Что такое чрезвертельный перелом правой бедренной кости?

Электронный научный журнал Современные проблемы науки и образования ISSN 2070-7428

Что такое чрезвертельный перелом правой бедренной кости?
1 Менькин З.Д. 1Билык С.С. 1Коваленко А.Н. 1Близнюков В.В. 1Амбросенков А.В. 1Авдеев А.И. 1Устазов К.А. 1 1 ФГБОУ “Российский ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии им. Р.Р.

Вредена” Министерства здравоохранения Российской Федерации В данной статье мы представляем результат и метод лечения нестабильного чрезвертельного перелома бедренной кости на примере пациентки 72 лет, который может быть использован у пациентов пожилой и старческой возрастной группы.

Предлагаемые нами план и хирургическая техника лечения данной группы клинических случаев обоснованы с точки зрения особенностей эндопротезирования в условиях скомпрометированной целостности бедренной кости, в частности в 1-й и 7-й зонах Gruen, и представляют наше видение решения проблем с установкой и фиксацией компонентов эндопротеза.

Выбор длинных ножек, фиксация серкляжем и использование цементных систем позволяют достичь удовлетворительной степени стабильности эндопротеза, потенциально уменьшив количество осложнений по сравнению с использованием систем интрамедуллярной фиксации, связанных как с ранним послеоперационным периодом, так и с периодом реабилитации, позволяя достичь хороших функциональных результатов и качества жизни пациентов. Использование эндопротезирования как метода выбора в данной клинической ситуации требовательно к хирургической технике. Сложности, которые могут возникнуть при установке бедренного компонента, влияют на выбор многих хирургов, склоняя в сторону методик интрамедуллярной фиксации, одновременно отсекая возможность эндопротезирования, которое, однако, при соблюдении определенных технических приемов позволяет достичь хороших результатов и ранней активизации. эндопротезирование тазобедренного сустава 1. Göçer H., Coşkun S., Karaismailoğlu N. Comparison of treatment of unstable intertrochanteric fracture with different arthroplasty methods. Nigerian medical journal. 2016. Vol. 57 (2). P. 81-85.
2. Yong C., Tan C., Penafort R. Dynamic hip screw compared to condylar blade plate in the treatment of unstable fragility intertrochanteric fractures. Malays orthop. J. 2009. Vol. 3. P. 13-18. 3. Mavrogenis A.F., Panagopoulos G.N., Megaloikonomos P.D., Igoumenou V.G., Galanopoulos I., Vottis C.T., Papagelopoulos P.J. Complications After Hip Nailing for Fractures. Orthopedics. 2015. Vol. 39 (1). P. 108–116. DOI:10.3928/01477447-20151222-11.
4. Haidukewych G.J., Israel T.A., Berry D.J. Reverse obliquity fractures of the intertrochanteric region of the femur. J. Bone Joint. Surg. Am. 2001. Vol. 83. P. 643-650.
5. Mazen S., Julien G., Hassan K. The effectiveness of primarybipolar arthroplasty in treatment of unstable intertrochanteric fractures in elderly patients N. Am. J. Med. Sci. 2010. Vol. 2. no 12. P. 561-568.
6. Bottai V., Giannotti S., Dell’Osso G. et al. Atypical femoral fractures: retrospective radiological study of 319 femoral fractures and presentation of clinical cases Osteoporos Int. 2014. Vol. 25. no 3. P. 993-997.
7. Джусоев И.Г., Усубалиев К.Н., Дулаев А.К., Цед А.Н. Остеосинтез переломов шейки бедренной кости: динамический бедренный винт (DHS) или мини-инвазивная система Targon FN // Травматология и ортопедия России. 2015. № 3 (77). C.12-19. 8. Мугутдинов З.А., Черкасов М.А., Алиев А.Г Русскоязычная версия опросника Oxford Hip Score Языковая и культурная адаптация // Актуальные вопросы травматологии и ортопедии: материалы конференции молодых ученых Северо-Западного федерального округа. 2017. С. 70-72.
9. Davis T.R., Sher J.L., Horsman A., Simpson M., Porter B.B., Checketts R.G. Intertrochanteric femoral fractures. Mechanical failure after internal fixation. .J. Bone Joint Surg. Br. 1990. Vol. 72. P. 26-31.
10. Broström L.A., Barrios C., Kronberg M., Stark A., Walheim G. Clinical features and walking ability in the early postoperative period after treatment of trochanteric hip fractures. Results with special reference to fracture type and surgical treatment. Ann. Chir. Gynaecol. 1992. Vol. 81 (1). P. 66-71.
11. Grimsrud C., Monzon R.J., Richman J., Ries M.D. Cemented hip arthroplasty with a novel circlage technique for unstable intertrochanteric hip fractures. J. Arthroplasty. 2005. Vol. 20. P. 337 -343.
12. Sidhu A.S., Singh A.P., Singh A.P., Singh S. Total hip replacement as primary treatment of unstable intertrochanteric fractures in elderly patients. Int. Orthop. 2009. Vol. 34 (6). P. 789-792. 13. Buttaro M.A., Comba F., Piccaluga, F. Proximal femoral reconstructions with bone impaction grafting and metal mesh. Clinical orthopaedics and related research. 2009. Vol. 467 (9). P.25-34.
14. Kim Y.T., Yoo J.H., Kim M.K., Kim S., Hwang J. et al. Dual mobility hip arthroplasty provides better outcomes compared to hemiarthroplasty for displaced femoral neck fractures: a retrospective comparative clinical study. International Orthopaedics (SICOT). 2018. Vol. 42. P. 1241. DOI:10.1007/s00264-018-3767-4. 15. Darrith B., Courtney P.M., Della Valle C.J. Outcomes of dual mobility components in total hip arthroplasty. The Bone & Joint Journal. 2018. Vol. 100-B (1). P. 11-19. DOI:10.1302/0301-620x.100b1.bjj-2017-0462.r1.

Нестабильные чрезвертельные переломы у пациентов пожилого и старческого возраста связаны с повышенным риском осложнений, смертности и инвалидизации [1].

Нестабильность отломков и остеопороз не позволяют давать полную нагрузку на конечность в раннем послеоперационном периоде при использовании интрамедуллярных стержней.

Средний процент осложнений при использовании интрамедуллярных стержней с блокированием составляет 3–26% [2], сопутствующий остеопороз и нестабильность отломков достоверно увеличивают вероятность осложнений и ухудшают прогноз [3].

Зачастую методом лечения переломов у данной группы пациентов является интрамедуллярная фиксация с блокированием, что обосновано малой инвазивностью и преимуществами данной техники при работе с пораженной сенильным остеопорозом костью [1]. Частота неудовлетворительных результатов и осложнений при использовании остеосинтеза составляет 3–12%, несращение фрагментов или неправильное сращение – 2–5%, нестабильность единичных фрагментов – 56% случаев [4].

Однако существует мнение ряда зарубежных исследователей, что эндопротезирование является альтернативой остеосинтезу при чрезвертельных переломах у лиц старшей возрастной группы [5, 6].

Эндопротезирование тазобедренного сустава по сравнению с остеосинтезом (интрамедуллярным, пластинами) при нестабильных чрезвертельных переломах у пациентов пожилого и старческого возраста снижает риск инфекционных, тромбоэмболических осложнений и осложнений со стороны сердечно-сосудистой и нервной систем, а также полностью исключает проблему, связанную с консолидацией перелома или возникновением асептического некроза головки бедренной кости, позволяя дать полную нагрузку и активировать больного на следующий день после операции [7].

Цель исследования: предложить технику эндопротезирования при нестабильных чрезвертельных переломах с учетом биомеханических особенностей кости в условиях дефицита 1-й и 7-й зон Gruen.

Материал и методы исследования

Мы представляем результат лечения пациентки пожилого возраста, имеющей нестабильный чрезвертельный переломом бедренной кости, методом тотального эндопротезирования тазобедренного сустава с использованием длинной ножки цементной фиксации и применением системы двойной мобильности.

Анамнез

Пациентка 72 лет. Травму получила при падении с высоты собственного роста, оступилась при ходьбе.

Для оказания специализированной медицинской помощи поступила на 15-е сутки после травмы с предварительным диагнозом: «Чрезвертельный перелом шейки правой бедренной кости».

При поступлении жалобы на боли в области перелома, неопорность правой нижней конечности, пациентка доставлена и передвигалась сидя на кресле-каталке.

Была проведена рентгенография в прямой и боковой проекции (рис. 1).

Пациентка имела следующие сопутствующие заболевания: ишемическая болезнь сердца, хроническая сердечная недостаточность 1-й степени (ремиссия), дыхательная недостаточность 1-й степени, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, хронический поверхностный гастрит, цереброваскулярная болезнь, энцефалопатия смешанного генеза, атеросклеротическое поражение церебральных артерий.

После проведения рентгенологической диагностики в стационаре установлен диагноз: «нестабильный чрезвертельный перелом правой бедренной кости (31-A33 по классификации AO/OTA)».

Для оценки функции тазобедренного сустава была использована шкала OHS [8].

Функция тазобедренного сустава по шкале OHS 18 баллов.

Клинический анализ крови от 12.02.2019: гемоглобин – 135 г/л (120–160 г/л); эритроциты – 3,76х1012/л (3,9–5,0х1012/л); лейкоциты – 6,9х109/л (4,0–9,0х109/л).

Биохимический анализ крови: общий белок – 70,70 г/л (120–160 г/л); глюкоза – 6,3264 моль/л (3,05–6,1 моль/л); общий билирубин – 9,10 мкмоль/л (5–21 мкмоль/л); СРБ – 86,44 мг/л (

Источник: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=28770

Журнал «Боль. Суставы. Позвоночник» 4 (12) 2013

Что такое чрезвертельный перелом правой бедренной кости?

на с. 19-23

Чрезвертельные переломы составляют около 50 % всех переломов проксимального отдела бедренной кости. По некоторым данным, их частота растет быстрее, чем частота переломов шейки бедренной кости [1].

Характерное для чрезвертельных переломов хорошее кровоснабжение костных отломков, большой мышечный массив, стабилизирующий отломки, часто наблюдаемое внедрение одного отломка в другой, большая площадь излома, а соответственно, и большая площадь их соприкосновения являются благоприятными условиями для консервативного лечения.

Тем не менее в последнее время при данной патологии, как и при переломах шейки бедра, доминирует оперативный метод лечения [2], который позволяет быстрее активизировать больных и избежать таких грозных осложнений, как тромбозы глубоких вен, тромбоэмболии, развитие ложных суставов, частота которых при консервативном лечении колеблется от 1–2 до 5 % [3, 4].

Средний возраст пациентов с переломами этой локализации составляет 66–76 лет, и рядом исследователей отмечена прямая зависимость их частоты от возраста [5–7]. Одной из причин, способствующих перелому, является системный остеопороз, частота которого также увеличивается с возрастом [8, 9].

В последнее время наметилась тенденция к снижению возраста пациентов с остеопорозом, соответственно одновременно «помолодели» и чрезвертельные переломы, которые в этих случаях, даже если они возникают при минимальной травме, редко расцениваются как переломы на фоне системного остеопороза.

В качестве подтверждения вышесказанного приводим следующее наблюдение.

Пациент П., 1965 г.р., 45 лет, обратился в ФГБУ «ЦИТО им Н.Н. Приорова» Минздрава России 14.07.2010 с жалобами на постоянные боли в области левого тазобедренного сустава, ограничение движений в левом тазобедренном суставе и невозможность передвижения без дополнительной опоры. Со слов пациента, травму получил 8,5 мес.

назад при падении с высоты роста на область левого бедра (споткнулся о корень дерева). Резкая боль в области верхней трети бедра не позволила самостоятельно встать.

Был доставлен в травматологический пункт, где после рентгено­графии (рентгенограммы и другая первичная медицинская документация потеряны) диагностирован чрезвертельный перелом левой бедренной кости.

Больному наложен гипсовый тутор на область левого тазобедренного сустава и бедро (до коленного сустава) и рекомендован постельный режим на 1 месяц, затем ходьба с помощью 2 костылей. Иммобилизация в гипсовом туторе проводилась в течение 6 месяцев.

По окончании срока фиксации пациент активизирован, однако сохранение боли в верхней трети бедра заставило повторно обратиться за медицинской помощью. В момент обращения в ЦИТО передвигался с помощью 2 костылей, частично нагружая левую ногу.

При осмотре отмечено укорочение левой нижней конечности на 2,5 см, мышечная атрофия бедра (на 2 см по сравнению со здоровой стороной), пастозность голени. При осевой нагрузке и движениях, которые были резко ограничены (сгибание с разгибанием в коленном суставе > 150°, сгибание со сгибанием в коленном суставе > 150°, разгибание > 170°, отведение < 10°, наружная и внутренняя ротация — 0°), сохранялась боль в области тазобедренного сустава. Объем движений в тазобедренном суставе и адаптированность пациента оценены по Харрису в 19 баллов.

На рентгенограммах и компьютерных томограммах (КТ­граммах) (рис. 1–3) линия перелома четко прослеживалась на всем протяжении, диастаз между отломками достигал 10 мм, смежные поверхности костных фрагментов в плоскости перелома были уплотнены, а спонгиозная ткань закрыта.

Взаимоотношения костей, образующих левый тазобедренный сустав, в целом сохранялись правильные. Суставная щель прослеживается на всем протяжении. В области передневерхнего края вертлужной впадины определялся свободно лежащий костный фрагмент (оссификат?). Структура костей исследуемой области порозна, корковый слой подчеркнут. Окружающие мягкие ткани не увеличены в объеме.

Учитывая снижение плотности рентгенологичес­кой тени, отмеченное на рентгенограммах и КТ­граммах, для исключения системного остеопороза выполнена рентгеновская денситометрия. По данным проведенного обследования выявлена значительная потеря массы кости.

Минеральная плотность костной ткани (МПК): в L1–4 — 0,884 г/см2 (Z­критерий –2,8 SD), в шейке бед­ренной кости с контралатеральной стороны 0,620 г/см2 (Z­критерий –3,0 SD), во всей бедренной кости 0,606 г/см2 (Z­критерий –3,4 SD).

Для уточнения характера нарушений механизмов ремоделирования костной ткани проведено исследование маркеров резорбции, косте­образования, гомеостаза кальция (табл. 1).

Полученные данные стали основанием для диагноза: идиопатический системный остеопороз, осложненный патологическим чрезвертельным переломом левой бедренной кости. Высокооборотный. Замедленная консолидация чрезвертельного перелома левой бедренной кости. Укорочение левой конечности на 2,5 см.

Возможность вторичного системного остеопороза исключалась, так как у пациента не обнаружено какой­либо соматической патологии и гипогонадизма.

Учитывая выявленные на КТ изменения, такие как уплотнение костных отломков по линии излома, отсутствие признаков формирования костной мозоли и наличие сопутствующего остеопороза, возможность дальнейшего консервативного лечения поставлена под сомнение.

Больному планировалась операция металлоостеосинтеза после проведения в предоперационном периоде лекарственной терапии для коррекции выявленного усиления резорбции костной ткани (повышен уровень дезоксипиридинолина (ДПИД)).

В качестве антирезорбтивного препарата назначена золедроновая кислота (5 мг) в/в однократно в комбинации с ежедневным приемом альфакальцидола 1 мкг/сутки, диета с повышенным содержанием кальция (до 1200 мг/сутки), дозированная ходьба с помощью костылей.

Оперативное лечение предполагалось выполнить через 1 мес.

Однако пациент явился на прием только через 5 мес. после начала лечения. При осмотре жалоб не предъявлял, передвигался без помощи костылей.

На протяжении всего периода до повторного обращения продолжал постоянно получать ранее назначенный альфакальцидол в той же дозировке и соблюдал диету с повышенным содержанием кальция.

На выполненных в этот момент рентгенограммах (рис. 4, 5) отмечены признаки консолидации перелома.

Также положительная динамика выявлена и на контрольных КТ­граммах (рис. 6) по сравнению с предыдущим исследованием: линия перелома в передненижних отделах практически не прослеживалась, на остальных участках она была нечеткой за счет формирования эндостальной костной мозоли.

Состояние расценено как срастающийся чрезвертельный перелом левой бедренной кости. Функция тазобедренного сустава по Харрису оценена в 78 баллов. Исследование костного метаболизма в этот пе­риод (табл. 1) подтвердило снижение уровня маркеров ремоделирования.

Некоторое снижение маркеров костеобразования (остеокальцин, щелочная фосфатаза) на фоне лечения было прогнозируемым результатом влияния золедроновой кислоты.

С учетом положительной клинической и рентгенологической динамики вопрос об оперативном лечении был снят и больному рекомендовано продолжить прием альфакальцидола для лечения системного остеопороза.

Через 18 мес. с момента начала консервативной терапии, что составило 26 мес. с момента травмы, пациент жалоб не предъявлял. Функция тазобедренного сустава по Харрису оценивалась в 95 баллов (рис. 7). При рентгенографии (рис. 8, 9) выявлена полная консолидация перелома.

По данным денситометрии, несмотря на сохранение дефицита МПК, отмечена положительная динамика: прирост МПК в шейке бедренной кости справа составил 4 %, во всей бедренной кости — 3 %. МПК в L1–4 осталась практически без изменений (+1 %).

Заключение

Эпидемиологические исследования, проведенные в ряде городов России, выявили высокую распространенность низкоэнергетических переломов проксимального отдела бедренной кости в популяции старше 50 лет [6–8, 11]. Учитывая характер травмы, эти переломы расцениваются как переломы на фоне остеопороза.

У наблюдаемого нами пациента не удалось уточнить факторы риска развития остеопороза, но возможной причиной могло стать нарушение формирования пика костной массы, и молодой человек вступил во взрослую жизнь с дефицитом массы кости, соответствующей остеопорозу (в этих случаях используется Z­критерий).

Отсутствие достаточной осведомленности травматологов­ортопедов о системном остеопорозе, тем более у лиц молодого возраста, или о факторах риска его развития, как в приводимом выше случае, является причиной ошибок в выборе тактики лечения перелома, возникшего на патологическом фоне.

Это удлиняет срок консолидации перелома и может завершиться образованием ложного сустава. В приводимом выше случае, несмотря на удовлетворительное стояние отломков, которое имело место при обращении в ЦИТО, были признаки формирующейся замедленной консолидации перелома.

В клинической практике в этих случаях применяется оперативное лечение, но, как показало наше наблюдение, при удовлетворительном стоянии отломков, использование фарм­препаратов, регулирующих ремоделирование костной ткани, позволяет достичь сращения перелома [12].

Выбор препарата определяется характером нарушений механизмов ремоделирования, по­этому необходима оценка маркеров резорбции и костеобразования.

Так как в приводимом случае доминировала резорбция над костеобразованием (повышение маркера резорбции костной ткани при сохранении на нормальном уровне маркеров костеобразования), то основной задачей проводимой лекарственной терапии являлось снижение интенсивности резорбции.

Именно этим определялся выбор золедроновой кислоты, которая относится к группе бисфосфонатов. Бисфосфонаты, обладающие антирезорбтивной активностью, в настоящее время занимают лидирующие позиции в лечении системного остеопороза.

Препараты этой группы [13], фиксируясь на поверхности костной ткани в участках с высокой степенью ремоделирования, способны активно его снижать [14]. О положительном влиянии золедроновой кислоты на репаративный процесс в зоне перелома свидетельствуют и экспериментальные данные [15, 16]. Неотъемлемой частью терапии в этих случаях является дополнительное назначение витамина D или его активных метаболитов, как в нашем случае, что необходимо для коррекции гомеостаза кальция и уровня паратгормона, нарушение которых возможно при применении бисфосфонатов [17].

Таким образом, низкоэнергетические переломы у лиц среднего возраста требуют обследования на предмет наличия системного остеопороза и проведения обязательного комбинированного лечения — операции остеосинтеза в комбинации с лекарственной терапией, направленной на лечение системного остеопороза, что нормализует процесс формирования костной мозоли.

Список литературы

1. Brown C.A., Starr A.Z., Nunley J.A. Analysis of Past Secular Trends of Hip Fractures and Predicted Number in the Future 2010–2050 // J. Orthop. Trauma. — 2011. — Sep. 3.

2. Кауц О.А., Барабаш А.П., Русанов А.Г. Анализ методов лечения околосуставных переломов проксимального отдела бедренной кости и их последствий (обзор литературы) // Саратовский научно-медицинский журнал. — 2010. — № 6 (1). — С. 154-159.

3. Haidukewych G.J., Israel T.A., Berry D.J., Reverse obliquity fractures of the intertrochanteric region of the femur // J. Bone Joint Surg. Am. — 2001. — 83 A(5). — Р. 643-50.

4. Dhammi I.K., Jain A.K., Singh A.P., Rehan-Ul-Haq, Mishra P., Jain S. Primary nonunion of intertrochanteric fractures of femur: An analysis of results of valgization and bone grafting // Indian J. Orthop. — 2011. — 45 (6). — Р. 514-519.

5. Нурлыгаянов Р.З. Частота переломов проксимального отдела бедренной кости среди жителей города Уфы (ретроспективное эпидемиологическое исследование) / Р.З. Нурлыгаянов, Н.Х. Хафизов, А.А. Файзуллин // Остеопороз и остеопатии. — 2009. — № 1. — С. 7-9.

6. Ершова О.Б. Результаты проспективного изучения исходов переломов проксимального отдела бедра у лиц пожилого возраста / О.Б. Ершова, О.В. Семенова, А.А. Дегтярев // Остеопороз и остеопатии. — 2000. — № 1. — C. 9-10.

7. Цейтлин О.Я. Частота переломов проксимального отдела бедренной кости у городских жителей Среднего Поволжья / О.Я. Цейтлин // Вестник травматол. ортопед. — 2003. — № 2. — С. 62-64.

8. Peyman Hadji, Silvia Klein, Holger Gothe, Bertram Häussler, Thomas Kless, Torsten Schmidt, Thomas Steinle, Frank Verheyen, Roland Linder. The Epidemiology of Osteoporosis — Bone Evaluation Study (BEST). An Analysis of Routine Health Insurance Data // Dtsch Arztebl Int. — 2013. — 110 (4). — Р. 52-57.

9. Блувштейн Г.А., Чупахин Н.В., Шульдяков В.А., Князькова Т.А. Остеопороз в Саратовской области: распространенность и профилактика // Саратовский научно-медицинский журнал. — 2010. — Т. 6, № 2.

10. Кривова А.В., Тимаев Р.В., Родионова С.С. Эпидемиология переломов проксимального отдела бедра в популяции г. Твери // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. — 2006. — № 2. — С. 17-20.

Источник: http://www.mif-ua.com/archive/article/37837

Операция, поставленная на поток: врачи БСМП освоили новую технологию

Что такое чрезвертельный перелом правой бедренной кости?

«Рано утром пошла в церковь. Было очень скользко. Думаю, и чего я не надела свои шипы? Я только один шаг ступила на перекресток Октябрьского и Ленинградской – и рухнула! Даже не поняла, что произошло. Меня молодые люди подхватили и утащили с дороги к остановке троллейбуса. Сижу, смотрю – у меня нога вывернутая.

Скорая приехала очень быстро. Привезли меня в БСМП. В тот день много травмированных людей было, и, конечно, часа четыре я провела в приемном покое, пока меня обследовали и дали заключение о том, что у меня перелом правого бедра и плеча.

Диагноз звучал так: закрытый чрезвертельный перелом правого бедра со смещением и закрытый перелом хирургической шейки правого плеча…»

Перелом бедра – тяжелая травма, и еще несколько лет назад такая травма являлась большой проблемой в медицине.

Если не оперировать таких больных, то в течение года 70 процентов из них умирают! И происходит это из-за того, что они не могут ходить, от длительного постельного режима появляются пролежни, возникает воспаление легких, люди впадают в депрессию от безысходности.

Даже для  молодых пациентов, получивших такую травму во время ДТП, выжить без операции – это очень серьезное испытание, потому что такой перелом срастается 12 недель!

Вот в какой ситуации внезапно оказалась наша пациентка 72 лет, у которой во время обследования в травматологическом отделении БСМП выявили еще и ишемическую болезнь сердца, мерцательную аритмию, сердечную недостаточность и гипертоническую болезнь с высокими значениями артериального давления.

Врач травматолог-ортопед Сергей Владимирович Шуркин сказал так: «Мы, конечно, можем положить гипс на бедро и плечо и не оперировать вас, но в таком случае переломы будут срастаться 3 месяца, и переживете ли вы этот период, большой вопрос».

Чаще всего перелом бедра случается у пожилых пациентов с выраженным остеопорозом – разрушением костей изнутри, связанным с нехваткой кальция. Половина таких пациентов совершенно от незначительной падения получает перелом шейки бедра, а другая половина – перелом той части бедренной кости, которая очень близко к шейке бедра, ее называют проксимальным отделом бедра.

Такие детали, конечно, вовсе не должны беспокоить граждан без медицинского образования, однако дело в том, что при этих разных переломах делают разные операции.

Когда человек сломал шейку бедра, ему приходится заменять сустав бедра внутренним протезом из титанового шарнира, а когда случился перелом проксимального отдела бедра, то раньше обломки костей приходилось соединять металлической пластиной, которая крепилась к костям винтами.

Это тяжелая операция – большой разрез: ведь кости надо выделить на значительном протяжении, а значит, это большая дополнительная травматизация тканей, значительная кровопотеря и большая длительность наркоза.

После такой операции невозможно в ближайший срок поставить человека на ноги, на такую конструкцию нельзя давать полную нагрузку, но принципиально проблема решалась, и наши бабушки и дедушки стали выздоравливать.

Года три назад в городской больнице впервые сделали совершенно другую операцию при таком переломе бедра. Технология зарубежная и называется весьма сложно: PFNA (Proximal Femoral Nail-Antirotation). Однако суть происходящего понять может каждый. 

Пациента фиксируют на специальном операционном столе, в котором под наркозом травматологи сопоставляют сломанные кости.

Под столом нет ничего, он как будто парит в воздухе, и появляется возможность выполнять рентгеновское просвечивание специальным аппаратом тут же в операционной, а это значит, что доктор видит на экране, как он сопоставил место перелома. Столом вытягивают ногу и фиксируют ее в нужном положении.

При этом рентгеновская нагрузка на пациента небольшая, меньше чем при спиральной компьютерной томографии. Травматолог выполняет маленькие разрезы на бедре и через них внедряет титановую конструкцию в бедренную кость под рентген-наведением.

Минут за 20 металлическая конструкция в виде буквы «Г» появляется внутри бедренной кости! В общем, волшебство, да и только! Во время этой операции кости не обнажаются, происходит закрытая операция. Такая титановая конструкция полностью берет на себя нагрузку и выдерживает вес пациента.

Дело в том, что в данном случае цель не срастить перелом, цель другая: надо, чтобы металлическая конструкция взяла на себя полностью опорную функцию сломанной кости. Пожилые люди не могут опираться на костыли, им нужны ходунки, а это предполагает полную нагрузку на ногу.

Заведующий травматологическим отделением Михаил Михайлович Мамошкин поясняет, что проблема в БСМП была лишь только в дороговизне таких металлических конструкций, и такие вмешательства выполнялись редко. Однако в ЦРБ Карелии такое вмешательство и сейчас не сделать и дело здесь упирается в материально-техническую базу.

Сейчас, благодаря администрации, в городской больнице внедрены высокие технологии. Организовано очень быстрое комплексное обследование пожилых пациентов. Врачи прошли дополнительное обучение по данной технологии, и операция поставлена на поток.

Для одной операции нужен весьма большой набор инструментов, но это себя оправдывает тем, что мы можем делать вмешательства с такими малыми разрезами, очень точно ставить конструкцию, не оголяя кости. 80 процентов поступивших мы оперируем. Зимой это каждый день. Восстанавливаем в один наркоз несколько костей.

Был у нас такой случай, когда даже неадекватного пациента с шизофренией оперировали. Она не поняла, что с ней сделали, но уже через день встала на ноги и ходила…

Конечно, всегда есть к чему стремиться. Финны вставляют такие конструкции в кость до перелома! Выполняют эту операцию в плановом порядке в случаях с выраженным остеопорозом, когда не удается компенсировать недостаток кальция лекарствами.

Они посчитали, что выходит гораздо дешевле планово сделать такую операцию, чем по срочным показаниям, когда случился перелом. Так работают в Европе, в Москве и Санкт-Петербурге, в платных клиниках делают такие вмешательства планово.

На следующий день после операции пациент садится в кровати, через день уже встает, а через два – ходит.

А  поправилась ли наша пациентка 72 лет? В один наркоз выполнили две операции – сопоставление и фиксация титановыми конструкциями правого плеча и правого бедра.

После операции, особенно в пожилом возрасте и с выраженной сопутствующей патологией большое значение имеет быстрая реабилитация. Как вспоминает наша пациентка:

«Сергей Владимирович поставил меня на ноги. Он очень хороший человек, и не хочется его подводить. Я б могла лежать целыми днями после операции, но, напротив, я все время вставала, садилась, гимнастику делала, по палате ходила, а он меня хвалил. Хвалил как ребенка. Мне было так приятно! У него любимая присказка  «Сама, сама, сама!» Я удивилась, что так быстро и хорошо все прошло.

Я ему, конечно, очень благодарна. И сейчас я хожу даже без трости. Когда с сумками из магазина иду, чуть-чуть прихрамываю. Домой приехала – было как-то некомфортно. Дело в том, что когда находишься в лечебном учреждении – там такое чувство, что с тобой все будет в порядке, а тут какой-то мандраж. Я одна живу.

Пойду потихонечку пройдусь то в один магазин, то в другой, и все нормально…»

Денис Герасимов

Источник: https://ptzgovorit.ru/shortread/operaciya-postavlennaya-na-potok-vrachi-bsmp-osvoili-novuyu-tehnologiyu

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий