Как выводят из комы после трепанации и отека мозга?

Что такое кома и сколько в ней можно находиться

Как выводят из комы после трепанации и отека мозга?

Кома была еще в Древней Греции, и в переводе с древнегреческого языка слово это переводится как сладкий сон. Хотя на самом деле это никакой не сон, тем более не сладкий. Но она была, есть и будет. Она вечна и полна загадок на грани мистики. От чего она возникает? Об этом обозреватель “РГ” беседует с главным анестезиологом-реаниматологом Москвы Денисом Проценко.

Денис Николаевич! Недавно прочла интереснейший роман Евгения Водолазкина “Авиатор”. Не фантастический роман. Реалии начала и конца девяностых годов прошлого века. Ее герой Иннокентий в годы сталинских репрессий в концлагере прошел через адские пытки.

Оказался в специальной лаборатории, где заключенных (вместо смерти) замораживали. В замороженном состоянии он пробыл десятилетия. Научились размораживать. Разморозили и Иннокентия… Ему по паспорту почти сто лет. Но по сути он родился заново.

Он молод, он герой рекламы, он влюблен и любим, он ждет рождения ребенка. Он признан человеком года. Вот только не отпускает прошлое. Он помнит ужасы лагеря, помнит палачей.

Главное же, и это замечает врач, наблюдающий и знающий Иннокентия, замечает его жена, да и он сам: не только все трудней ходить, уходит память, начинает путаться сознание. И это необратимо: идет процесс отмирания клеток организма.

Понимаю, “Авиатор” – блистательная фантазия автора. Но заморозка не сродни коме? Из комы не всегда выходят? А если выходят, то она не оставляет следов? Человек полностью восстанавливается? Как долго можно быть в коме? Почему иногда пациента погружают в это состояние? Наконец что такое кома? От нее же нет страховки.

Ученые выяснили, кому не стоит работать в ночную смену

Денис Проценко: Начну с того, что кома и криотехнологии (та самая заморозка) принципиально разные вещи. Поэтому как врач и специалист в области медицины критических состояний буду говорить о настоящем и более изученном. Кома – сложнейшее расстройство важных функций организма.

Это патологическое состояние, при котором отсутствует сознание и пациент лежит с закрытыми глазами, несмотря на различные внешние раздражители. На окрик, боль он не открывает глаза. И это один из главных признаков комы.

С закрытыми при любой глубине бессознательного состояния, то есть комы.

Значит, он все-таки слышит и чувствует боль? Только глаза не открывает?

Денис Проценко: Да. Это, если угодно, аксиома: человек в состоянии комы всегда лежит с закрытыми глазами. Но при этом многое зависит от глубины комы, от ее классификации.

Таких классификаций несколько. Важна и причина развития комы. Чаще всего встречается кома как результат острого нарушения мозгового кровообращения.

А у молодых причиной чаще становится черепно-мозговая травма или отравление.

Сколько времени человек может быть в коме?

Денис Проценко: От нескольких минут до десятилетий. Есть такие единичные наблюдения, даже описания в специальной литературе.

Имеете в виду и кому генерала Анатолия Александровича Романова, который был ранен в 1995 году? Он уже четверть века в коме.

Денис Проценко: Не совсем в коме! Насколько я понимаю его медицинскую историю, Анатолий Александрович начал выходить из комы через две недели. Он стал открывать глаза.

Однако выход из комы тоже проходит определенные стадии. К сожалению, его восстановление замерло на самой ранней стадии и он до сих пор в вегетативном состоянии. Он открывает глаза.

Но другие признаки высшей нервной деятельности у него отсутствуют.

Человек может находиться в коме от нескольких минут до десятилетий

У него так называемый синдром “человек взаперти”? Это когда человек лежит без движений, но взор его фиксируется на внешние раздражители.

Денис Проценко: Действительно, синдром “человек взаперти” одна из фаз выхода из комы. Но насколько я отслеживаю данные СМИ о генерале Романове, то на эту фазу он так и не вышел.

Кроме фазы “человек взаперти” есть еще и фаза, которую вы называете фазой грубых психоорганических расстройств…

В России ужесточили контроль за проведением абортов

Денис Проценко: Это не я называю. Это общепринятая классификация. И заключается она в совокупности трех признаков: неряшливость, обжорство и гиперсексуальность.

Есть мнение, что кома – защитная реакция организма, когда мозг не хочет помнить негативную информацию, когда ему хочется отдохнуть. Именно поэтому большинство больных, переживших кому, восстановившихся в сознании, не помнят этот период.

В отличие от героя романа Водолазкина, с которого мы начали нашу беседу.

Но раз вспомнили о нем, то продолжим. У тех, кто в коме, у тех, кто ее пережил, отмирают какие-то клетки организма? Прежде всего мозга?

Денис Проценко: Это зависит от причины комы. Если причинами были повреждения вещества головного мозга (травма, кровоизлияние в мозг), то клетки мозга погибают. А при коме, которая следствие отравления, клетки головного мозга восстанавливаются.

А зачем некоторых пациентов вводят в состояние комы? И как это делается?

Денис Проценко: Делается это с помощью лекарств. В свое время так пытались лечить психические болезни. Теперь от этого фактически отказались.

Но зачастую можно услышать от врачей, что пациента ввели в искусственную кому…

Денис Проценко: Термином “искусственная кома” мы объясняем родственникам пациентов один из методов лечения отека головного мозга, который по сути представляет собой глубокий медикаментозный сон.

Юрий Бузиашвили: Человек может внушить себе болезнь

Сколько он может длиться? Не страдает мозг и другие органы организма?

Денис Проценко: Этот метод лечения проводится только в условиях отделения реанимации. Пациент находится под тщательным наблюдением медицинского персонала и специальных мониторов. Это гарантирует сочетание эффективности и безопасности такого лечебного подхода.

А диабетическая, печеночная комы?

Денис Проценко: Причиной комы могут быть нарушения обмена веществ. А нарушения эти происходят и при диабете, и при болезнях печени. Проявления же самой комы те же закрытые глаза и иные клинические признаки.

– Человек, переживший кому, может восстановиться полностью?

Денис Проценко: Отвечу как человек, переживший кому 20 лет назад в результате автомобильной аварии: она мне не помешала дать вам сегодня это интервью.

Источник: https://rg.ru/2016/12/14/chto-takoe-koma-i-skolko-v-nej-mozhno-nahoditsia.html

Выход из комы: в заложниках у собственного тела

Как выводят из комы после трепанации и отека мозга?

Вопреки тому, что мы чаще всего видим в художественных фильмах, кома далеко не всегда означает полное «отключение» всех систем человеческого организма.

Всего различают четыре степени тяжести комы — если первая скорее напоминает полусонное состояние, а у больного сохраняются основные рефлексы, то на четвертой стадии человек перестает осознавать внешний мир и реагировать на него, зачастую останавливается даже дыхание.

Случаи, когда люди проводят в коме несколько дней или недель, — нередки. Иногда врачи вводят человека в искусственную кому для того, чтобы защитить организм от негативного воздействия на мозг — например, после кровоизлияния или отека.

Однако длительная кома представляет значительно большую угрозу. Считается, что чем дольше человек находится в этом состоянии, тем меньше шансов на выздоровление.

Кому, которая длится больше года, иногда также называют «мертвой зоной», а близких готовят к тому, что человек проведет в этом состоянии всю оставшуюся жизнь.

Что рассказывают люди, вышедшие из длительной комы, и как изменилась их жизнь после этого — в материале «Известий».

Другой мир

Свидетельства побывавших в коме разнятся в зависимости от того, сколько времени человек пробыл в этом состоянии.

Например, люди, чья кома продлилась несколько дней, чаще всего говорят, что после пробуждения чувствуют то же самое, что человек, проспавший около 20 часов.

Они могут ощущать сильную слабость, трудности с движением и потребность в длительном сне. Некоторые даже не в состоянии вспомнить всё, что видели за это время.

Люди, которые провели в коме несколько недель, месяцев или же лет, после пробуждения, как правило, не способны самостоятельно двигаться и нуждаются в длительном периоде восстановления.

Им может быть тяжело смотреть на свет, кроме того, скорее всего, им потребуется заново учиться говорить и писать, а также бороться с провалами в памяти.

Такие люди могут не только несколько раз подряд задавать один и тот же вопрос, но и не узнавать лица людей или не помнить целые эпизоды из собственной жизни.

Тело как тюрьма

 Getty Images/PhotoAlto/Ale Ventura

Мартин Писториус впал в кому, когда ему было 12, и оставался в ней в течение последующих 13 лет. Причиной стала неврологическая болезнь, точно установить природу которой врачи так и не смогли, — предположительно виной всему стал менингит. Мальчик, который сначала жаловался на боль в горле, очень быстро потерял способность говорить, двигаться и фокусировать взгляд.

Врачи выписали его из больницы, предупредив родителей, что в этом состоянии он останется до конца жизни. При этом глаза Мартина были открыты, а вот сознание и рефлексы не работали.

Отец и мать всеми силами ухаживали за ребенком — каждый день его отвозили на занятия в специальную группу, купали, переворачивали ночью каждые несколько часов, чтобы избежать образования пролежней.

Самое страшное для мальчика началось после того, как спустя примерно два года к нему вернулось сознание, но не вернулись навыки речи и движения.

Он никак не мог сообщить окружающим, что слышит, видит и понимает всё, что происходит вокруг.

Близкие, привыкшие к его состоянию, к этому моменту почти перестали его замечать, а потому не могли догадаться, какие изменения происходят в сознании Мартина.

Сам Мартин впоследствии говорил, что чувствовал себя запертым в собственном теле: в группе, куда его возил отец, им изо дня в день показывали одну и ту же повторяющуюся программу для детей и у него не было ни единого способа дать понять, что она смертельно ему надоела. Однажды он услышал, как мать в отчаянии пожелала ему смерти.

Однако Мартин не сломался — сначала он научился управлять собственными мыслями, чтобы не впасть в депрессию, после этого заново освоил взаимодействие с внешним миром. Например, научился определять время по теням.

Постепенно к нему стали возвращаться и физические навыки — в конце концов работавшая с ним ароматерапевт заметила это, после чего Мартина срочно отправили в медицинский центр для прохождения всех необходимых тестов и начала периода восстановления.

Сейчас Мартину 39 лет. Сознание полностью вернулось к нему, как и частичный контроль над собственным телом, хотя передвигается он по-прежнему на коляске. Тем не менее после выхода из комы Мартин встретил свою жену Джоанну, а также написал книгу «Мальчик-тень», в которой рассказал о времени, когда был заперт в собственном теле.

Сны в коме

Музыкант Фред Херш был несколько раз номинирован на премию «Грэмми», а в 2011 году его признали джазовым пианистом года по версии Ассоциации джазовых журналистов. Сегодня он продолжает давать концерты по всему миру.

В 2008 году у Херша был диагностирован СПИД, на фоне которого у музыканта почти сразу начала развиваться деменция, после чего он впал в кому.

Херш провел в этом состоянии несколько месяцев, а после выхода из него понял, что потерял почти все двигательные навыки. Порядка 10 месяцев он вынужден был оставаться прикованным к постели.

Во время процесса реабилитации главным источником мотивации для него стал синтезатор, на котором Херш играл, находясь на больничной койке.

 Getty Images/Josh Sisk/For The Washington Post

Спустя почти год музыканту удалось совершить практически невозможное — он добился полного восстановления.

А в 2011 году, основываясь на опыте, пережитом во время пребывания в коме, написал концерт My coma dreams («Мои сны в коме». — «Известия»).

Произведение включает партии для 11 музыкальных инструментов и вокалиста, а также предусматривает использование мультимедийных изображений. В 2014 году концерт был выпущен на DVD.

Самая длительная кома

Дольше всех из ныне живущих людей в коме находился американец Терри Уоллес.

В июне 1984 года он вместе с другом попал в автомобильную аварию — в горной местности машина сорвалась с обрыва, его друг погиб, а сам Терри впал в кому.

По словам врачей, надежды на то, что он сможет выйти из этого состояния, практически не было. Однако спустя 19 лет, в июне 2003 года, Терри неожиданно пришел в себя.

Вскоре он стал узнавать родственников, однако возможности его памяти были ограничены событиями 19-летней давности. Например, себя он ощущал 20-летним человеком, а свою родную дочь отказывался узнавать потому, что последний раз, когда он ее видел, она была грудным младенцем. И, с точки зрения Терри, она должна была им и остаться.

Кроме того, Терри страдал краткосрочной амнезией — любое событие он мог удержать в памяти не дольше нескольких минут, после чего немедленно забывал о нем, или не мог узнать человека, с которым только что познакомился.

Об этом явлении говорят многие, пережившие кому хотя бы в течение нескольких дней, но чаще всего проблемы с памятью носят краткосрочный характер.

Помимо прочего, Уоллес физически не мог представить себе, что провел без сознания последние 19 лет и мир успел значительно измениться, а из-за изменения работы мозга почти разучился скрывать свои мысли. Теперь он в буквальном смысле говорит то, что думает.

Сначала Терри мог произносить только отрывочные слова, однако постепенно к нему вернулась способность к связной речи. Он так и остался парализованным на всю жизнь, но полностью восстановил сознание и способность связно объясняться.

После специально проведенного исследования врачи пришли к выводу, что его мозг смог самостоятельно соединить оставшиеся «рабочими» нейроны и таким образом перезагрузиться.   

Источник: https://iz.ru/613488/evgeniia-priemskaia/v-zalozhnikakh-u-sobstvennogo-tela

Причины, симптомы и лечение отека головного мозга. Профилактика — клиника «Добробут»

Как выводят из комы после трепанации и отека мозга?

Отеком головного мозга называют стремительное накопление жидкости в его тканях, чреватое смертельным исходом. Знание симптомов отека мозга у взрослых и детей обеспечит своевременную диагностику и благоприятный прогноз.

Разновидности, причины

Отек мозга бывает:

  • вазогенный;
  • цитотоксический;
  • интерстициальный;
  • осмотический.

От вида развивающейся патологии зависят признаки отека головного мозга.

Причины прогрессирования заболевания:

  1. Вазогенный отек наступает из-за увеличения проницаемости сосудов головного мозга.
  2. Цитотоксический – это «набухание» клеток головного мозга из-за увеличения количества жидкости у них внутри.
  3. Интерстициальный отек развивается при повышенном давлении ликвора желудочках мозга.
  4. Осмотический отек – при повышении осмолярности мозговых тканей.

Наиболее частые причинами, которые вызывают набухание мозга: травма мозга и нарушение в его тканях при разных патологиях.

Отек головного мозга чаще всего наступает при таких патологических состояниях травматического характера:

  • ушиб головного мозга;
  • перелом основания черепа;
  • внутримозговая гематома;
  • субдуральная гематома. От ее размера зависит прогноз операции при отеке мозга.

Описываемая патология развивается на фоне таких органических поражений головного мозга:

  • ишемический и геморрагический инсульт;
  • кровоизлияние под паутинную оболочку;
  • опухоли;
  • инфекционные заболевания – энцефалит (воспаление мозговых тканей) и менингит (воспаление мозговых оболочек).

Из внечерепных причин к отеку головного мозга могут привести:

  • отек Квинке – выраженная аллергическая реакция организма;
  • инфекционные болезни – скарлатина, корь, паротит;
  • сахарный диабет;
  • печеночная недостаточность;
  • алкоголизм.

На нашем сайте Добробут.ком вы найдете больше информации о причинах отека мозга у новорожденного ребенка, развитии патологии у пожилых и другие факты.

Признаки отека головного мозга

Симптоматика зависит от того, как быстро развивается отек мозга.

Признаки острого отека головного мозга:

  • расстройство сознания – от легкого помрачения до состояния комы при отеке мозга;
  • судороги – возникают при прогрессировании отека;
  • мышечная атония – развивается после судорог;
  • оболочечные симптомы.

Постепенное нарастание отека – дополнительные симптомы отека мозга у взрослых:

  • головная боль;
  • тошнота и рвота, которая не приносит облегчения;
  • двигательные нарушения;
  • расстройство зрения и речи;
  • галлюцинаторный синдром.

Признаки, свидетельствующие о критическом развитии состояния:

  • парадоксальное дыхание (глубокие вдохи с большими промежутками между ними);
  • резкое снижение артериального давления;
  • нестабильный пульс;
  • повышение температуры тела выше 40 градусов по Цельсию.

Появление таких признаков свидетельствует о сдавливании ствола мозга, которое приводит к смерти.

Диагностика

Заподозрить отек мозга следует, если нарастает нарушение сознания, наблюдаются менингеальные симптомы, состояние пациента ухудшается.

Инструментальные методы, которые применяются для подтверждения диагноза отека мозга:

  • компьютерная томография (КТ);
  • магнитно-резонансная томография (МРТ). Это важный метод диагностики – можно выявить отек спинного мозга на МРТ, а не только головного.

Из лабораторных методов исследования важными являются общий и биохимический анализ крови.

Люмбальную пункцию с целью диагностики проводить опасно – может возникнуть смещение мозговых структур и заклинивание ствола головного мозга в затылочном отверстии черепа.

Лечение отека головного мозга

Главными принципами терапии отека головного мозга являются:

  • дегидратация;
  • улучшение процессов обмена в мозге;
  • этиотропное лечение;
  • симптоматическая терапия.

Какие последствия отека мозга при инсульте и других патологиях будут сопровождать больного, зависит от своевременности и грамотности проведения терапии.

Дегидратационная терапия

Ее цель – выведение лишней жидкости из тканей головного мозга. В основе назначений:

  • осмотические диуретики (мочегонные);
  • магния сульфат и раствор глюкозы – они усиливают действие диуретиков, а также улучшают мозговое питание;
  • L-лизина эсцинат – препарат не является мочегонным, но выводит жидкость.

Улучшение процессов в мозгу

С этой целью назначаются:

  • метаболические препараты;
  • глюкокортикостероиды;
  • оксигенотерапия.

Этиотропная терапия

При лечении отека головного мозга необходимо устранить причины развития патологии и «разрушить» механизм формирования отека. Назначения:

  • антибиотики;
  • удаление новообразований и гематом;
  • шунтирующие операции, после которых улучшается мозговое кровоснабжение

Такое лечение проводят после того, как состояние больного стабилизировалось.

Симптоматическая терапия

Она направлена на устранение судорог, рвоты, болевого синдрома и так далее. Помимо консервативной терапии, могут применить хирургическое лечение:

  • декомпрессионная трепанация черепа;
  • дренирование желудочков.

Профилактика

Для предупреждения отека мозга следует профилактировать патологии, которые приводят к его развитию, а если они возникли – своевременно диагностировать и лечить их и сопутствующие патологии во избежание нежелательного исхода. Так, например, может наступить смерть от отека мозга и легких.

Связанные услуги:
Вызов скорой помощи 5288
Горячая линия «ДоброМама» 0 800 302 888

Источник: https://www.dobrobut.com/library/c-priciny-simptomy-i-lecenie-oteka-golovnogo-mozga-profilaktika

«Имея повреждение 80 % мозга, Евгений не должен двигаться, говорить, чувствовать. Но он все это..

Как выводят из комы после трепанации и отека мозга?

После того как мужчина прямо за рулем автомобиля перенес инсульт, попал в аварию и, выйдя из комы, еще полгода находился в вегетативном состоянии, врачи считали: пациент, существующий «практически без мозга», никогда не вернется к нормальной жизни. Однако благодаря самоотверженности любимой женщины 52-летний Евгений… начал снова ходить и разговаривать

— В июле 2010 года наша семья поехала на море, но мужа вдруг стали донимать головные боли, да такие сильные, что мы решили вернуться в Гореничи Киевской области, где недавно купили квартиру, — рассказывает 42-летняя Людмила. — Врачи нашли у Жени воспаление тройничного нерва и назначили лечение. Седьмого августа, когда муж после процедур возвращался из Киева домой, ему неожиданно стало плохо.

Было около трех часов дня. Обедавшие в лесопосадке ремонтники увидели, как проезжающий мимо автомобиль стал резко вилять на дороге и врезался в стоявший на обочине КамАЗ, заехав ему прямо под кузов. Рабочие вытащили окровавленного водителя из машины. К счастью, он еще дышал.

«Врачи заявляли: «Если он сядет, хорошо, а если сумеет встать — будет чудо»

— Женю отвезли в 17-ю городскую больницу, — вспоминает Людмила. — Мне кажется, лучшей реанимации в Киеве нет. У моего мужа был разрыв легкого, тело изрезано осколками лобового стекла, тяжело травмирована рука. Но страшнее всего был геморрагический инсульт, случившийся прямо в машине.

Операция длилась четыре часа. Жене сделали трепанацию черепа. Из головы удалили 200-миллилитровый сгусток крови и разрушенного вещества мозга. Но отек мозга был настолько сильным, что на следующий день понадобилась еще одна операция.

В результате Жене удалили практически четвертую часть костей черепа. Когда сняли повязку, я увидела, что из его головы через отверстие в черепе, оставшееся после операции, вышла какая-то масса большого объема.

Один из врачей сказал, что это — переродившаяся часть мозга и что, «наверное, все так и останется».

«У него раньше были какие-то травмы головы?» — спрашивали медики. Но муж никогда ничем не болел. В прошлом был пилотом — летал на «кукурузниках», после перестройки, когда все распалось, перешел на работу в банк.

Конечно же, много работал и уставал. Но разве это причина для инсульта? В течение трех недель врачи мне говорили: «Он крайне тяжелый. Прогноз неутешительный». В то, что это случилось с нами, поверить было невозможно…

*До случившегося Женя ничем не болел и вел здоровый образ жизни (фото из семейного альбома)

Мы с Женей вместе восемь с половиной лет. У него есть дочь от первого брака, с женой он развелся задолго до нашей встречи. У меня тоже распался брак — из-за того, что в нем не было детей.

Многие женщины гоняются за «мачо», в телешоу «Давай поженимся» часто говорят: «Ой, я люблю ковбоев! Хочу мужчину брутального…» А я всегда искала спокойного, надежного человека. И, когда познакомилась с Женей в интернете, двух недель хватило, чтобы понять: он именно такой. У нас были одни цели, одни взгляды на жизнь.

Все шло по нарастающей: родился долгожданный ребенок, купили наконец двухкомнатную квартиру. Взяли кредит в банке, чтобы сделать ремонт, ведь жилье было без отделки. И вдруг все рухнуло… Обнадеживало одно. Услышав, что в реанимации Женю курирует врач Былина, многие восклицали: «Валентина Николаевна? Вам повезло, что она не в отпуске. Это доктор от Бога.

Будет бороться за больного до последнего».

Каждые три часа мужу надо было привозить еду. Семь баночек в день. Вводить через желудочный зонд пищу больному в реанимации имеют право только медсестры.

А мне знакомые рассказывали случаи, как родственники находившихся в коме больных привозят еду, а пациенты продолжают катастрофически худеть.

Потом оказывалось, что родные недостаточно взбивали продукты в миксере, смесь не проходила в трубочку диаметром пять миллиметров, и медсестры просто… выливали ее в раковину.

К счастью, в этой больнице такого не было. Тем не менее я фанатично взбивала всю еду. Думала: «Когда не нужно будет взбивать, это будет счастье». Обычно лежащие в коме больные худеют вполовину. Женя похудел всего килограммов на 10-15. При его росте 186 сантиметров и весе 90 килограммов это не так уж и много.

Шло время, а врачи были крайне сдержаны в прогнозах: «Если он сядет, хорошо, а если сумеет встать, будет чудо».

— Жизнь мужа теперь зависела от того, хватит ли денег на его содержание в больнице, — продолжает Людмила. — Сбережений у меня не было. Я работала библиотекарем в столичной библиотеке Вернадского, сейчас сижу с ребенком в декрете.

Очень помог «Брокбизнесбанк», где муж работал в хозяйственном отделе. А начальник Жени Евгений Александрович Пузанов стал для нас ангелом-хранителем. Но я понимала: помощь не может быть бесконечной.

Батюшка, к которому я ходила со своей бедой, сказал: «Если твоему мужу суждено выжить, деньги появятся».

Сколько раз так и случалось: денег на следующий этап лечения взять неоткуда, и думаешь: все, конец! И тут звонят малознакомые люди и предлагают помощь.

Никогда не забуду звонок одного из работников «Брокбизнесбанка» Николая Павловича Лаврука. Он уже там не работал, но, узнав о случившемся, привез деньги, которых хватило, чтобы оплачивать лечение мужа еще несколько недель.

Я благодарна всем, кто помогал нам в беде и не бросает нас сейчас.

Сидя у постели мужа, я повторяла: «Женечка, я знаю, что там, наверху, лучше, но оставайся с нами, прошу тебя! Ты не можешь уйти. У тебя ребенок. У тебя есть я…» Записала на диктофон голос сына. Димка говорил: «Папочка, привет. Выздоравливай! Я тебя жду. Я за тобой соскучился. Папочка, я тебя люблю!» И когда я подносила диктофон к уху Жени, у него начинали дрожать веки.

— Как долго он был в коме?

— Сорок пять дней. Медики 17-й больницы сделали все возможное — Женя выжил. Он мог открывать и закрывать глаза. И все. Дальше надо было его восстанавливать в других больницах. Но парализованного больного брать никто не хотел.

Договориться удалось лишь с военным госпиталем, где известный нейрохирург, профессор Александр Георгиевич Данчин сказал, что случай очень тяжелый, однако «маленький шанс есть».

Лечащим врачом Жени назначили Владимира Дмитриевича Вахния, который делал все возможное, чтобы муж восстановился.

По вечерам после работы к Жене приезжала его 25-летняя дочь. Сына мы не водили. Ведь Женя очень изменился: голова неопределенной формы, перекошенное лицо, отовсюду торчат трубочки. Не говорит, не улыбается… После инсульта у него левый глаз вообще не видит, а правый — плохо.

Но однажды, в день рождения Димки (ему как раз исполнилось четыре года), мы все же привели его в больницу. Правда, я предупредила: «Папа не совсем здоров, и ты можешь испугаться». Когда я передала Димке подарок от папы (купила заранее) и посадила его на кровать к мужу, видели бы вы глаза Жени! Он так гладил сына, так прижимал одной, едва работающей рукой…

А когда мы уже уходили, муж не хотел отпускать Димку и пытался встать, чтобы пойти за нами.

«Родители Жени, прочитав в „ФАКТАХ“ статью об уникальных методиках доктора Камилова, разыскали его и привезли к сыну»

— В вашей газете Женины родители нашли статью о лыжнике Максиме, который разбился в Буковеле, — вспоминает Людмила. — Похожая ситуация! Там тоже кома, тоже поиски врача, который бы вылечил сына.

Статья рассказывала об известном киевском враче Сергее Анваровиче Камилове. Благодаря своим уникальным методикам («ФАКТЫ» о них писали не раз. — Авт.) он сумел поднять парализованного Максима на ноги.

Прочитав статью в «ФАКТАХ», Женина мама разыскала врача и попросила его приехать на консультацию в госпиталь.

— Первое впечатление: пациент находится в вегетативном состоянии, реагирует только на звук, свет и болевые раздражители, — рассказывает врач невропатолог-реабилитолог центральной районной поликлиники Днепровского района Киева Сергей Камилов.

— В довершение ко всему его голова была крайне деформирована из-за полученных травм и проведенной трепанации черепа (позже Евгению сделали пластику черепа. — Авт.). По снимкам компьютерной томографии, которые оказались не очень высокого качества, было видно, что мозг сильно поврежден.

Тем не менее я обнаружил, что у Жени небольшой потенциал все-таки есть. И решил, что надо учить жену Евгения заниматься с мужем по моим методикам.

То, как боролась Люда за своего мужа, потрясало. Она записывала мои уроки на видеокамеру, чтобы потом их повторять, ловила каждое слово, каждый жест, каждый нюанс.

Как кормить больного, как говорить с ним, как учить ходить, как привязать правильно к креслу, если уезжаешь на время, чтобы человек, захотев выбраться, не задохнулся от тугих веревок.

Что делать, если он упал, или как снять эпилептический припадок…

Она учила мужа разговаривать и радовалась, что он уже мог сказать: «да», «нет», «не знаю», «спасибо». Она показывала, как есть и чистить зубы левой рукой, потому что правая у него не работает.

С мужем и маленьким сыном Люда учила первые слова и буквы, ведь у пациента сейчас период детства. Больным, вышедшим из комы, нужно несколько лет, чтобы пройти путь от состояния младенца до зрелого мужчины.

Как она старалась, мечтая о быстрых результатах! Но со временем поняла, да и я ей говорил, что это тяжкий каждодневный, а может, и многолетний труд.

Многие женщины на этом ломаются. Иные сбегают от таких мужей уже через месяц. С пациентами остаются только мамы. Я им показываю, что и как надо делать, — один раз, второй, третий. Но, когда доходит до практических действий, половина родственников исчезает. Не хотят напрягаться.

Начинают искать целителя, который придет, возложит руку на голову больному — и произойдет чудо. Вместо того чтобы самим врачевать близкого человека. Ведь голоса родных и их руки быстрее всего заставят больного выйти из состояния, когда его тело здесь, а душа и разум неизвестно где.

Иногда случаются страшные вещи. Устав от борьбы, люди сознательно, а часто и бессознательно убивают пациента бездействием: тянут с вызовом врача, если больной вдруг подхватил инфекцию, и тот погибает от осложнений.

Или перестают кормить, и человек умирает от истощения… Я смотрел на Людмилу и думал: «Когда же у нее опустятся руки?» Стыдно признаться, сто раз мелькала мысль: «Не выдержит она, бросит Женю».

Тем более что вроде и формальный повод есть: они ведь даже не расписаны.

Но время шло. Людмила оставалась рядом с мужем. Она так самоотверженно трудилась, что каждый день у Жени появлялись какие-то новые достижения: движения, навыки, слова. Он стал перспективен, потому что им занимаются.

И он бы пошел еще дальше, если бы Люда могла обеспечить мужу санаторно-курортное лечение, купить беговую дорожку, «шведскую стенку», другие тренажеры. Ведь пациент ходит пока очень неуверенно, с чужой помощью.

Но, к сожалению, денег у Люды едва хватает на лекарства.

Сейчас пациент адекватен, осознает себя, мир, понимает свое состояние. Может минимально себя обслуживать. И мы будем идти дальше. Главное, что Людмила готова к этому.

— Когда стало известно, что Женя живет практически без мозга?

— Месяц назад. По моему настоянию Людмила сделала мужу качественный снимок на магнитно-резонансном томографе. До этого я руководствовался только данными компьютерной томографии. Увидев результат, я был потрясен. У Жени диффузно повреждено 70-80 процентов головного мозга.

То есть центры, отвечающие за движение, речь, чувствительность, мышление, практически… отсутствуют! А значит, по данным МРТ, он не может научиться двигаться, говорить, чувствовать. Хотя к этому времени он уже все это делал. Я не знаю, как работает его мозг.

Но он работает! Если бы я увидел этот снимок раньше, скорее всего, за Женю не взялся бы. Просто посчитал, что шансы добиться хорошего результата ничтожны.

*Пока что Женя ходит очень неуверенно, и каждый шаг дается ему с большим трудом (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

Нам всем очень повезло. Мне — с такой прекрасной ответственной помощницей, как Людмила. Жене — с женой. Люди часто ждут чуда. И чудеса действительно случаются, если близкие отдадут родному человеку все свои силы. И всю любовь, на которую способны.

P.S. Кто хочет принять участие в судьбе этой семьи, может позвонить на мобильный телефон Людмилы: (050) 355 6 559.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/147807-imeya-povrezhdenie-80-mozga-evgenij-ne-dolzhen-dvigatsya-govorit-chuvstvovat-no-on-vse-eto-delaet

Кома — одно из самых сложных и непредсказуемых состояний для медиков и пациентов. Новости. Первый канал

Как выводят из комы после трепанации и отека мозга?

Завораживающие рассказы людей, переживших кому, о туннеле, в конце которого свет, или о созерцании собственного тела со стороны, хочет проверить международная группа учeных. На потолке операционных нарисуют картины, больным в состоянии комы станут шептать определенные фразы.

Если они, очнувшись, смогут всe это повторить и описать, то появится точный научный ответ на самый интригующий философский вопрос.

Репортаж Александра Коневича.

Александр Вергунов, актер: “И вдруг я отрываюсь и лечу. Огромный тоннель, безумно насыщенный голубой свет, и я летел вперед, вращаясь”.

На сцене он никогда не играл ничего подобного – а в жизни такое случалось с актером Александром Вергуновым уже трижды.

Впервые он впал в кому, когда учился в шестом классе, потом – на третьем курсе университета, и вот совсем недавно – обычная репетиция чуть было не превратилась в танцы со смертью. Причины – проблемы с сердцем и сахарный диабет.

Сергей Комликов, заведующий отделением реанимации Минской больницы

скорой медицинской помощи: “Это не феномен. Из комы выходят или не выходят в зависимости от того, насколько вылечивается то заболевание, которое к коме привело”.

Женя почти каждый день ходит в больницу – но к ее другу Андрею до сих пор пускают только маму. После аварии он уже почти месяц лежит в коме – одесские врачи чудом спасли его. Но как сделать, чтобы Андрей снова так же улыбался не знают – в больнице не хватает лекарств.

Инна Торбинская, заведующая нейро-сосудистым отделением городской клинической больницы №1: “Мы лечим словом, взглядом… В большинстве случаев. А если есть лекарства – родственники в состоянии купить – значит, предметно подбираем те лекарства, которые необходимы данному больному”.

Родители и друзья Андрея вместе собирают деньги на лечение. Верят – есть улучшения, и не теряют надежду.

Евгения Оносова: “Когда попал он в аварию, у меня было такое впечатление, что пропало солнце. Ну, знаете (слезы утирает) вот солнышко исчезло…”

В отделении реанимации научного центра неврологии сейчас два пациента находятся в коме. Мужчину привезли совсем недавно, и сколько он пробудет в таком состоянии, сейчас не возьмется предположить ни один врач.

Показания прибора можно назвать линиями жизни. Электрокардиограмма, пульс, давление, температура, уровень кислорода в крови. Данные в этом конкретном случае, правда, не очень хорошие. Чтобы понять это, совсем не нужно быть врачом.

Реаниматологи, конечно, способны сделать так, чтобы цифры здесь стали такими же, как будто на больничной койке вполне здоровый человек. Однако, к сожалению, это еще не означает победить кому.

На восстановление уходят месяцы, а чаще и вовсе – годы. У пациентов, впавших в кому, особое питание, некоторые не могут самостоятельно дышать. Без помощи врачей им не обойтись, даже когда критическое состояние позади, рассказывает доктор Селиванов.

В отделении реанимации научного центра неврологии есть и нужное оборудование, и лекарства. Только таких больных гораздо больше, чем может принять эта палата.

Владимир Селиванов, врач-реаниматолог Научного центра неврологии РАМН: “В настоящее время эти больные, спасенные нами, остаются на плечах родственников. Они мечутся из одной клиники в другую, просят госпитализировать этих больных, а клиники, как правило, не имеют такой возможности. Вот у нас в институте 12 коек, вот 2 больных, и они могут тут долгие месяцы пролежать”.

В Российской академии медицинских наук планируют создать специальную клинику для таких пациентов. По словам врачей, делать это необходимо как можно скорее. Ведь тогда многих людей, благодаря специализированному уходу, можно будет не только спасти, но и вернуть к нормальной жизни.

Как например, 9-летнего Виталика. В больнице он пролежал почти два года. Мальчик попал в реанимацию после аварии – его сбила машина.

Виталий Самойленко, пациент: “Не знаю, как ее начало крутить – и меня она зацепила, я полетел мячиком. Дальше не помню, потому что спал я …”

Виталию казалось, что он спал всего час. А на самом деле этот странный сон между жизнью и смертью продолжался неделю.

Елена Самойленко, мама Виталия Самойленко: “Врачи не говорили мне, что он в коме – говорили, что он спит. Самое главное – верить, надеяться на то, что он придет в себя, проснется. Я так же верила и ждала”.

На днях ее сына должны выписать. Но ему до сих пор иногда вдруг становится плохо.

Александр Мидленко, заведующий нейрохирургическим отделением городской больницы № 1: “На сегодня у ребенка есть неврологический дефицит. Есть расстройства запоминания, нарушение памяти. Но это не безвыходное состояние – с этим можно бороться, и с этим нужно бороться”.

Самое страшное давно позади, успокаивают врачи. Виталик, правда, говорит – что впереди тоже непростые времена – придется догонять одноклассников, слишком уж длинными оказались его вынужденные каникулы.

Ведущий: Разговор про такое тревожное состояние, как кома, продолжим с руководителем отделения реанимации и интенсивной терапии Научного центра неврологии РАМН Михаилом Пирадовым.

Ведущий: Кома в переводе с греческого означает “сон”. Что это такое на самом деле?

Гость: Это отсутствие реакции на какие-либо внешние раздражители. Вообще, причин комы всего-навсего две. Это или поражение всего мозга, как такового, или поражение ствола головного мозга.

Ведущий: Из-за чего можно впасть в кому? Какие-то хронические болезни, травмы, еще что-то?

Гость: Существует не менее 500 различных причин комы. Наиболее часто кома развивается, в обыденной практике из-за нарушения мозгового кровообращения. То, что называется в просторечии инсультом. Комы достаточно часто бывают при черепно-мозговой травме. Комы достаточно часто бывают у людей, отравившихся чем-то серьезным.

Ведущий: Когда человек впал в кому, насколько важно, как быстро ему окажут помощь?

Гость: Если помощь приходит в течение нескольких минут, то существенного значения это не играет. Если она растягивается надолго, конечно, играет.

Ведущий: Долго – это сколько?

Гость: Долго – это час, два, три. Хотя в тех же случаях нарушения мозгового кровообращения, то есть при инсультах, принципиально важно больного, находящегося в коме, как можно быстрее доставить в стационар, потому что на улице с ним вы ничего не сделаете.

Ведущий: Если человек знает, что у него какой-то хронический недуг, который может привести к коме, допустим, диабет, что он должен делать, чтобы не допускать этого состояния?

Гость: На западе многие больные с эпилепсией, с сахарным диабетом, некоторыми другими заболеваниями подобного рода носят небольшие браслетики на руке, на которых написан диагноз. Для того чтобы в случае крайней ситуации можно было сразу понять, что с человеком делать.

Ведущий: Как протекает кома? Сколько она может длится?

Гость: Любая кома длится не более четырех недель. То есть, то, что происходит после этого, это уже не кома. Существуют различные состояния.

Человек или начинает восстанавливаться, или он переходит в так называемое персистирующее вегетативное состояние, или в минимальное состояние сознания, или, к сожалению, покидает этот свет.

Существует прямая взаимосвязь между длительностью нахождения в коме и прогностическим выходом. То есть, чем дольше человек находится в коматозном состоянии, тем меньше у него шансов на благоприятный исход.

Ведущий: Может ли человек, который перенес кому, вернуться к совершенно нормальной, здоровой жизни?

Гость: Иногда это бывает. В основном это касается метаболических ком. То есть, попросту говоря, различных отравлений. Если помощь человеку, который отравился чем-то, оказывается своевременно, то человек может вернуться к тому состоянию, в каком он был до того. Но это не так часто бывает.

У так называемой клинической смерти может быть 500 разных причин. От тяжeлых травм до обострений хронических болезней.

Кома редко проходит бесследно. Но при своевременной помощи можно полностью восстановиться после забытья, вызванного, скажем, сильным отравлением.

Потерявшего сознание и не реагирующего ни на какие раздражители человека принципиально важно быстро доставить в больницу и привести в себя.

Кома в любом случае заканчивается через четыре недели. Затем человек либо поправляется, либо переходит в вегетативное состояние, либо погибает.

Общий наркоз – это, по сути дела, рукотворная кома. Состояние хоть и управляемое, но бывают осложнения.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2009-04-06/172077-koma_odno_iz_samyh_slozhnyh_i_nepredskazuemyh_sostoyaniy_dlya_medikov_i_patsientov

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий