Что делать если после перелома палец кривой?

Перелом мизинца на руке

Что делать если после перелома палец кривой?

Переломы верхних конечностей, в том числе фаланг пальцев, являются достаточно распространенными травмами как взрослых, так и детей различных возрастов. Обычно такие повреждения легко диагностируются и не вызывают больших затруднений в лечении.

Однако для того чтобы подобные травмы не имели негативных последствий и осложнений, очень важно вовремя обратиться к специалисту, пройти необходимую диагностику и терапию.

Ни в коем случае нельзя заниматься самолечением переломов, так как в этом случае велика вероятность неправильного сращения костей, что может привести к обездвиживанию пальца и потере им функциональности.

Перелом мизинца на руке – достаточно распространенное явление. Причиной тому являются особенности расположения этого пальца на кисти руки. Будучи крайним, он больше всего страдает при падениях, ударах, а также при работе с разнообразными механизмами.

При этом страдает чаще всего ногтевая фаланга, могут повреждаться мягкие ткани и ногтевая пластина. Независимо от качества проведенного лечения, такие повреждения могут оказаться непоправимыми, сохранив деформацию ногтя или кожного покрова пальца.

Причины повреждения мизинца на руке

Причины повреждений такого типа могут быть разными. Самым распространенным является падение на руку. Также травма может возникнуть вследствие удара тяжелым предметом по мизинцу, сильного давления на фалангу или при попадании пальца в механизм, действие которого заключается в скручивании или давлении.

Перелом может стать следствием спортивной или трудовой травмы

В любом случае его необходимо вовремя диагностировать и незамедлительно начинать лечение.

Важно учесть тот факт, что пострадать могут не только фаланги мизинца, но и суставы. Такие травмы достаточно тяжело распознать, так как видимых симптомов они могут не дать.

В этом случае следует обратить внимание на функциональность пальца, наличие дискомфорта или болевых ощущений.

Если после травматизации какие-либо из признаков указывают на возможное присутствие перелома, необходимо пройти диагностику.

Основные симптомы перелома

Симптоматика перелома мизинца обычно является достаточно явной и позволяет быстро определить наличие травмы такого типа. Симптомы, которые сам пострадавший может без труда выявить визуально, следующие:

Еще почитать:Лечение перелома пальца ноги

  • отечность травмированного пальца;
  • резкие болевые ощущения, усиливающиеся при сгибании и разгибании фаланги, а также при нагрузке на палец;
  • появление гематомы – посинение или покраснение пальца;
  • невозможность нормально осуществлять привычные манипуляции пострадавшим пальцем.

Если речь идет о переломе со смещением, то явной будет деформация фаланги, наличие выступов в местах смещения костей. Открытые переломы характеризуются наличием разрывов кожного покрова и мягких тканей, выходом наружу отломков.

Существуют симптомы, которые сам потерпевший вряд ли сможет заметить. Их наличие определяет специалист. К ним относятся:

  • искривление или укорочение пальца, вызванное смещением кости фаланги;
  • наличие сильных болевых ощущений при вытяжении мизинца;
  • заметная подвижность отломков, их хруст при надавливании.

В случае внутрисуставного перелома мизинца определить его будет несколько сложнее. Единственным симптомом, который явно указывает на наличие такой травмы, будет обездвиживание пальца, невозможность выполнять привычные манипуляции. Точный диагноз в этом случае можно поставить только после обследования и рентгенографии.

Независимо от того, удалось пострадавшему самостоятельно определить наличие перелома мизинца или нет, он обязательно должен обратиться к специалисту для дальнейшей диагностики и лечения. Грамотный подход будет гарантировать возвращение всех функций поврежденного пальца в норму.

Диагностика перелома пальца

Рентгенография позволяет подтвердить диагноз перелома

Основными методами диагностики перелома мизинца являются визуальный осмотр врача и проведение рентгенографии. В первом случае специалист осматривает палец, определяет наличие болевых ощущений при пальпации и нагрузке на фалангу. Также врач обязательно должен собрать подробный анамнез – как и когда было нанесено повреждение.

Если проводится диагностика перелома мизинца у ребенка, то велика вероятность затруднений с определением локализации повреждения. Связано это с наличием незакрытых зон роста. При этом перелом не будет заметен на рентгеновском снимке. Определить его наличие можно только при детальном осмотре травмированного места, сравнении здоровых пальцев с пострадавшим.

Лечение перелома мизинца

Обычно терапия при переломе мизинца на руке ограничивается консервативным лечением. Оно включает обезболивание пальца, его иммобилизацию. Для обездвиживания фаланги используется гипс или шина.

В случае наличия открытого перелома с повреждением мягких тканей и кожного покрова проводится хирургическое вмешательство. После фиксации перелома проводится курс физиотерапии, которая способствует скорейшему срастанию кости и помогает быстрее восстановить функциональность фаланги.

Если присутствует перелом со смещением, дополнительно проводится репозиция отломков, которая позволяет придать им природное положение, также могут быть введены специальные спицы, которые обеспечат более точное расположение отломков и качественно зафиксируют участок

Повязка обязательно должна быть правильно наложена. Положение пальца должно быть полусогнутым. Для максимальной фиксации гипсовая лонгета или шина накладываются от ногтевой фаланги пальца до основания кисти.

Продолжительность ношения такого гипса зависит от того, сколько будет заживать мизинец. В среднем этот период равен 3-4 неделям. Перелом, полученный в детском возрасте, срастается быстрее.

Ношение гипса обычно сводится к паре недель.

Ни в коем случае нельзя пытаться зафиксировать палец самостоятельно в домашних условиях. Это приводит к тому, что после переломов фаланги срастаются неправильно, палец оказывается обездвиженным и имеет деформации. Проводить такую процедуру обязательно должен специалист в условиях медицинского учреждения и только после диагностики.

Восстановление после перелома

Для того чтобы после перенесенной травмы восстановить все функции поврежденного мизинца, обязательно нужно пройти курс реабилитации после перелома, который включает специальные лечебные упражнения. Они направлены на разработку пальца, избавление от появившихся костных мозолей, отечностей и т.п.

Если после снятия гипса палец продолжает беспокоить (присутствуют болевые ощущения, сильные гематомы), необходимо обратиться к специалисту и проконсультироваться.

Вполне возможно, что они являются следствие длительного обездвиживания пальца. Однако могут быть ситуации, когда такие признаки свидетельствуют о неправильном сращении кости.

В этом случае не обойтись без повторной рентгенографии, которая и покажет истинную причину симптоматики.

Пальцы рук являются важнейшим инструментов в жизни человека. Они помогают справляться с повседневными делами, заниматься искусством, спортом, трудовой деятельностью.

Поэтому так важно следить за их здоровьем и нормальным функционированием.

А при первых признаках повреждений, как переломов, так и травм, или сильных ушибах очень важно своевременно обращаться к специалистам и проводить лечение.

Источник: https://surgicalclinic.ru/bolezni/perelom-mizinca-ruke

Хирургия кисти

Что делать если после перелома палец кривой?

Рука – наш посредник в материальном мире, она передает информацию и исполняет нашу волю, выражает чувства. Это тончайший живой инструмент, к которому не приблизились даже самые совершенные машины. «Как без рук» – говорим мы о самом необходимом. «Протянуть руку помощи» – о благородном поступке.

А кто протянет руку помощи, если с самой конечностью случилась беда? Тут не обойтись без квалифицированных, отчасти узких специалистов. Дело в том, что кисть имеет множество специфических отличий от прочих частей тела. На небольшой площади сосредоточены некрупные, но очень важные анатомические образования, требующие к себе исключительного внимания.

Повреждения сухожилий и нервов, имеющих считанные миллиметры в поперечнике, способны в одно мгновение привести к стойкой утрате трудоспособности. Кисть обладает сложной и тонкой биомеханикой. Лечение кисти требует особых навыков, глубоких знаний, специальных инструментов и оборудования.

Хирургия кисти ни в коем случае не является малой хирургией, никаких скидок на размер здесь не существует.

Хирургия кисти сформировалась в отдельное направление травматологии и ортопедии в середине прошлого века и с тех пор постоянно развивается, открывая все новые горизонты возможностей. Она сочетает в себе ортопедию, травматологию, сосудистую, пластическую хирургию, нейрохирургию.

В нашей клинике осуществляется на современном уровне лечение травм, последствий травм и заболеваний верхней конечности.

Травмы:

  • Открытые и закрытые переломы пястных костей и фаланг пальцев, костей запястья, лучевой кости
  • Повреждения нервов на уровне пальцев, кисти, предплечья.
  • Повреждения сухожилий на всех уровнях разгибателей, сгибателей.
  • Вывихи открытые и закрытые фаланг пальцев, пястных костей, костей запястья, кисти, головки локтевой кости.
  • Сочетанные повреждения, огнестрельные ранения, тяжелые травмы.

Последствия травм:

  • Переломы, сросшиеся со смещением, ложные суставы.
  • Застарелые вывихи.
  • Застарелые повреждения сухожилий сгибателей.
  • Застарелые повреждения сухожилий разгибателей.
  • Застарелые повреждения нервов.
  • Посттравматические контрактуры – теногенные, нейрогенные, артрогенные, рубцовые, смешанного генеза.
  • Ампутационные укорочения фаланг пальцев и пястных костей.

Заболевания:

  • Заболевания синовиальных оболочек (хронический теносиновит, синовиальная киста, нодулярный теносиновит, стенозирующий лигаментит, болезнь де Кервена)
  • Опухоли и опухолеподобные заболевания (липома, гигантома, гломусная опухоль, гемангиома, экзостозы и остеофиты костей, энхондрома, экхондрома, остеоид-остеома, нейрофиброма, олеома, мукозная киста, сосудистая аневризма, эпидермальная киста, костная киста)
  • Дегенеративно-дистрофические заболевания (контрактура Дюпюитрена, синдром Зудека, туннельные синдромы, болезнь Олье, болезнь Кинбека, деформирующий артроз кистевого сустава и суставов пальцев).
  • Врожденные заболевания кисти (клинодактилия, полидактилия, синдактилия).

Обратитесь к специалисту – кистевому хирургу, если:

  • Произошел несчастный случай, и Вы повредили кисть. Обратите внимание на такие моменты, как наличие раны, деформацию, ненормальную подвижность, отсутствие нормальной подвижности, снижение чувствительности, изменение цвета кожи, наличие инородных тел.
  • у Вас давняя травма, и Вас беспокоят боли, ограничение движений, деформация, наличие рубца, незаживающей раны, инородного тела.
  • Вы обнаружили опухоль.
  • Снижается подвижность, чувствительность и сила конечности

Наиболее часто встречающиеся заболевания кисти:

  • Подкожный разрыв сухожилия разгибателя

Чаще всего такие повреждения бывают следствием резкого насильственного сгибания напряженного пальца. Не выдерживает сухожильная ткань на уровне крайнего сустава. Фаланга “повисает”, перестает разгибаться. Болевые ощущения, как правило, незначительные.

Лечение.

Суть лечения сводится к фиксации ногтевой фаланги в положении максимального разгибания. В этом положении концы поврежденного сухожилия сближаются, и за положенные 6 недель срастаются прочным рубцом. Самый простой и безопасный путь – внешняя фиксация с помощью специальной шины.

Ей придается необходимая форма, она надевается на палец. Минус такого способа – необходимость в течение полутора месяцев ухаживать за шиной, следить, чтобы фиксация продолжала оставаться надежной, а положение – правильным.

Если же труд пациента ручной, а полтора месяца нетрудоспособности – непозволительная роскошь, или не хочется появляться на людях с повязкой, или просто нужен надежный результат – в этих случаях показано хирургическое лечение. Производится фиксация фаланги при помощи спицы.

Спица погружается под кожу и позволяет полноценно пользоваться рукой. На консультации врач поможет выбрать способ лечения, подходящий именно Вам.

Несколько иную ситуацию представляет собой разрыв сухожилия длинного разгибателя большого пальца. Чаще всего это происходит через некоторое время после перелома лучевой кости. Сухожилие подвергается дистрофическим изменением и в один прекрасный момент не выдерживает и рвется. Большой палец не разгибается.

Особенность здесь в том, что сшить такое сухожилие конец-в-конец, как при свежем повреждении острым предметом, не получится. Применяется транспозиция (пересадка) одного из сухожилий разгибателей указательного пальца в позицию разгибателя большого пальца.

После непродолжительного “переобучения” пациент начинает пользоваться перенаправленной мышцей в соответствии с ее новой ролью.

Синовиальная киста

Синовиальная киста (устаревшее название – гигрома) не является опухолью в строгом смысле слова. Она представляет собой выпячивание оболочки сустава за пределы его капсулы. Проявляется в виде “шишки” над суставом, излюбленная ее локализация – луче-запястный сустав, поражаются также и другие.

Появляется в результате травмы, постоянной перегрузки, вследствие воспаления. Видимой причины может не быть, в этих случаях “виновата” конституция организма – слабость соединительной ткани. Самая распространенная жалоба – боли при нагрузке, однако часто синовиальная киста не вызывает жалоб, создавая лишь эстетический дискомфорт.

Лечение

В части случаев консервативное лечение (иммобилизация, противовоспалительная терапия, давящие повязки) приводит к успеху, но далеко не всегда. Решение о необходимости хирургического вмешательства принимается с учетом выраженности процесса, характера жалоб и субъективных ощущений. В любом случае необходимо исключить наличие сходных по внешним проявлениям заболеваний – опухоли и теносиновита.

Контрактура Дюпюитрена

Это рубцовое перерождение ладонного апоневроза, плотной «подкладки» ладони, приводящее к стойкому ограничению разгибания пальцев. Без лечения прогрессирует.

Лечение

В основном, хирургическое. Производится иссечение измененных участков апоневроза с последующим постепенным выведением пальцев из порочного положения. Для достижения наилучших результатов в послеоперационном периоде необходимо ношение специальной шины, препятствующей сгибанию пальцев и возникновение рецидива.

Вывихи.

По совершенно неизвестной причине у многих сложилось убеждение, что вывих – это “ничего страшного, просто вывих”. На самом деле, в отличие от множества других травм, именно вывих в обязательном порядке требует медицинского вмешательства. Именно медицинского.

Дернуть, как в кино, или помазать мазью, как в рекламе, не получится. Вывих – тяжелое повреждение сустава, сопровождающееся разобщением суставных поверхностей, в 100% случаев ведущее к стойкому нарушению функции сустава.

Самое простое, что может потребоваться – это устранение вывиха, врачебная манипуляция, направленная на восстановление нормального взаиморасположения костей. Подчеркнем, врачебная манипуляция. Лучшее, что можно сделать самостоятельно – дать конечности покой и немедленно обратиться за помощью.

Распознать вывих обычно нетрудно – после травмы отмечается неестественное положение конечности или ее сегмента, боли, выраженный отек и почти полная невозможность движений.

Вывих пальца, фаланги пальца

Даже при своевременном обращении не всегда удается устранить вывих закрыто, без операции. Ситуация многократно усложняется, если с момента травмы прошла неделя или больше. Застарелые (более 3-х недель) вывихи лечатся только хирургически.

Переломо-вывих пальца, фаланги пальца, пястной кости

Это такое повреждение, при котором происходит перелом суставного конца кости, и часть ее остается на месте, удерживаемая связками, а вся кость уходит со своего места – вывихивается. Основной метод лечения – хирургический.

Вывихи в кистевом суставе.

Существует большое разнообразие вывихов и переломо-вывихов в кистевом суставе. Во всех случаях это тяжелая травма. Без лечения – потеря функции, часто неврологические расстройства. В части случаев лечение обходится “малой кровью”, но только при своевременном обращении.

Застарелый вывих.

Одна из самых неприятных ситуаций в травматологии. Поврежденные ткани, в том числе капсула сустава и связки, превращаются в грубые жесткие рубцы и делают невозможным устранение вывиха без операции.

Хирургическое же лечение часто приходится проводить в два этапа.

Вначале производится растяжение сустава при помощи специального аппарата, затем – открытое либо закрытое вправление, с последующей металлофиксацией.

Источник: https://www.clinicanomer1.ru/operatsii/ortopediya-i-travmatologiya/khirurgiya-kisti.html

«после того как моему восьмилетнему сыну сняли гипс с руки, оказалось, что кости совсем…..

Что делать если после перелома палец кривой?

Чтобы исправить ошибку районного травматолога, столичные микрохирурги взяли из ноги мальчика часть кости с сосудами и пересадили ее на пострадавшую руку

– Это раньше травматологи сразу же накладывали гипс и отправляли пациентов на месяц домой, — говорит заведующий отделением реконструктивно-пластической микрохирургии Национальной детской специализированной больницы «Охматдет» хирург высшей категории Владимир Фидельский.

 — Сейчас тактика лечения переломов совсем другая: нужно на неделю зафиксировать поломанную руку с помощью лонгеты, убедиться, что отек спадает, нет болевых ощущений, смещения костей, и только после этого накладывать циркулярный гипс. Именно так должны были поступить с Денисом.

Тогда можно было бы избежать воспаления костей, которое привело к образованию ложного сустава, и сложной операции.

– Определив, что у Дениса закрытый перелом правой лучевой кости, наш районный травматолог наложил гипс и сказал, чтобы мы приехали к нему через месяц, — рассказывает мама мальчика Татьяна Павловна из села Ульяновка Березовского района Одесской области.

 — Но сын жаловался, что рука под гипсом сильно болит, поэтому мы снова поехали в больницу. Врач немного ослабил гипс и отправил нас домой. А когда через месяц сняли гипс, оказалось, что кости не только не срослись, но и началось воспаление (остеомиелит). Кисть сына неестественно развернулась.

В Одесской областной больнице, куда мы обратились, врачи сказали: «Ваш мальчик может остаться инвалидом».

Владимир Фидельский показывает рентгеновские снимки руки Дениса. Даже человек без медицинского образования увидит: кости предплечья находятся в неестественном положении.

– Сын ничего не мог удержать в правой руке, за зиму научился писать левой, — добавляет мама.  — А сейчас, после операции, которую сделали киевские специалисты, пальцы правой руки снова начали его слушаться.

– Я еще никогда не видел, чтобы в результате перелома некоторые участки кости погибли, другие — сместились, — говорит Владимир Фидельский.  — У Дениса сформировалась косорукость.

Если бы родители медлили, через полгода уже ничего нельзя было бы сделать. Операция, которую мы провели мальчику, прошла успешно.

Около месяца его рука будет находиться в гипсе, а потом Денис начнет ее разрабатывать.

Денис упал на обе руки с высоты трех метров

… 31 августа прошлого года Денис забрался на крышу дома, чтобы поесть слив. Мальчик так делал не один раз. Мама в это время возилась с девятимесячной дочкой Дашей.

– Денис свалился на землю примерно с высоты трех метров, — рассказывает мама.  — Он упал на обе руки. В районной больнице определили, что правая конечность поломана без смещения, а с левой все в порядке.

Только спустя месяц, когда мы уже поехали в одесскую больницу, обнаружили, что в левой тоже есть трещина… Несколько недель сын ходил с гипсом на обеих руках. Это было неудобно, сложно.

Мы надеялись, что мучения Дениса закончатся в тот же день, когда гипс снимут.

Трещина в левой руке срослась хорошо. А вот когда одесские врачи сняли гипс с правой кисти мальчика, то увидели огромный фурункул.

– Мне сразу объяснили, что кости нагноились, начался остеомиелит, — продолжает Татьяна Павловна.  — Лечение воспаления костей длилось месяц. От него удалось избавиться. Но в месте несросшегося перелома образовался ложный сустав. Кисть была неестественно вывернута, под кожей просматривалась торчащая в сторону кость предплечья…

Прооперировать Дениса предлагали одесские врачи. Но родители мальчика не согласились и попросили направить их на консультацию в Киев.

– Микрохирурги детской больницы «Охматдет» так доходчиво объяснили мне, что будут делать Денису во время операции, что я перестала нервничать, — говорит мама.

 — Именно тогда поняла: есть надежда, что руку сына спасут. Профессор сказал, что хирургическое вмешательство будет длиться около семи часов, но микрохирурги справились за три с половиной.

Из операционной Дениса перевели в палату. На руке у него снова был гипс.

– Я на перевязке увидел, что косточка больше не торчит, — добавляет Денис.  — Мне не нравилось, что раньше она выпирала.

– Через месяц мы сделаем контрольный рентгеновский снимок — убедимся, что кости срослись, — говорит Владимир Фидельский.  — Затем Денису предстоит пройти реабилитацию, разработать руку.

Думаю, через год мальчик о нас забудет. Обе конечности станут одинаковыми. Правая рука будет продолжать расти.

К счастью, во время травмы не пострадала зона роста, хотя ложный сустав сформировался близко от нее.

– Нам рекомендуют после выписки из «Охматдета» показаться своему местному травматологу, — продолжает Татьяна Павловна, — на что сын сразу сказал: «Я туда не поеду!» У него лечение в нашей районной больнице связано только с болью. Денис готов ради десятиминутной консультации киевских специалистов день провести в дороге, лишь бы не показываться нашему врачу.

«Я хотела, чтобы Дениса оперировали лучшие специалисты страны. Поэтому приехала с сыном в Киев»

– Прежде чем решиться на операцию, мы созвали консилиум, включая опытного травматолога профессора Олега Дольницкого, — говорит Владимир Фидельский.  — Невозможно было укрепить место перелома, пересадив небольшой кусочек косточки, взятой в другом месте, — мог начаться рецидив остеомиелита.

В медицинской литературе сказано: ложный сустав и воспаление костей — главные показания для пересадки кости на сосудистой ножке. Только так мы можем обеспечить на пострадавшем участке усиленное кровоснабжение, благодаря чему пересаженная кость будет хорошо приживаться. Чтобы вернуть руке правильное положение, мы соединили кости спицей.

После того как все заживет, вытащим ее.

Сейчас у Дениса в гипсе не только правая рука, но и левая нога. Для пересадки врачи использовали малоберцовую кость голени. Мальчик пока не опирается на ногу, мама носит его на руках. Операция, которую сделали Денису, не новая. Однако выполняют ее редко.

– Насколько я знаю, подобное вмешательство делают в Институте ортопедии и травматологии приблизительно раз в год, — продолжает Владимир Фидельский.  — Как правило, пациенты хирургов — взрослые люди.

В моей же практике было еще двое детей, которым мы пересаживали кость вместе с сосудом. Одному ребенку сделали такую операцию, удалив часть кости со злокачественной опухолью.

А у 17-летнего парня образовался ложный сустав локтевой кости. Мы успешно исправили дефект.

– Знаете, почему я настаивала на том, чтобы нас с сыном направили на консультацию в Киев? — добавляет мама.

 — Как-то прочитала в «ФАКТАХ» о микрохирургах, которые работают в «Охматдете», из статьи узнала, в каких сложных ситуациях они берутся помочь. После всего случившегося хотела, чтобы Дениса оперировали лучшие специалисты страны. Я не ошиблась.

Послеоперационный период у сына протекал без осложнений. Хотя врачи предупреждали, что мог развиться воспалительный процесс, но обошлось.

– К сожалению, нам достаточно часто приходится исправлять ошибки коллег, — говорит Владимир Фидельский.  — Несмотря на большое количество информации, регулярно проводимые семинары и конференции, в районах и областях не всегда правильно оказывают помощь при переломах.

Очень много новорожденных с повреждениями плечевого сплетения. Эту тяжелую травму наносят акушеры во время родов, когда тянут младенца за одну ручку. Сколько мы ни объясняем, почему нельзя так поступать, число пострадавших новорожденных не уменьшается.

Ведь помочь при подобной травме невероятно сложно и часто даже невозможно. У таких деток без лечения развивается атрофия руки.

… Денис пока еще не пробовал взять в правую руку карандаш или ручку и написать несколько слов. Но то, что он уже уверенно берет и удерживает мягкие игрушки, книги, телефон, радует и врачей, и маму. Значит, восстановление началось.

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/18169-posle-togo-kak-moemu-vosmiletnemu-synu-snyali-gips-s-ruki-okazalos-chto-kosti-sovsem-ne-sroslis-a-obrazovalsya-lozhnyj-sustav

Палец даже не сгибался — украинские хирурги провели уникальную операцию по новой методике

Что делать если после перелома палец кривой?

Денис — человек спортивный, и профессию выбрал по душе — собирается стать фитнес-тренером. Но полгода назад получил травму, которую некоторые люди могут посчитать незначительной.

— Собирался пить кофе, нечаянно разбил чашку и порезался осколком, — вспоминает 25-летний парень. — Крови было немного, и я просто наложил повязку на палец. О том, что у меня разрезано сухожилие, узнал только через месяц, когда выяснилось: средний палец на правой руке не сгибается.

Первая фаланга «застыла», так что я не мог нормально взять ни один спортивный снаряд. Это мешало тренировкам. Знакомые подсказали, куда обратиться. А врач Александр Юрьевич Фурманов развеял мои сомнения по поводу того, надо ли делать операцию.

Чтобы восстановить подвижность пальца, он предложил прооперировать меня по новой методике.

За месяц до встречи доктора и пациента на глаза Александру Фурманову попалась статья в медицинском журнале, в которой речь шла о новинках в области хирургии кисти. В частности, о том, что два хирурга из разных стран — Израиля и США — опробовали идею пересадки сухожилия на ногтевую фалангу пальца руки в экспериментальных операциях на трупах.

— Методика не выходила у меня из головы, я часто прокручивал ход возможной операции, представлял, как именно мог бы ее выполнить, — объясняет старший научный сотрудник отдела микрососудистой, пластической и восстановительной хирургии Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А.

Шалимова доктор медицинских наук Александр Фурманов. — Это только кажется, что человеку безразлично, может он сгибать фалангу пальца на руке или нет. Для представителей таких профессий, как музыкант, спортсмен, для публичных людей это может быть жизненно важно.

А если речь идет о парне или девушке, у которых вся жизнь впереди? До сих пор мы могли предложить им только достаточно травматичные и не всегда успешные методики. Та, о которой я прочел в журнале, дала толчок для разработки собственной идеи. И в этот момент на консультацию ко мне пришел Денис.

Он и стал первым в мире пациентом, которому мы полностью восстановили работу ногтевой фаланги пальца, выполнив микрохирургическую операцию — пересадили сухожилие, взятое с предплечья, и палец стал нормально работать.

Через четыре месяца после операции благодаря упорным тренировкам в нашем отделении реабилитации Денис смог сжать все пальцы в кулак! Мы записали на видео и саму операцию, и то, какой она дала результат.

Теперь доклад и видеозапись представим на авторитетной конференции Ассоциации ортопедов-травматологов, которая пройдет в Одессе.

А в международные медицинские издания направим статьи, чтобы коллеги смогли оценить наш опыт.

Денис демонстрирует нам, как работает его рука. При этом парень не скрывает радости.

— Возможно, поначалу я даже не осознавал, насколько все серьезно, считал, что могу обойтись без операции — ну подумаешь, палец не сгибается! — говорит Денис.

— Теперь же понимаю: правильно сделал, что согласился. Правда, пришлось и самому потрудиться: каждый день в течение четырех месяцев выполнял комплекс упражнений.

Но к этому мне не привыкать: постоянные тренировки — основа моей специальности.

*Александр Фурманов: «Прооперировав Дениса по новой методике, мы получили отличный результат»

— Денис стал первым пациентом, прооперированным по новой методике, но уже появились и второй, и третий, — добавляет Александр Фурманов. — Причем одному из них мы одновременно «отремонтировали» фаланги двух пальцев.

Подобные травмы сухожилий встречаются довольно часто — кто-то поранился ножом, строительными инструментами. К инвалидности эта травма не приводит, но качество жизни страдает, возникает психологический дискомфорт.

— Если, например, поврежден большой палец, это серьезно сказывается и на работоспособности…

— Да. Хирургия кисти, безусловно, важнейшее направление, но у нас в стране к нему относились не очень внимательно, в то время как за рубежом оно считается одним из столпов пластической хирургии.

Более того, сформировалась специальность, которая называется терапия кисти, то есть реабилитация после операции.

Ведь человеку приходится потрудиться, чтобы заставить пальцы работать, как раньше, включить мелкую моторику.

— А раньше у нас проводились операции по восстановлению сухожилий в области кисти?

— Да. Это была сухожильная пластика — кропотливая, достаточно длительная операция, которая делается в два этапа. К сожалению, она дает ряд осложнений и после нее нужно заниматься этим пальцем три-четыре месяца, а затем еще три месяца длится реабилитация. Стопроцентной гарантии, что фаланга заработает, не было.

Когда все это мы честно рассказывали пациентам, большинство, подумав, отказывалось от операции. Мол, и так проживу… Бывали ситуации, когда хирург другой клиники, не предупредив о высоком проценте осложнений, давал человеку гарантию, что палец заработает.

Но усилия оказывались безрезультатными и сопровождались потерей времени — минимум полугода — и денег.

— Почему зарубежные хирурги в Америке и Израиле, которые выполняли на трупах пробные операции по пересадке сухожилия, так и не решились применить их у своих пациентов?

— Этого я не знаю, хотя пытался выяснить — написал коллегам письмо, но ответа пока не получил, — отвечает Александр Фурманов. — Их идея, безусловно, очень оригинальна. А дальше весь ход операции надо было выстроить самому: заново продумать и решить все технологические нюансы. У меня 35-летний опыт работы в пластической хирургии. Он, безусловно, помогает это делать.

Сейчас в Украине практически нет возможности отрабатывать подобные операции на трупах. Да и по традиции покойника у нас хоронят с открытыми руками, и они должны быть целыми. На животных приемы хирургии кисти тоже не отрабатываются — другая биомеханика. Приходится включать воображение.

Оно у хирурга должно быть хорошо развито. Кроме того, в ход идут пластилин, бумага. Что-то зарисовываешь. Иногда врачи пользуются компьютерным моделированием. Несколько месяцев в голове «варится» план операции. Думаешь о ней во сне или когда идешь по улице. И вдруг понимаешь: готов.

Тогда появляется пациент…

— И появился Денис. Вы подробно объяснили ему, что собираетесь делать?

— Да. И предупредил, что это новая методика. Малотравматичная операция длилась около часа. Затем следовал достаточно короткий срок реабилитации — по сравнению с другими методиками.

Минимум осложнений. У Дениса мы получили прекрасный результат — полностью восстановлена сгибательная функция ногтевой фаланги, а в итоге — палец сгибается и разгибается.

Другие методики такого результата не дали бы.

— Если бы Денис обратился к вам сразу после травмы, пересадка сухожилия не понадобилась бы?

— В течение первых двух недель сухожилие еще можно сшить и оно срастется. Но обычно человек идет к врачу не сразу. Палец отечный, на него накладывают повязку и ждут, считая, что время лечит. Однако через три-четыре недели такая операция уже бессмысленна.

— Откуда берут фрагмент сухожилия для пересадки?

— Это может быть, например, сухожилие длинной ладонной мышцы. Его длина — 15—20 сантиметров. Без вреда для пациента можно взять даже два фрагмента и спасти два пальца.

— После операции накладывается повязка?

— Палец надо на месяц зафиксировать в определенном положении в гипсовой повязке. Параллельно разрабатываем программу реабилитации: предлагаем упражнения, которые пациент делает сам. Только через четыре месяца можно говорить о результате.

— Чем принципиально отличалась эта операция?

— Использованием иной биомеханической модели. Раньше на место сухожилия, которого нет, врачи пытались ставить трансплантат, надеясь, что он прирастет и будет полноценно работать.

Иногда с помощью операции фиксировали ногтевую фалангу в полусогнутом положении. Теперь сухожилие-трансплантат мы особым образом крепим в двух точках на определенном расстоянии так, чтобы оно работало, как пружина. Возникает тяга.

Это инженерная задача, которую очень элегантно решили врачи.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/276218-prolvdzhv

Вы слышали про трещины костей? Знаете, чего не нужно делать, если сильно порезались? Представляете, чем отличается отделение травматологии от травмпункта?

Московский травматолог Владислав, который представляется в соцсетях как Владик Антонин, или glazzzvlad, с июля ведет в Твиттере тред об интересных медицинских фактах и секретах своей профессии. Anews собрал цитаты и тематические фото из его Инстаграма.

Правда про переломы и недобросовестных врачей

«В природе не бывает трещин костей. Все трещины – это на самом деле самые взаправдашние переломы, это обман чтобы вы не так сильно боялись».

«Умереть от перелома практически невозможно. Исключение – переломы бедра или таза, ну и всякие там открытые переломы, когда кровь из руки хлестает. В остальных случаях от перелома вы скорее всего не умрете».

«Я всего два раза в жизни видел открытый перелом таза. Оба раза это было результатом неравной борьбы хрупкого человека и камаза. В одном случае человек выжил».

«Переломы шейки бедра срастаются. Но только у молодых. У пациентов старше 65 лет шансов на сращение шейки бедра нет».

«Челюстно-лицевые травмы выглядят ужасно, но в практическом смысле самые безопасные(если не захлебнешься кровью)».

«Перелом позвоночника – это не всегда, когда отказывают руки и ноги. Большая часть пожилых пациентов получают перелом позвоночника, и где-то половина из них даже и не знает о том, что у них был такой перелом. Хотя, конечно, переломы с неврологией больше впечатляют. Хирургия позвоночника – это высшая травма, конечно же».

«Умереть от перелома действительно сложно, а вот инвалидом стать можно запросто. Особенно в этом плане коварны лодыжки. Как вы думаете, сколько бывает видов перелома лодыжек? Девять, и это далеко не самая полная классификация».

«Впрочем, это касается любых переломов, которые затрагивают сустав. Хрящ, смещенный более чем на 2 мм, умирает. Если кость сломалась в середине – это х**ня, максимум будет нога/рука кривая. А как вам вариант, что перестанет двигаться запястье?»

«Переломы даже в гипсе имеют свойство смещаться (это когда отломки расходятся в разные стороны). Поэтому вам и делают много разных снимков, если лечат в гипсе.

Или не делают, все зависит от того, насколько добросовестный доктор вас наблюдает в травмпункте. Кстати, сейчас есть негласное распоряжение из всех травмпунктов направлять больных с переломами со смещением в стационары.

Не рассчитывайте на гипс и быстрый уход домой, вам вызовут скоряк и отвезут в каличку».

«Получить перелом при аварии – это ерунда. Гораздо хуже, когда у вас в голове начнет собираться кровь (а ей из головы утекать некуда). Ну и совсем п****ц, если от удара органы внутри метнулись в одну сторону, а потом в другую. В этом случае вас в больничку не довезут».

«Самое х**вое, что может случится с человеком после операции на костях, это инфекция. Если инфекция попала в кость, она там и останется ровно до тех пор, пока эта кость находится в организме. Убрать микробов из пористой и сложно устроенной костной ткани практически невозможно».

Про травмпункты и прививки от бешенства

«Я был в травмпункте всего один раз. Мне делали прививку от бешенства. Кстати, это, пожалуй, один из двух поводов, по которым вам могут там помочь. Лучше не пренебрегать прививками. В России около 100 человек (вроде) умирает от бешенства ежегодно, поверьте, эта не та смерть, которой стоит умереть».

«Второй – это вывих плеча. Да и то, вправлять его вам будут под уколом кеторола, что, мягко говоря, не обезболивает. Кстати, когда вам вправляют вывих, лучше всего расслабиться. Болеть будет меньше, да и вправится быстрее».

Про конечности: «За руку будут бороться до конца, а вот ногу проще отрезать»

«Когда вы порезали себе палец или кисть, неудачно порезав салат, наложив повязку, лучше всего сразу вызвать скорую. Идти в травмпункт бессмысленно, а бежать в больничку может оказаться бесполезным.

Дело в том, что кистью занимаются специальные врачи – кистевые хирурги. Лучше, если вы сразу окажетесь у них, это гарантирует вам то, что все пальцы у вас будут сгибаться и разгибаться в прежнем объеме».

«Если вам повезло и вы отрубили себе пальчик целиком, возьмите его с собой. Скорее всего, его можно будет пришить обратно, но тут уже никаких гарантий. Палец может не чуствовать после реимплантации, некоторые отказываются».

«Если вам повезло еще больше, и задето уже что-то побольше, чем пальчик, ничего не трогайте и звоните 03. Благодаря современным технологиям, мы вернем вам руку/ногу».

«Но травматологи очень прагматичны. За вашу руку будут бороться до конца, а вот с ногой, если дело не очень, то проще отрезать. Я серьезно, протезирование нижних конечностей достаточно неплохо развито, а вот готовы ли вы пережить 3 года реконструктивных операций, большой вопрос».

«При этом нога ваша будет выглядеть совсем не так, как изначально. А работать-то кто будет? В современной медицине скорость возвращения пациента к труду играет не последнюю роль. На протезе вы в офис вернетесь уже через месяц».

«Все это не просто от лени, реально спрашивают чуваков, которым там ногу всеми способами спасали, а они такие: да за***ли, если честно, я тут уже в 10 раз лежу, уж лучше бы отрезать и все».

Про технологии: «Через 10 лет операцию вам будет делать робот»

«Вся современная травматология – это высокотехнологичная наука. Круче, наверное, только нейрохирургия и сосудистая. Скачок в технологиях дал нам столько возможностей, мы можем пофиксить любой перелом».

«На каждую косточку есть отдельный имплантат, все дело только в деньгах. Сколько вы готовы потратить на свое лечение? Травма – самая затратная в медицине штука, нет ни одного травматологического отделения в России, которое было бы прибыльным».

«У высоких технологий есть и свой минус. Травматологи станут первой врачебной специальностью, которых полностью заменят роботы. Так что не удивляйтесь, если через 10 лет операцию вам будет делать робот».

Про будни травматолога и алкоголь

«Большинство манипуляций в травматологии не требуют большой физической силы. Современное оборудование позволяет работать в травме даже хрупким девушкам».

«В 90-е годы нормой считалось, что бригада травматологов на дежурстве была в состоянии от „подшофе“ до просто бухих. Сейчас такого нет, конечно же».

«Чего не скажешь про основной наш поток пациентов. Немного можно понять поток алкоголя на праздники, но и в обычные рабочие дни процентов 60 пациентов – пьяные».

«Один раз мужик сломал голень. То, что нога в разные стороны гнулась не там, где надо, его не смущало. Смутило отсутствие водки. Приехал в больницу».

«Оставшиеся 40% – это в основном бабушки, легко ломающиеся от любого соприкосновения с твердыми поверхностями».

«В сезон через меня проходит до 30 человек за день. Это больше чем один человек в час, и с каждым надо что-то сделать. Сезон – это конечно гололед. По ощущениям, самое страшное – это первый день со льдом, народ только начинает привыкать к эквилибристике (получается так себе)».

«У нас норма – это когда ты в восемь пришел на работу, а в два ночи только первый раз пожрал, например».

Практические наблюдения и советы травматолога

«Советы пристегиваться в машине отнюдь не от большой любви к производителям ремней. По статистике, если вы покинули салон автомобиля через лобовое стекло, ваши шансы примерно 20%.

На каждый такой совет конечно же найдутся сотни людей, у которых знакомый выжил только благодаря тому, что он был не пристегнут.

Но вот пристегнутые чаще приходят сами, а не пристегнутых привозят и часто уже не увозят».

«По личным наблюдениям, максимальный этаж, с которого человек может упасть и выжить – пятый. Выше уже очень маловероятно. Хотя были случаи, когда человек выжил после падения с седьмого этажа».

«Помню, как Варламов писал про то, что шлемы для велосипедистов – зло. Также я помню своего коллегу, который лежал месяц в нейрохирургии с переломом основания черепа. (Был без шлема, конечно же).

Вообще никогда не понимал велосипедистов, которые гоняют по дорогам без защиты. Я бы одевал их как мотоциклистов, в черепаху».

«Бег очень полезен для здоровья и вреден для коленок. Чтобы следить за одним и не убить второе, люди изобрели ВЕЛОСИПЕД. Ну или эллипс».

«Если у вас ни с того ни с чего заболели коленки, прежде чем выкладывать шесть кусков рублей за МРТ, сходите за два к травматологу. В некоторых случаях это поможет сэкономить оставшиеся четыре».

«В РФ у вас всегда есть выбор отправиться в ОМС, где железо вам купит Путин, а вот за границей это может стать критичным. Поэтому если вы едете кататься на лыжах или прыгать с парашютом, не жмите пару тысяч рублей за покрытие имплантата (в медицинской страховке. – Прим. ред). Иначе придется выкупать три места в аэрофлоте и возвращаться домой».

«Мой самый большой страх на отдыхе – это сломать ногу, я же реально знаю, чем это может закончиться для моего кошелька».

И напоследок…

Смешная, но нешуточная история от травматолога

«Один раз мужик летом после душа завернулся в полотенце и пошел за пивком. Когда он наклонился к морозилке, его верный пес оттяпал ему член. Мораль: либо надевайте трусы, либо покупайте холодильники с морозилкой наверху».

Смотрите дальше: «В кино о нас показывают бред». Судмедэксперты о секретах профессии

Источник: https://www.anews.com/p/95174953-nogu-proshhe-otrezat-otkroveniya-moskovskogo-travmatologa/

Терапевт Лебедев
Добавить комментарий