив, но при этом он не эластичен и всегда принимает свою первоначальную форму;
  • его легко накладывать и снимать;
  • материал пористый, воздухопроницаемый, водостойкий – повязки можно мыть и чистить (можно принимать душ или ванну);
  • повязка долговечна;

Турбокаст® – лучшее, что может предложить современная травматология!

Турбокаст® – это низко-температурный термопластический материал нового поколения с памятью формы для выполнения внешней иммобилизации, созданный на основе поликапролактона и полиуретана, покрытого наружным слоем вспененного биоинертного полиуретана толщиной 0.6 мм. В основе применения материала положено его свойство становиться пластичным при разогревании в диапазоне температур от 60 до 100° с возможностью формирования жесткой конструкции на теле при остывании до 37°C или ниже.

Важным качеством этого НТТП (низкотемпературный термопластик), которое отличает его от широко известных средне- и высокотемпературных материалов, является наличие «рабочей пластической памяти». Это свойство материала при разогревании возвращаться в свою исходную форму. Наличие памяти позволяет многократно перемоделировать готовое изделие в соответствии с клинической ситуацией.

Другое важнейшее преимущество НТТП — возможность выполнения индивидуального ортеза за короткое время без применения сложного оборудования. Это позволяет максимально улучшить качество жизни пациента, соответственно повысить его удовлетворенность лечебным процессом.

Уникальность материала состоит в том, что он сочетает:

  • прочность и полужесткость, необходимые при ортезировании
  • простоту и быстроту при наложении/снятии
  • легкость и комфорт для пациента
  • экономичность, так как материал может быть снят, а затем вновь наложен при необходимости проведения физиотерапии или для других целей

Преимущества материала:

  • пластическая память и возможность перемоделирования;
  • сохранение формы и свойств материала во время всего периода применения;
  • можно мочить водой и мыться в повязке (не только принимать ванну, но и даже купаться в реке или море!!!);
  • великолепная вентиляция за счет многочисленных отверстий;
  • способствует снижению дозы облучения при выполнении рентгенологических исследований;
  • фиксационные приспособления позволяют самостоятельно снимать и одевать повязку в любое время;
  • повязка не прилипает к волосяному покрову пациента;
  • применение турбокаста предотвращает развитие атрофии мышц под повязкой.

Подведем итоги

Скотчкаст, Софкаст и Турбокаст – это легкие и прочные повязки для повседневной жизни, применяемые для функциональной иммобилизации при лечении переломов и имеющие целый ряд преимуществ перед гипсом:

  • малый вес изделия;
  • повязки можно мочить водой и мыться в повязке (не только принимать ванну, но и даже купаться в реке или море!!!);
  • повязки из полимерных материалов помогают снизить риск мышечной атрофии, тугоподвижности суставов и потери хрящевой ткани
  • материал не токсичен, не вызывает аллергических реакций;
  • такие повязки сокращают время реабилитации, поскольку сохраняют функцию мышц и сухожилий, обеспечивая иммобилизацию только в необходимых отделах в зонах перелома

Выбирая повязку из современных полимерных иммобилизирующих материалов, Вы обеспечиваете себе или своему близкому человеку максимальный комфорт и безопасность на время лечения

Источник: https://vikom.org.ua/ru/lechenie/khirurgiya/travmatologiya-i-ortopediya/gips-dvadtsat-pervogo-veka

Памятник Пирогову

Кто первый применил гипсовую повязку при переломах
27.06.06/Добавлено редакцией/0

  • Показать объект на карте
  • Показать похожие объекты
  • Другие названия: Памятник Николаю Ивановичу Пирогову
  • Время работы: круглосуточно
  • Дата постройки: 1897 г.
  • Архитектор, скульптор, реставратор: скульптор В.О.Шервуд
  • Адрес: Большая Пироговская ул., д.2/6
  • Метро: Фрунзенская
  • Координаты: 37°34′18.25″E; 55°43′56.20″N

Распечатать информацию об объекте

Памятник знаменитому русскому врачу – Николаю Ивановичу Пирогову, основоположнику военно-полевой хирургии, почётному гражданину Москвы, был установлен 3 августа 1897 г. и приурочен к открытию ХII Международного конгресса врачей в Москве.

Николай Пирогов известен научному миру как талантливейший хирург, анатом, основоположник хирургии в военно-полевых условиях, член Петербургской академии наук. Невероятный талант врача был столь огромен, что уже в 26 лет Николай стал профессором хирургии.

Труды ученого позволили значительно облегчить страдания пациентов при хирургических операциях – врач впервые применил наркоз.

Не менее значимым ноу-хау была фиксирующая гипсовая повязка, для обеспечения более эффективного заживления при переломах различной степени тяжести – теперь кости в основном срастались как положено, и деформации при этом процессе стали редки.

Помимо врачебной практики хирург успешно занимался педагогической и научно-писательской деятельностью. Его книга «Топографическая анатомия» известна во всем мире. А «Хирургической анатомией артериальных стволов и фасций» зачитывались выдающиеся хирурги. Также, работая директором Инструментального завода, Пирогов немало потрудился над созданием высококачественных хирургических инструментов.

Работа доставляла врачу колоссальное удовольствие, казалось – это его единственная и всепоглощающая страсть. И все же одинокий, периодически страдающий болезнями, вызванными перенапряжением и спертым воздухом в мертвецких, больничных палатах и т.д.

, Николай Иванович мечтал о теплом семейном круге. Наиболее подходящей парой, ученый посчитал Екатерину Дмитриевну Березину – скромную девушку из обедневшего дворянского рода. Несмотря на создание семьи, работа, как и прежде, осталась единственной страстью Пирогова.

Говорят, он запер молодую жену в четырех стенах, запрещая ей видеться с подругами и выходить в свет. Вместо любовных романов требовал прочтения научных трактатов и прочей полезной литературы.

Возможно, такой жесткий режим повлиял на раннюю смерть Екатерины Дмитриевны, умершей при родах второго ребенка.

После смерти Березиной ученый вновь женился, его избранницей стала баронесса Александра Бистром. Интересно, что в медовый месяц Пирогов, боясь стать раздражительным из-за долгого перерыва в работе, просил, чтобы в имение, были приглашены увечные бедняки, которых он бы в свободное время лечил.

Жизнь этого выдающегося человека была полна трудов и открытий, взлетов и падений, наград и опалы. Незадолго до смерти Пирогов изобрел способ бальзамирования умерших, этим способом было забальзамировано тело самого ученого, оно и по сей день хранится в церкви села Вишни Винницкой области (где находилось его имение).

Умер Николай Иванович от редкой болезни – рака верхней челюсти.

Скульптор В.О. Шервуд изобразил учёного, сидящим в кресле. Статуя очень реалистично отображает черты лица, фигуру и осанку Пирогова. Такая высокая точность обусловлена тем, что Шервуду посчастливилось сделать скульптурный портрет врача еще при его жизни.

Правая рука Пирогова свободна (первоначально в ней находился хирургический инструмент, но в силу того, что он неоднократно исчезал, его решили больше не восстанавливать), а в левой покоится человеческий череп – как символ анатомии.

Высокий пьедестал из финского гранита декорирован венками, обрамляющими слова из книг Пирогова.

На торжественном открытии монумента присутствовали почетные гости: князь В.М. Голицын, профессора, врачи, а также самые близкие люди ученого – жена Александра и сын.

Памятник примечателен еще и тем, что он является последней работой выдающегося скульптора, известно, что Шервуд не дожил до открытия памятника несколько дней. С обратной стороны монумента запечатлены имена его создателей: Шервуд, братья Вишневские, Волнухин, Коненков, Андреев.

Монумент создан на пожертвования граждан. Инициатором установки памятника выступил Николай Васильевич Склифосовский, который считал Пирогова своим наставником и учителем.

Заказать экскурсию по этому объекту Я здесь не былЯ здесь былМои заметки о посещении этого объекта Добавить в план посещенийДобавлен в план посещенийМой план посещений

Источник: http://www.intomoscow.ru/pamyatnik-pirogovu.html

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий